Генпрокуратура выработала 44 меры для борьбы с педофилией

Тамара Вааль, Астана, Vласть

В генеральной прокуратуре разработали проект «Защитим детей вместе», согласно которому в стране масштабно будут защищать детей от преступлений сексуального характера. В четверг в рамках коллегии генеральной прокуратуры заместитель генпрокурора Андрей Кравченко озвучил предложения, которые ведомство хочет внедрить в стране. В частности, провести психический анализ тех, кто уже сидит в тюрьмах за совершение преступлений такого характера, ловить потенциальных педофилов «на живца», создать специальные следственные подразделения, открыть в Астане центр реабилитации для жертв преступлений сексуального характера. Всего 44 меры.

Как заявил Кравченко, природа таких преступлений на сегодняшний день до конца так и не изучена. Тем не менее, есть два общих подхода правоохранительной и социальной профилактики. Первый – это прогноз действий потенциального преступника, второй – защита жертвы и раннее выявление признаков насилия.

За последние несколько месяцев прокуроры изучили сотни уголовных дел, связанных с изнасилованиями детей, чтобы выработать стратегию и меры борьбы с ними. В итоге, была разработана дорожная карта «Защитим детей вместе», которая содержит 44 рекомендации. Документ уже направлен в государственные органы на согласование, и в ближайшее время прокуроры планируют начать его реализацию.

Первое направление, рассказал заместитель генпрокурора, – это работа с лицами, осужденными за половые преступления.

«Сейчас в отношении совершившего такого преступления лица не проводится специальных исследований, не изучается, как протекало его детство, были ли психологические травмы, факты насилия. То есть – весь комплекс сведений, который может дать ответ на вопрос: что толкает его на совершение преступлений, что от него вообще ожидать? Выясняем лишь – вменяем он или нет», - объяснил Кравченко.

А тем временем, в зарубежных странах такой преступник обследуется всестороннее, составляется его подробный психопортрет. Исходя из чего определяется, как его лечить, как контролировать и сможет ли он стать нормальным членом общества.

«Сегодня у нас в тюрьмах 1229 насильников. Рано или поздно они выйдут на свободу. Но с ними какая-либо понятная, осмысленная профилактическая работа не проводится. Поэтому предлагаем, во-первых, каждому, совершившему такое преступление проводить специальное психиатрическое обследование на предмет выявления сексуальных отклонений. По результатам должна составляться программа лечения и рекомендации на период отбытия наказания», - пояснил он.

Фактически, по его словам, требуется совершенно новая модель взаимоотношений между специалистами криминальной психиатрии и следователями. Следователи должны поставлять специалистам все данные о преступнике, а специалисты криминальной психиатрии должны стать «активными игроками» в процессе расследования преступлений. Такое же обследование, считает Кравченко, должно проводиться и в отношении освобождаемых лиц.

Прокуроры также предлагают ввести особый порядок административного надзора за лицами, осужденными за половые преступления и освобожденными из мест лишения свободы. В частности, обязать их чаще отмечаться в специальных органах, ввести дополнительные ограничения и запреты.

Следующее направление – профилактика вокруг потенциальной жертв и раннее выявление признаков насилия.

«Нам кажется, что нужно всем понять и согласиться, что любые признаки сексуального интереса к детям, агрессия и неадекватное поведение в семье является маркерами или сигналами возможного будущего насилия. Людей, у которых мы раз за разом это видим, следует сразу же проверять на психические отклонения по представлениям в суд со стороны правоохранительных органов. Основаниями к этому могут стать жалобы родственников, соседей и самих детей. Мы фактически предлагаем дать право полицейским реагировать именно таким образом на то, что они видят каждый день. Тем, кто считает это слишком жесткой мерой, я хочу напомнить, что у нас люди часто не готовы открыто заявлять о сексуальном насилии. Почему? Потому что преступниками нередко являются знакомые лица, отцы, отчимы, братья и другие родственники», - заявил заместитель генпрокурора, сразу пресекая вопросы.

Кравченко отметил, что зачастую жертвы изнасилования опасаются «позора и осуждения со стороны общества, а дети подвержены, конечно, страхам, стыду и не в состоянии дать произошедшему объективную оценку». И такое поведение жертвы и их близких стало «базой высокой латентности половых преступлений», что в итоге, приводит к безнаказанности и новым случаям.

«Фактически именно поэтому нет и возможности до конца сегодня понять масштабы этой проблемы», - констатировал прокурор.

Чтобы разрушить этот негативный подход важно создавать условия для выявления каждого случая насилия и предпосылок к нему. Поэтому для выявления признаков насилия прокуроры предлагают процесс ежегодных медосмотров школьников дополнить визитами к гинекологам и хирургам. Плюс, считают они, это станет «сдерживающим фактором для насильников из близкого окружения».

Другим способом выявления преступлений может стать господдержка таким движениям, как «Не молчи», инициатор которого Динара Смаилова через соцсети рассказала свою историю и призвала другие жертвы не молчать. Это движение уже поддержало несколько тысяч казахстанок.

Мировой опыт показывает, что одним из самых важных звеньев по выявлению насилия являются учителя, которые каждый день общаются с детьми и могут уловить изменения в их поведении. «Мы предлагаем министерства образования и внутренних дел вместе с нами провести и обучить международной известной методике 300 педагогов из каждого района и города нашей страны. В последующем эти люди могли бы сами быть тренерами для остальных учителей. В результате, за достаточно короткий срок появится целая армия людей, понимающих всю проблему, а главное, знающих, что делать», - предложил Кравченко.

Кроме того, для выявления потенциальных преступников необходимо активно использовать возможности.

«Посмотрите, в США в 2013 году ФБР в течение двух недель на контролируемом порносайте выявило свыше 5 тысяч преступников. В Норвегии на большинстве сайтов есть красная кнопка. Если в сети ребенок сталкивается с подозрительными попытками знакомства и обхаживания, он нажимает на эту ссылку и сразу же попадает на страницу национальной службы уголовного розыска, где он может оставить сообщение о домогательстве. Почему не делать то же самое у нас в стране, или что, у нас для наших оперативных служб это будет большая проблема создать фейковые сайты и как на наживку ловить преступников? Нет, конечно. Это не проблема. И это можно сделать в короткое время», - сказал он.

Следующая важная вещь – это создание специальных следственных подразделений или групп. Кравченко привел статистику, согласно которой, прокуроры отменили решения о прекращении 238 дел и 80 прерываний сроков расследований уголовных дел.

«По-нашему мнению, это слишком много. При расследовании таких преступлений нужен опыт следователя, а еще лучше – специализация, наличие специальных познаний психологии, тактики и методики ведения таких дел. Поэтому с учетом международного опыта обращаюсь к МВД: прошу рассмотреть вопрос создания специализированных подразделений или групп по расследованию половых преступлений», - продолжил вносить предложения прокурор.

При этом, несмотря на текущую ситуацию в стране до сих пор нет специализированных центров по реабилитации несовершеннолетних, подвергшихся сексуальному насилию. Обучение и подготовка специалистов такого профиля тоже не ведется. Поэтому, считают прокуроры, нужна целостная реабилитация, которая будет включать в себя медицинскую, психологическую, социальную, правовую помощь, а также подготовку и переподготовку специалистов. И международный фонд ЮНИСЕФ может оказать в этом поддержку.

«Мы посоветовались с ЮНИСЕФ и решили в проект плана действий заложить проработку создания центра поддержки и реабилитации детей – жертв сексуального насилия. Мы думаем, почему бы министерству здравоохранения и социального развития с акиматом Астаны не сделать такой центр в качестве пилота в столице? ЮНИСЕФ готов оказать консультативную помощь. Но только подумайте, такой центр даст нам новые возможности для выявления слабых мест, новые идеи, куда идти и как помогать. Он мог бы стать базой для работы команды специалистов, которую мы никогда еще не видели в Казахстане. Мы обращаемся и к другим акимам, кто, возможно, захочет стать пионером в столь благородном деле», - заключил прокурор.

В заключение Кравченко напомнил, что по инициативе уполномоченного по правам ребенка в стране создается единый колл-центр с номером 111, по которому можно обратиться за защитой.

«Я предлагаю всем способствовать тому, чтобы этот номер был всегда перед глазами наших граждан, среди которых могут находиться и потенциальные и реальные жертвы насильников», - резюмировал он.

Репортер Vласти в Астане

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...