Центр универсальных искусств ORTA начинает арт-проект, посвященный художнику Сергею Калмыкову
Рустем Бегенов, театральный режиссер: «Мы решили «вернуть» Калмыкова городу Алматы»
Фото Жанары Каримовой

После изучения архивных и биографических материалов о казахстанском художнике Сергее Калмыкове, центр универсальных искусств ORTA решил начать проект, посвященный его жизни и творчеству. Арт-проект должен вернуть Калмыкова городу. Vласть поговорила с одним из инициаторов – театральным режиссёром Рустемом Бегеновым о том, почему городу необходимо возродить художественный дух, как это сделать в условиях отрицания исторического прошлого и чем в этом может помочь фигура Калмыкова.

На последнем Urban Forum вы озвучили идею, что ваш центр универсальных искусств ORTA инициирует проект, посвященный жизни и творчеству художника Сергея Калмыкова. Почему и зачем вы хотите этим заняться?

Идея у нас появилась еще прошлым летом. И сейчас у проекта появилось уже официальное название – «Калмыков. Возрождение». На самом деле, суть проекта – возродить художника, в городе, в человеке, в каждом. И, что интересно, изначальная цель проекта – не прикладная, в его основе лежит именно творческий импульс. Общество всегда найдёт то, как сделать этот импульс полезным для себя. С чего всё началось? У меня есть любимая картина «Купание красного коня» художника Кузьмы Петрова-Водкина. И как-то прошлым летом, когда мы с моим очень хорошим другом и творческим товарищем Айданой Кожагельдиной сидели и раздумывали над очередным совместным проектом, мы говорили про образ этого красного коня и что его можно использовать в каком-то потенциальном спектакле. И тогда Айдана вспомнила, что есть такая легенда, согласно которой саму идею нарисовать красного коня Петрову-Водкину принёс его ученик Сергей Калмыков. Я тогда о нём ничего не знал, но решил исправить это. Так я узнал, что в Алматы почти половину своей жизни прожил гениальный художник, который был первым и последним настоящим городским «фриком», ходячей достопримечательностью. И я захотел сделать о нём спектакль. Я стал собирать информацию и узнал, что существует документальный фильм о Калмыкове «Это я вышел на улицу», снятый режиссером Игорем Гонопольским, узнал, что в Оренбурге, где также жил Калмыков, замечательный Игорь Храмов издал целых две книги, посвященных художнику. В процессе поисков, я также выяснил, что в Алматы живет потрясающий искусствовед и крупнейший исследователь творчества Калмыкова – Валентина Станиславовна Бучинская, которая на протяжении всей жизни написала огромное количество статей о нем.

А также я узнал, что основная информация о Калмыкове находится в нашем Центральном государственном архиве. Я отправился туда, мы поговорили с его директором Ляззат Актаевой, я объяснил ей замысел спектакля и что был бы рад познакомиться с его архивом. Она сказала, что это не так просто, потому что его архив – это не только документы, а рисунки и гравюры, поэтому к ним сложно получить доступ. Но ей понравилась наша идея, и она открыла нам его. Мы с актрисой Александрой Морозовой стали работать с архивами Калмыкова, и это была очень важная и поразительная встреча с гением. Калмыков оставил после себя 10 тысяч страниц рукописей. Это безумное количество. При том, что это не просто информация или слова, они еще и написаны определенным образом. Он изобрёл свой почерк – это такая прерывистая дрожащая линия, и его он использовал почти во всех своих записях. И выходило так, что ты не просто открывал страницу с текстом, ты смотрел на неё как на произведение искусства. Мы, конечно, были потрясены объёмами и свободой, с которой он писал. Он писал фантастические романы, многие из них остались незаконченными. Он писал какие-то многочисленные псевдонаучные измышления. Это очень похоже на общий дух, в котором работало движение авангардистов в начале XX века, когда наука переплеталось с искусством и не было понято, что из этого правда. Также у Калмыкова было много художественных манифестов, которые мы тоже читали, и часть из них настоящие – они чётко прописаны, в них есть принципы, которых он сам придерживался всю жизнь. И, конечно, в архиве есть дневники, где он фиксирует всё, что происходит с ним, с его квартирой, пенсией, работой, жизнью в Алматы, членством в Союзе художников и другими вещами. Самое главное, что мы заметили в нём – его огромную энергию и желание выпустить «своего гения» наружу. На каждой странице он буквально кричит: «Я - гений! Мы с Пикассо останемся на века!» И что-то в этом есть. Это не похоже на крик сумасшедшего. Это крик гения, которого действительно нужно выпустить, потому что он несёт масштабное вдохновение. Из этого возникла даже не идея, а необходимость «выпустить» Калмыкова. И мы поняли, что одним спектаклем тут не обойтись, что помимо него нужно издать книгу его текстов – в форме собрания сочинений или какой-либо другой, а также организовать другие активности. Сначала мы с Александрой просто мечтали об этом, но потом поняли, что многие другие вещи сделать вполне реально.

Почему, как тебе кажется, этой идеей не занялись раньше?

Я всегда сравниваю нашу среду с российской и поражаюсь, насколько большим авторитетом там обладают люди. К примеру, профессор МГУ – человек с огромным авторитетом. И когда ты приходишь на его публичную лекцию, то чувствуешь этот авторитет в том, как человека слушают и описывают в прессе. И, что поражает: в Москве таких личностей много. У нас тоже есть важные для общества люди, но такого особого ореола от них не исходит. По этой причине у нас достаточно не оценили не только Калмыкова, но и многих других. В любом городе, на мой взгляд, есть люди мировой величины, с которыми его ассоциируют. Но про Алматы этого сказать нельзя. Другая причина, почему Калмыков не стал важной фигурой для города - в его неоднозначности. У нас больше ценят общественных деятелей, и не ценят личности художников. Наверное, общество считает, что искусство не имеет большого значения или не приносит общественного блага. Но уровень значимости Калмыкова достаточно высокий, и гораздо больше он чувствуется на Западе. Единственная причина, по которой Калмыков не такой дорогой художник – его картины мало выставляются на аукционах и о них мало говорят.

Недавно я говорил с одним профессором Кембриджа, который рассказывал о том, что в Казахстане существует серьёзная проблема отрицания исторического прошлого. Вы не боитесь, что фигура Калмыкова может ассоциироваться с СССР и потому не закрепится в общественной памяти?

Не так давно я начал вести авторскую передачу на радио «Classic». В ней я решил рассказывать не только о современных композиторах, но и других деятелях искусства, которых я про себя назвал «новые гении первого ранга». Я, кстати, позаимствовал эту формулировку именно у Калмыкова, который называл себя «гением первого ранга межпланетной категории». Так вот, такие люди, как он, всегда выходили за рамки каких-то форматов. Они выходили даже за рамки понятия успеха. Несколько недель назад я вёл очередную передачу про композитора Джона Кейджа и размышлял в ней о том, что такое успех. Мы все привыкли жить в мире, где успех равносилен достижению результатов, славы и денег. Но когда я смотрю на всех необычных художников, понимаю, что они были свободны от этих определений. Успех для них – покорение «космоса и его окрестностей», как говорил Калмыков. То же самое я думаю и о проекте «Калмыков. Возрождение». Успех его будет состоять в том, что все, кто так или иначе участвует в проекте, будь то художники, администрация, горожане, - смогут прикоснуться к творческому космосу Калмыкова и открыть свой творческий космос. Будет очень хорошо, если в результате Калмыков станет условно «брендом» Алматы, то есть мы всем городом можем «создать» своего Ван Гога, что само по себе невиданная затея. Хотя появление такого «бренда» – это не главная задача проекта. Главное – возродить в городе и людях художника, свободно мечтающего, по-детски честного и открытого новому, иногда наивного, иногда странного. Сегодня всем нам особенно нужно встречаться с «другим», и Калмыков – прекрасный «другой», хотя и наш земляк.

Основной элемент вашего проекта – это спектакль. Но есть и другие активности?

Сегодня мы с нашими партнёрами и друзьями запланировали целый ряд мероприятий. Каждое из них – самостоятельный акт искусства, в основе каждого – ничем не обусловленный художественный замысел. Их формат мы строим на основе идей Калмыкова. На сегодня, из того, что у нас состоится точно – 6 октября, в день его рождения, мы хотим провести премьеру спектакля-феерии, который называется «Апофеоз Сергея Калмыкова». Почему это феерия? Это не драматический спектакль, это скорее музыкальная и цирковая постановка. Калмыков очень любил цирк и очень любил кино, но не любил театр в существовавшем тогда виде. Хотя изначально он и приехал в Алматы работать в театре. Спектакль сделан на основе текстов Калмыкова. В этом спектакле у нас будет участвовать смешанный хор консерватории – это прекрасные 24 человека под руководством Яна Рудковского, большого профессионала и замечательного художника. Музыку к спектаклю пишет мой друг и соавтор Санжар Байтереков. Еще одно главное действующее лицо спектакля – таинственный «гений женского рода», о котором часто упоминал Калмыков, в исполнении Александры Морозовой. К хору, актрисе и музыкантам также добавятся профессиональные артисты цирка и живые лошади. Это далеко не весь список интереснейших художественных решений, но пока я бы не стал говорить больше. Пусть останется сюрпризом для зрителей. Только добавлю, что очень рад тому, что в постановке принимает участие группа каскадеров Nomad Stunts – это большие профессионалы и очень открытые художники, с которыми мы придумали использование в спектакле сложных систем различных подвесов и трюков. Кроме спектакля в октябре мы планируем представить уникальную «Пространственно-Временную Композицию» для городского ландшафта и троллейбуса, внутри которой каждый сможет совершить путешествие по городу, каким его представлял себе художник. Композиция охватит практически весь город: дом в 3 микрорайоне - дом, в котором жил Калмыков после выхода на пенсию, троллейбус по маршруту №5, который связывает микрорайон №3 и центр города, где Калмыков всю жизнь проработал, парки в районе ГАТОБ и Старой площади и еще несколько объектов, которые тоже пока останутся сюрпризом. Единство композиции будет проявляться в визуальном решении, а также в том, что по сути композиция будет большой инсталляцией-экскурсией по космическому городу Калмыкова, которую каждый сможет пройти сам или в группе, имея смартфон и доступ к интернету. Над этой небывалой инсталляцией мы работаем с моим большим товарищем и другом художником Александром Бакановым и со многими творческими коллективами и художниками. Большую помощь и финансовую поддержку для её создания мы получили благодаря победе в конкурсе на развитие нецентральных районов Алматы, проведенном Фондом Сорос-Казахстан и Urban Forum Almaty. Мы уже начали разработку и изготовление этой инсталляции, но есть ряд сложностей – на неё нужно получать множество разрешений, в том числе и на соответствующую подготовку троллейбуса. В целом же с помощью этой работы мы хотим показать, что искусство – возможно, даже если его идея кажется нереализуемой. На самом деле будет здорово, если по городу уже просто начнёт ездить троллейбус, посвященный художнику. Это будет большим и общим актом искусства и со стороны нас, и со стороны акимата с АО «Электротранс», и со стороны пассажиров. Если город пойдёт на такой шаг, это как раз и станет сигналом возрождения творчества и искусства для каждого из нас. Кроме этого совместно с Фондом Досыма Сатпаева мы планируем издать книгу сочинений Калмыкова. В какой форме она будет – только в виде текстов или текстов и рисунков одновременно – нам еще предстоит решить. Её издание и презентацию мы рассчитываем провести в начале следующего года, но возможно и раньше. Также в рамках нашего проекта мы бы очень хотели провести выставку «Неделимое». Калмыков был неоднозначной фигурой с той точки зрения, что было непонятно – здоров он ментально или нет. Хотя официально у него никогда не было диагноза. И когда мы об этом размышляли, мы поняли, что тема ментальной нормальности и ненормальности публично у нас не обсуждается. Почему-то у нас принято её бояться и делать вид, что людей с такими заболеваниями не существует. Но про это необходимо знать, потому что это одна из тех вещей, как наше прошлое, в которое мы не можем смотреть. Важно её разглядеть, эту тему, этих людей, поняв, что в них нет ничего страшного или заразного. Это важно, потому что очень часто ментальные отклонения граничат с художественной и какой-либо другой гениальностью. На этой выставке мы собираемся объединить работы как художников – признанных или тех, кто учится – так и людей с ментальными особенностями, чьи рисунки тоже могут быть талантливыми, яркими и непосредственными. И сразу вспомнилось, что на улице Каблукова у нас расположен психдиспансер, а в 300 метрах от него – художественный колледж. И хочется провести эту выставку под открытым небом и, возможно, именно в этой локации. В дополнении к этим мероприятиям у нас будет серия встреч, на которых мы хотим обсудить вопрос гениальности одновременно с нескольких позиций – искусствоведа, психолога, философа, художника и, может быть, социолога. Они будут называться «Калмыковскими встречами». Также в этом большом проекте уже активно участвуют Валерия Ибраева, Жанна Спунер, Асель Есжанова и команда Urban Forum Almaty, Владимир Филатов, Гаухар Сатпаева и многие другие художники, кинематографисты, социальные предприниматели и представители СМИ. Мы надеемся, что еще многие присоединятся, потому что это открытый проект, который мы и можем сделать только всем городом.

Насколько я понимаю, все эти мероприятия запланированы на вторую половину года. А будете ли вы что-то проводить до этого?

Калмыков раскрывает себя уже сейчас – 13 мая открывается большая выставка его работ. Последний раз мероприятие такого размера было, если я не ошибаюсь, 10 лет назад. Её организует наш музей Кастеева и это прекрасно, что он нашел возможности и средства её провести. Когда мы узнали о выставке, это нас сильно вдохновило, потому что в городе начали появляться независимые друг от друга инициативы, посвященные важным для общества темам. Это большая возможность для всех нас увидеть Сергея Калмыкова.

Какие трудности сейчас есть в реализации проекта? Откуда вы планируете брать финансирование для проекта?

На сегодня у нас есть один партнер – Фонд Сорос-Казахстан, а также Фонд Досыма Сатпаева, с которым у нас есть предварительная договоренность об издании книги. И сейчас мы активно ищем меценатов, спонсоров и общественные организации, которые смогут поддержать наш проект.

Репортер интернет-журнала Vласть

Фоторедактор интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...