Словосочетание «права человека» очень непопулярно у казахстанских госорганов, констатируют правозащитники

Тамара Вааль, Астана, Vласть

Фото Жанары Каримовой

Последние пару лет ситуация с правами человека в Казахстане характеризуется экспертами как противоречивая. Вроде бы есть определенные подвижки, но в то же время, происходит ужесточение законодательство и остается нерешенным большой блок вопросов, например, независимости омбудсмена, назначаемого президентом страны. Как заявили в пятницу в ходе брифинга в Астане казахстанские правозащитники, словосочетание «права человека» является очень непопулярным у госорганов.

«В первую очередь, остановлюсь на самой процедуре законотворческого процесса, так, как это сейчас происходит в Казахстане. Понятно, что создание любых законотворческих реформ и инициатив в развитых странах предполагает активное участие гражданского общества, как одной из сторон в диалоге и конструктивном сотрудничестве для создания нормальных законодательных актов. И в этом ключе особо настораживает то, что сейчас НПО фактически не вовлечены адекватно в процесс обсуждения многих законодательных инициатив, которые затрагивают права человека в Казахстане», - рассказала заместитель директора Центра исследования правовой политики Татьяна Зинович.

Ни для кого не является секретом, что большинство проектов законов разрабатываются внутри ведомств, и только в последнее время заметны некоторые позитивные изменения: «Депутаты начинают самостоятельно выходить с законодательными инициативами и мы очень приветствуем этот процесс, потому что взаимодействие гражданского сектора с парламентом сейчас носит достаточно эффективный характер. А вот взаимодействие с министерствами и ведомствами такой характеристикой не обладают».

По ее словам, очень много законодательных актов готовятся со стороны генеральной прокуратуры, Верховного суда, ключевых министерств, которые не вовлекают в рабочие группы представителей гражданского сектора, которые специализируются на правах человека.

«Даже если мы допускаемся к прямой работе, - уточнила она, - к дискуссиям и диалогу по вопросам создания и регуляции норм, затрагивающих права человека, степень нашего влияния крайне низкая. Нас могут выслушать, но воспринимать наши рекомендации не будут».

Кроме того, отметила эксперт, есть пласт подзаконных актов, которые министерства генерируют без вовлечения гражданского сектора. И, как правило, подчеркивает Зинович, «именно эти документы наносят больший ущерб правам человека, нежели сами положения законодательных актов».

Вторая тенденция, которую наблюдают эксперты, это степень влияния различных международных институтов и механизмов по продвижению прав человека в Казахстане.

«Сейчас словосочетание «права человека» в Казахстане – очень непопулярное среди госорганов, – считает эксперт. - И ссылки на международные обязательства Казахстана, которые очень часто делаются со стороны НПО, тоже непопулярны среди госструктур. Единственным полезным рычагом является инвестиционная привлекательность и вопросы экономического развития. В этом ключе Казахстан готов идти, видимо, на какие-то уступки международному сообществу, и все существенные последние реформы, которые происходили в части регуляции крупных институтов, в вопросах независимости судебной власти, вопросов экономического взаимодействия, они продиктованы политическими и экономическими амбициями по присоединению к организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР)».

Директор Казахстанского международного бюро по правам человека Евгений Жовтис подчеркнул, что общая ситуация с развитием прав человека в последние год-два характеризуется как «противоречивая». С одной стороны эксперты наблюдают бОльшую открытость государства, его склонность к дискуссии и диалогу, предоставлению площадок и возможностей высказаться.

«Это позитивный процесс, его можно только приветствовать, поскольку он представляет нам возможность выдвигать какие-то альтернативы, получать обратную информацию и вести дискуссию. Скажу больше, что этот процесс, помимо того, что он стал более открытым, в последние пару месяцев он стал более открытым с точки зрения парламента и деятельности рабочих групп по различным законопроектам, которые были внесены правительством в парламент. В том числе и законов, касающихся интересов гражданского общества. Более того, скажу, что этот диалог или эта большая открытость стала приобретать институционализированный характер - как с точки зрения (например) функционирования консультативно-совещательного органа диалоговая площадка по человеческому измерению при МИДе, так и создание новых диалоговых структур в виде общественных советов, рабочих групп и так далее», - объяснил он.

Одновременно с этим эксперты наблюдают и тревожные тенденции. Прежде всего, по словам Жовтиса, они связаны с рядом законодательных инициатив или продолжения законодательных инициатив, в том числе, по профилактике или предупреждению терроризма и экстремизма.

«Это выражается в том, что весь блок законопроектов, касающийся общественных организаций становится все более репрессивным, представляющим все больше возможностей для контроля, повышения каких-то процедур отчетности, хотя все некоммерческие организации и так являются юридическими лицами и отчитываются в налоговые органы. И этот процесс все время усиливается, особенно в отношении религиозных организаций. Потому что закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» и так крайне репрессивный, становится еще более в этом смысле жестким. Мы по этому вопросу все время выступаем с очень резкой критикой, говоря о том, что средства, которые используются, они совершенно не направлены на борьбу с экстремизмом и терроризмом, они просто создают проблемы обычным немногочисленным религиозным группам, общинам», - считает жовтис.

То же самое, по его мнению, можно сказать по законодательству о мирных собраниях.

«Сам закон не меняется, но меняется ответственность за его нарушение или добавляются какие-то дополнительные нормы или статьи. То же можно сказать о законодательстве о свободе слова и средствах массовой информации. И весь блок, так называемых, политических статей, которые имеются в уголовном кодексе и кодексе об административных правонарушениях, все время ужесточается. По существу, происходит такая стигматизация третьего, особенно активного, сектора независимых журналистов, политической оппозиции и так далее, что нам представляется не очень разумным», - заявил эксперт.

«Еще один момент, насколько мы знаем, готовятся поправки в целый ряд нормативных актов, в том числе в уголовный, уголовно-процессуальный и уголовно-исполнительный кодексы, опять же, в же закон «О религиозных объединениях», «О СМИ». Причем, все это в достаточно жестком, быстром режиме, поэтому мы не успеваем реагировать на это адекватно, готовить серьезные экспертные заключения. Мы участвуем в деятельности рабочих групп, мы пытаемся что-то сделать, но мне это напоминает не работу по улучшению законодательства, а работу по харм-редакшн. То есть, мы только пытаемся как-то сократить тот вред, который возможно, с нашей точки зрения, это законодательство принесет», - резюмировал он.

Представители Amnesty International в этом году также отметили ряд нарушений прав человека в Казахстане. Основные нарушения, по словам представителя организации Татьяны Чернобиль, связаны со взаимоотношениями граждан и правоохранительных органов, особенно, когда речь заходит о пытках.

«Жертвы остаются деморализованными и опустошенными. Использование пыток правоохранительными органами Казахстана остается непроверенным и безнаказуемым. Мы имеем дело с жертвами пыток. Прокуроры и другие органы правоохранительные на самом деле верят тому, что жертвы придумывают какие-то вещи и не верят тому, что на самом деле пытки имели место быть, и они пытаются это придумать для того, чтобы избежать наказания за свои преступления. Прокуроры зачастую игнорируют те экспертизы, которые предоставляются медучреждениями в доказательство таких пыток», - заявила она.

Кроме того, недавние исследования показали, что те, кто защищают права человека и те, кто работают по сообщениям, связанным с истязаниями и пытками, также подвергаются гонениям. По ее словам, очень часто и адвокаты сталкиваются со сложностью получения доступа к своим клиентам, которые находятся в заключении. А институт омбудсмена по правам человека не является полностью независимым.

«Совет, который находится при офисе омбудсмена, также подвергается сомнению его независимость. В Казахстане омбудсмен назначается президентом непосредственно, и его деятельность регулируется президентским указом. Для того, чтобы предпринять незапланированные визиты, экспертам приходится получать письменное согласие омбудсмена, и это можно сделать только в рабочие часы, что не позволяет таким экспертам быстро реагировать на сообщения о возможных истязаниях и пытках», - заключила она.

Репортер Vласти в Астане

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...