Новая информполитика: министерство идет на уступки

Маргарита Бочарова, Vласть

С ноября прошлого года идет обсуждение поправок в законодательство по вопросам информации и коммуникаций. В середине декабря ответственное ведомство разместило на своем сайте промежуточные итоги этой дискуссии. Vласть внимательно ознакомилась с обнародованным документом и выяснила, в чем министерство все-таки уступило общественникам и журналистам, а в чем осталось принципиально непоколебимым.

Первый вариант законопроекта, представленный широкой общественности, предполагал вменить в обязанность журналисту необходимость проверять достоверность информации вместо того, чтобы считать это его правом. Предложения и замечания медиа-экспертов не смогли кардинально повлиять на позицию министерства, однако побудили ведомство дополнить соответствующую статью закона о СМИ. Министерство намерено обязать журналиста проверять достоверность информации «путем направления запросов соответствующим лицам и (или) организациям, поисков либо иными способами, не запрещенными законодательством Республики Казахстан». Каким образом уполномоченный орган будет контролировать этот процесс, по-прежнему не ясно.

Изначально ведомство также предлагало ограничить круг вопросов, которые журналист может в устной форме задавать чиновникам – информация по устному запросу могла носить лишь справочный характер. После консультаций с медиа-сообществом перечень этих вопросов из закона исключили полностью и закрепили за журналистами право обращаться к официальным лицам с устными запросами по разъяснению официальных сообщений. Кроме этого, министерство четко определило сроки ответов на письменные или электронные запросы. Общедоступная информация должна быть представлена в течение пяти дней, в остальном же ответ на запрос должен быть подготовлен в течение 15 календарных дней, если не требуется получение информации от других должностных лиц или проверка с выездом на место.

Помимо этого, ведомство включило в законопроект и новую норму о том, что «за непредоставление или несвоевременное предоставление ответа на запрос государственные служащие несут дисциплинарную ответственность в соответствии с законами Республики Казахстан». Другие поправки в эту же статью, к слову, подробно описывают все немногочисленные причины, на основании которых госорган вправе отказать СМИ в предоставлении запрашиваемой информации.

В первоначальной редакции законопроекта министерство настаивало на том, чтобы осуществлять процедуру опровержения в средствах массовой информации в досудебном порядке. После обсуждения спорной нормы с журналистами и экспертным сообществом ведомство пошло на некоторые уступки, хотя принципиальный смысл поправки остался прежним. СМИ, не располагающее доказательствами того, что распространенные им сведения соответствуют действительности, обязано опровергнуть их в течение двух суток (ранее авторы указывали одни сутки). Однако вместе с этим в закон вводится новое понятие – своеобразная альтернатива официальному опровержению: «Гражданин или юридическое лицо, в отношении которого средствами массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или законные интересы, имеет право на бесплатную публикацию своего ответа в тех же средствах массовой информации».

Еще одним сомнительным нововведением была статья в закон о СМИ, регламентирующая деятельность уполномоченных лиц или подразделений по взаимодействию с масс-медиа в рамках каждого госоргана. Благодаря вмешательству профессионального сообщества министерство полностью пересмотрело содержание задач пресс-служб, которые в первоначальной редакции были ориентированы исключительно на защиту интересов официальных лиц. Теперь же пресс-секретари должны будут, в первую очередь, заботиться о том, чтобы предоставить журналистам необходимую и достоверную информацию, содействовать в подготовке интервью, обеспечивать аккредитацией, готовить своевременные ответы на поступающие запросы, организовывать пресс-конференции и брифинги. Любопытно, что в первом варианте законопроекта задача по информированию СМИ стояла на последнем, седьмом, месте.

Благодаря обсуждению в рамках рабочей группы удалось исключить из законопроекта такой сомнительный термин как «персональные данные ограниченного доступа». Тем не менее, ведомство по-прежнему собирается обязать журналистов получать письменное согласие от лица или его законного представителя на распространение в средстве массовой информации личной, семейной, врачебной, банковской, коммерческой и иной охраняемой законом тайны.

Министерство не пересматривало норму о том, что СМИ не несет ответственности за распространение недостоверных сведений, если они содержались в сообщениях других информационных ресурсов. Единственной поправкой стало то, что ответственность не наступит только при условии, что журналист в своем материале сделает ссылку на источник цитируемого сообщения.

Кроме этого, члены рабочей группы вносили множество предложений по расширению компетенций министерства информации и коммуникаций. Ведомству, например, предлагали взять под свой контроль правила и порядок информационного взаимодействия госорганов, госучреждений, получателей бюджетных средств, субъектов квазигосударственного сектора со СМИ, мониторить СМИ и обеспечивать открытый доступ к результатам мониторинга на своем интернет-ресурсе, публиковать реестр зарегистрированных и действующих в республике СМИ, обеспечить открытый доступ к электронному архиву обязательных бесплатных экземпляров периодических печатных изданий на своем сайте. Уполномоченный орган пока не поддержал ни одно из этих предложений.

Фото freepik.com

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...