• 3259
Пять ниш, где НПО могут реально помочь государству

Анна Гусарова, аналитик, специально для Vласти

2 декабря глава государства подписал закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам деятельности неправительственных организаций» (Далее закон об НПО). Ранее известные правозащитники и эксперты высказывались против принятия данного законопроекта и призывали Президента наложить вето. Несмотря на то, что закон вызвал широкий общественный резонанс, факт его принятия не получил широкого освещения в информационном поле страны.

В Казахстане, как и во многих других постсоветских государствах, априори по постсоветской инерции принято не доверять неправительственному сектору. После серии «цветных революций», событий «Арабской весны» и разного рода проявления протестных настроений в странах Ближнего Востока и АТР критика в адрес неправительственных организаций только усиливалась. Политика России в отношении иностранных некоммерческих организаций и принятие ужесточающего законодательства придали импульс к развитию аналогичных дискуссий в соседних странах СНГ.

В свое время в Азербайджане и Узбекистане были приняты «драконовские» законы в отношении третьего сектора, ограничивающие и выводящие его деятельность за пределы правового поля. Аналогичные меры в Турции встретили более активное сопротивление со стороны гражданского общества, что вылилось в массовые протесты, демонстрации и жесткое противостояние с властью. Недавно в Камбодже был принят закон, также сужающий права НПО и возможность работы в полную силу. В большинстве случаев принятие подобных мер приводили к отталкивающему эффекту - митингам, массовым протестам и столкновениям с полицией.

Мифологизация НПО традиционно обусловлена существовавшими на протяжении многих десятилетий стереотипами. Среди них обычно представлены следующие: «предвестники цветных революций», «инструменты политического влияние», «иностранные агенты». Принято считать, что сбор информации, замеры общественного мнения, контакты с политическими и общественными деятелями - традиционно характерны для первого сектора. Этим занимаются зарубежные дипломатические миссии в странах своего пребывания. Только в отличие от НПО их деятельность не может быть ограничена государством пребывания.

Ограничение прав и сфер деятельности НПО, предпринимаемые попытки контролировать и секъюритизировать неправительственный сектор следует рассматривать совершенно в другой плоскости - отделяя зерна от плевел. Чрезмерная зашоренность темы НПО не позволяет рационально взвесить и оценить их возможности и влияние на общественную ситуацию с точки зрения естественного демократического процесса и полноценного участника гражданского общества. Поэтому крайне важно понимать реальные сильные стороны неправительственных организаций, о которых забывают, не говорят или же интерпретируют в другом русле.

Ниже представлены пять ключевых сфер, где НПО могут и должны стать сильным звеном:

1. Терроризм, насильственный экстремизм и дерадикализация. «Пятница 13» (13 ноября 2015 года, теракты в Париже - прим. автора) стала новым рубежом в деятельности международной антитеррористической коалиции. Мать одного из террористов заявила бельгийскому информагентству (Het Laaste Nieuws - прим. автора), что ее сын находился в напряженном состоянии и совершил эти деяния случайно и ненамеренно. Серия масштабных терактов в столице европейского мира вновь обнажила проблему дерадикализации и необходимости работы с населением, в том числе в сфере безопасности, морального и психологического состояния и поведения.

Сегодня «умные» и мягкие подходы к дерадикализации признаны более успешными, чем военные методы, и менее способствующими росту нового поколения насильственных экстремистов. Утверждение о том, что «если мы не поговорим с членами семьи, тогда это сделают террористы», можно постоянно услышать от официальных лиц в Эр-Рияде, Сана, Сингапуре и Куала-Лумпуре. Причем в Сингапуре и Турции социальные и экономические нужды заключенных и их семей удовлетворяются как обществом, так и общественными организациями, таким образом, сберегая бюджетные средства.

В Израиле борьбой с пропагандой идей терроризма в интернете в основном занимаются неправительственные организации. К примеру, Международный институт по противодействию терроризму (International Institute for Counter-Terrorism) предоставляет информацию об истории терроризма, положении дел, масштабах угрозы, способах и формах борьбы и принимаемых государством мер. Израильские общественные организации пытаются донести до граждан идеи недопустимости пособничества экстремистам и проявления «гражданской» халатности.

В Англии и Уэльсе действует благотворительная организация Active Change Foundation. Одной из ее задач является интегрирование и включение осужденных за экстремистскую деятельность людей в общество и построение устойчивых к насильственному экстремизму сообществ. Аналогичные объединения существуют во многих других странах Евросоюза.

Особое место в дерадикализации занимает инициатива «Сестры против насильственного экстремизма» (SAVE - Sisters Against Violent Extremism) под эгидой Женщин без границ (Австрия). Ее глава Эдит Шлаффер считает, что главная цель - привлечь матерей, чтобы они не давали своим сыновьям и соседям, многие из которых страдают от безработицы и чувства несправедливости, «прыгнуть в бездну». Эта инициатива была активно поддержана женскими сообществами в Пакистане и Нигерии, где экстремистская активность очень высока.

В Казахстане часто фиксируются призывы к оказанию содействия госорганам со стороны НПО в противодействии насильственному экстремизму. Еще в 2011 года аким города Алматы Ахметжан Есимов (ныне председатель правления АО «Национальная компания «Астана ЭКСПО-2017») считал, что «работа по стабилизации религиозной ситуации была бы намного больше, потому что общественный сектор обладает существенной силой, знанием и опытом в этом вопросе». Мало кто знает и знаком с деятельностью ОФ «Информационно-консультативная группа «Перспектива». Они оказывают помощь пострадавшим от деструктивных религиозных течений.

2. Правозащитная деятельность. Принято считать, по традиции западные правозащитные организации, впрочем, и политический истеблишмент этих стран, критикуют другие государства, где нарушаются основные права и свободы человека. Или используют правозащитную риторику для реализации своих национальных интересов или давления на политическое руководство.

Очевидно, позиции страны в глобальном рейтинге свободы (Freedom House, Amnesty International), индексе благотворительности (Charities Aid Foundation) и устойчивости организаций гражданского общества (USAID Central Asia) влияют на развитие человеческого капитала, отражают привлекательность и степень развитости страны и общества.

Однако когда идет речь о правозащитных НПО, важно понимать, что большинство граждан не имеют представления об их функциях и деятельности. На практике такие организации выступают в защиту прав наиболее уязвимых слоев общества - детей, беженцев, людей с ограниченными возможностями, преклонного возраста, мониторингом положения в пенитенциарных учреждениях с целью контроля применения пыток и унизительного обращения к осужденным, пр. Это именно те сферы, которые «слабые» государства не готовы или же не в состоянии финансировать.

Согласно ст. 12 Закону РК от 16 июня 1997 г. N 126 «О государственных социальных пособиях по инвалидности, по случаю потери кормильца и по возрасту в Республике Казахстан», месячные пособия по инвалидности не превышают 1,78 прожиточного минимума, т.е. 38 тысяч тенге. При этом Венера Кулушева, представитель инициативной группы матерей, воспитывающих детей с ограниченными возможностями, отмечает, что «ежемесячно на этого ребенка тратится около 175 тысяч тенге». Развитие и поощрение деятельности благотворительных и общественных фондов, максимальное облегчение их работу ради всеобщего блага не должны подвергаться сомнению. В правовом государстве, которое сейчас строит Казахстан, НПО могли бы оказать государству большую помощь в вопросе защиты прав человека и гражданина.

3. Консалтинг в решении повседневных проблем. Сотрудничеством «на местах» называют взаимодействие НПО с местной властью в деле информирования и поддержки граждан в их повседневной жизни. Это бесплатные, конфиденциальные услуги или консультации по любому вопросу, которые касаются разных сфер жизнедеятельности общества.

Эта форма сотрудничества государства с НПО зародилась в Великобритании в годы Второй мировой войны и трансформировалась в национальных масштабах. По данным Европейского центра некоммерческого права, в стране бюро действуют в более чем 2800 городах Англии, Уэльса и Северной Ирландии.

Английская модель была успешно адаптирована в реалиях Польши и Чехии. К примеру, в Литве правительство признало, что в условиях постоянно меняющейся социально-экономической ситуации граждане испытывают все большую потребность в качественных услугах и информации. А государства и местные органы не в состоянии обеспечить реализацию всех необходимых услуг.

Как показывает практика, НПО в стране появляются из-за отсутствия возможности решения той или иной проблемы на местах. «Людям, попавшим в беду, приходится объединяться, чтобы как-то помочь своим детям и близким. Это социально уязвимые слои общества. Деятельность организаций фокусируется на решении конкретных вопросов»,- рассказала Аружан Саин, общественный деятель и руководитель благотворительного фонда «ДОМ» на гражданском форуме Казахстана.

В условиях нарастания проявлений социальной несправедливости, ухудшения качества правосудия и снижения судебной защиты прав и законных интересов граждан требуется модернизация судебной системы. От слабых звеньев судебной системы намерены избавляться по мере реализации второй институциональной реформы, выдвинутой президентом Назарбаевым.

В этом направлении - продвижении верховенства права - уже активно работает одна из старейших правозащитных организаций в стране - Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности. Юристы оказывают бесплатную консультационную правовую помощь нуждающимся гражданам (малоимущие слои населения) и принимают обращения о нарушениях их прав и свобод.

4. Образование. Не вдаваясь в детали, наше общество в большинстве своем с недоверием относится к НПО. Государство часто подозревает деятелей неправительственного сектора в «неправильном» образовании. С каких пор соблюдение и реализация конституционных прав человека стала чем-то из ряда вон выходящим?! В большинстве постсоветских государств эта проблема в той или иной степени присутствует в публичном поле.

Знание своих прав и свобод, впрочем, как и обязанностей формирует законопослушного гражданина. Каждый владеющий этой информацией хотя бы на элементарном уровне в итоге образует общество с критическим мышлением и правовой культурой.

Большинство же наших граждан просто не задумываются о важности правовой грамотности. Все жалуются на коррумпированность государственных чиновников. Однако мало кто знает, что следует делать и как себя вести, если столкнулся с коррупцией. Работа Transparency Kazakhstan в этом направлении обретает особую важность и актуальность. А участие общественных объединений и организаций с учетом региональной и иной специфики позволит усилить эффект правового образования и воспитания граждан.

5. Политическая деятельность. Диалог граждан с властью станет эффективнее при участии общественных объединений и НПО. Они обладают признанным и широким опытом, специальными знаниями и потенциалом в областях, которые имеют особое значение для выполнения стратегических важных государственных задач.

Поскольку граждане сегодня отчуждены от процессов принятия социально-политических решений, это рождает в них чувство неудовлетворенности. В социальных сетях казахстанцы все чаще сетуют на разъедающую все вокруг несправедливость: низкие заработные платы, грязь и мусор на улицах, бескультурье на дорогах, судебный произвол. В этой связи развитие местного самоуправления, политической культуры, политического диалога – тоже пространство, где НПО могут играть именно конструктивную роль.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...