Спикер фестиваля Go Viral в Алматы рассказывает о том, как интернет-пользователи по всему миру меняют правила игры западных медиа
Глава подразделения видео-агрегатора Storyful: «Мы должны вернуть доверие аудитории, которое пострадало из-за фейковых новостей»
Фото с сайта govirak.kz

Команда ирландского проекта Storyful ежедневно мониторит интернет и просматривает миллионы постов пользователей по всему миру, чтобы отобрать среди них видеоролики, которые станут вирусными, и помочь их авторам заработать. С сервисом сотрудничают такие издания как The New-York Times, Buzzfeed и Washington Post, а также крупные организации, которые могут использовать вирусный контент в качестве рекламы. В интервью Vласти глава отдела по видео в Storyful Тоби Ли Бохан рассказала о том, зачем лицензировать видеоролики пользователей со всего мира.

16-18 июня в Алматы пройдет фестиваль современных медиа Go Viral. В течение трех дней спикеры из Казахстана и США расскажут посетителям о том, как создавать вирусные идеи. Одним из спикеров станет нью-йоркская журналистка и автор книг о покере – Тоби Ли Бохан:

Storyful – глобальное новостное агентство, – рассказывает Тоби, – мы работает с изданиями по всему миру – помогаем ориентироваться в социальных медиа, в частности использовать user generated content (UGC). Люди, юзеры – это ресурс медиа, они носят камеры, снимают фото и видео, делятся этим в интернете. Главная проблема журналистов в том, как использовать этот контент, проверять и верифицировать. Storyful помогает им в этом – мы работает с главными ньюсрумами мира. Все больше и больше людей могут отправить достоверные материалы журналистами с места событий. Ты знаешь, есть достаточно проблем с тем, что люди крадут контент, делятся им, преследуют цели пропаганды. Наша работа позволяет людям зарабатывать деньги на их видеороликах. Все, чего хотят многие люди – это получить признание, не просто увидеть свое видео на Youtube или Facebook без упоминания того, кто на самом деле является автором. Мы действительно хотим, чтобы пользователи получали вознаграждение за их работу. Мы видели возможность в том, чтобы люди могли получать информацию не только из новостного пространства, но также и из виртуального: видео с котиками, глупые спортивные фейлы и так далее. Мы решили также лицензировать и этот видеоконтент и распространять его таки образом, чтобы возвращать просмотры и «шэйры» создателям. Все, начиная от детей и семей, домашних животных до спортсменов, проходит одинаковую процедуру лицензирования и предоставления партнерам. Для отбора контента у нас есть 5 офисов по всему миру, которые работают в режиме 24/7.

И все же, какую миссию преследует Storyful, что движет вашей командой?

Наша миссия заключается в том, чтобы быть первым ресурсом по контенту, генерируемому юзерами, быть местом, куда могут прийти люди за достоверным и качественным контентом; быть теми, с кем люди могут работать. Для нас важно быть надежными как для партнеров, так и для пользователей и авторов. Для нас важно, чтобы люди понимали – контент делается реальными людьми и просматривается реальными людьми. Мы должны вернуть доверие аудитории медиа, которое пострадало из-за фейковых новостей. Быть посредниками в восстановлении этого доверия – наша главная ценность Storyful.

Сервис обрабатывает огромное количество видеороликов. Как они проходят процедуру подтверждения, как вы проверяете контент на достоверность?

Первая вещь, которую мы проверяем – аккаунт. Смотрим, какие видеоролики размещались ранее, другие страницы в социальных сетях, местонахождение, аккаунты друзей. Мы проверяем аккаунты других людей, которые были в том же месте и то же время – писали ли они о событии, которое упоминается в видеоролике, писали ли об этом местные медиа. Если о событии писал только один человек, то есть сомнения – а было ли это вообще? Взять, к примеру, Сирию. Вокруг ситуации в этой стране очень много пропаганды, противоборствующих взглядов. Например, сегодня мы проверим сообщения медиа и журналистов, различные источники в социальных сетях, вместе с тем, мы также проверяем другие ресурсы: другие локации неподалеку, Google Earth – последние и ранние снимки. Для нас важно найти оригинал, часто мы используем поиск по картинкам, Google, чтобы найти самые ранние публикации. Иногда мы изучаем качество изображения – если мы связываемся с автором, то просим отправить нам оригиналы и другие фото этого события напрямую. Мы используем разные приемы, чтобы подтвердить видеоролики в зависимости от того, насколько они нуждаются в верификации. Некоторые видео, например, с домашними кошками, не очень нуждаются в этом (смеется). Все зависит от контента. Когда мы находим невероятные видеоролики из России, загруженные в Вконтакте, а не на Youtube, мы обращаемся к нашим сотрудникам, которые говоря по-русски, чтобы найти оригиналы и автора. То же самое мы делаем в нашем офисе в Гонконге, который отвечает за китайский сегмент и китайские платформы.

Иногда верификация бывает принципиально важной, особенно в контексте военных конфликтов, как на Ближнем Востоке или в Восточной Украине. На эти темы существует много фейков. Как сервис работает с такого плана видео?

Если мы находим фейк, мы используем технические инструменты, проверяем его несколько раз, применяем анализ «frame by frame», пытаемся найти место съемки – это большая работа.

«Есть популярное видео, на котором орел хватает ребенка. Мы обратили внимание на то, что поблизости не было никого, кто еще мог записать похожее видео, поэтому мы сфокусировались на деталях, изучили видео, исчезающие тени, композицию. Впоследствии выяснилось, что никакого орла, хватающего ребенка не было, этого никогда не происходило в реальности»

Видеоролик создали трое студентов Национального центра анимации и дизайна в Монреале (Centre NAD),Норман Аршамбо, Луис Миро и Феликс Маркус-Пулен. Они нарисовали анимацию птицы и ребенка

Какие видео чаще всего оказываются фейковыми?

Американский ведущий Джимми Киммел (ведущий популярного шоу в США «Джимми Киммел в прямом эфире» – V), снял вирусный ролик Twerking Fail с девушкой, которая случайно подожгла свои трико для йоги, танцуя тверк. Видео моментально разлетелось по Сети – это был один из самых знаменитых роликов, который в итоге оказался фейком. Он с самого начала был довольно подозрительным – единственный загруженный в аккаунте, стал вирусным, были вопросы к техническим характеристикам, вроде звука: когда девушка упала на столик, звук разбивающего столика отставал на 2 секунды.

Как люди зарабатывают на вирусных видеороликах?

Мы монетизируем оригинальные ролики, чтобы реальные авторы могли получить всю прибыль с использования видео. Потому что бывает так, что у оригинального видео, например, с мальчиком, который очень хочет капкейки, всего 5 миллионов просмотров, а у копий в других аккаунтах по 20 миллионов просмотров. Мы передаем видео-контент нашим партнерам – крупнейшим сайтам: Yahoo, MSN (Microsoft Network); крупным изданиям, вроде New York Times. Издательства платят всякий раз, когда используют лицензированный контент, в зависимости от соглашения. В основном, контент используется постоянно, и мы стараемся передать нужный контент в нужные руки. Например, есть организации, занимающиеся проблемами изменения климата или защитой прав животных, и их могут заинтересовать видео с животными.

Как ваша команда отбирает видеоролики, есть ли какие-то особые критерии?

Это микс инструментов, журналистики и интуиции. Часть нашей команды работает над инструментами, которые помогают нам находить видео раньше других. Мы учитываем таргетирование, сезонные тренды, например, День Матери в США (второе воскресенье мая – V), а еще скоро начнутся выпускные, затем сезон свадеб. Забавные моменты на свадьбах – это всегда хорошо. Когда мы находим видеоролик, мы платим владельцу, заключаем соглашение, а затем начинаем продвигать видео в социальных сетях, например, на Facebook, делаем рассылку. Недавно Buzzfeed выбрал видео, на котором маленькая девочка пыталась накраситься как героиня мультфильма «Холодное сердце». У этого видео было мало шансов стать вирусным, но Buzzfeed сделал его чрезвычайно популярным – 18 миллионов просмотров на Facebook.

Иногда мы консультируем создателей видео, чтобы объединить все факторы и создать успешный вирусный ролик. Есть ролик о собаке по имени Фритц, которая не может поймать еду. Она нам приглянулась, и мы посоветовали ее хозяину склеить все короткие ролики с неудачными попытками поймать еду в один, чтобы это заработало. Мы консультируем авторов видео, чтобы сделать интереснее и успешнее. Иногда к видео нужно добавить музыку или текст; необходим чуть больше нарратива, чтобы иметь реальное воздействие на зрителя, чтобы паззл сложился в историю.

Какие ключевые моменты делают видео действительно вирусным, вызывают какие-то чувства?

Да, я думаю, что самое важное – это чувства, которые возникают при просмотре видео. Эмоции и чувства отличают великие видео от средних. Это может быть грусть, смех, удовольствие, удивление, чудо. Что-то, что трогает людей, вдохновляет, восхищает их и создает связь. Позитивные видео склонны восприниматься лучше, чем негативные, но иногда и негативные видео становятся вирусными.

Мы не показываем оскорбительные видеоролики, видеоролики, содержащие сцены преступлений, насилия. Также мы стараемся оставаться в стороне от видео, в которых люди получают травмы или поощряют чрезвычайно опасные занятия. Например, у нас видео со стоящими на верхушках зданиях молодыми людьми из России – это поразительное видео, но если это кто-то, разбивающий окно или играющий с огнем – нет, спасибо (смеется). Мы не хотим, чтобы люди делали вирусные ролики, поджигая свое лицо.

Какие видео все же популярнее в интернете – с детьми или животными?

Сложно сказать! Я думаю, что животные вероятно чуть более популярны. Видео с животными, особенно, если это трогательные и удивительные истории, потому что не все любят детей, но практически все любят животных. Младенцы и маленькие дети, делающие что-то уморительное – тоже популярны, но молодежь в принципе не интересуются детьми, особенно молодые мужчины. Статистика различается в зависимости от региона, наша самая большая аудитория – это Соединенные штаты Америки, поэтому мы ориентируемся на то, что нравится жителям США, у нас преимущественно англоязычные видеоролики. В этом контексте эмоции важны еще и потому, что понятны без слов, язык не играет ключевую роль. Ролики с животными и маленькими детьми становятся такими популярными – это истории вне языкового контекста.

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...