Какие рекомендации журналистскому сообществу дали эксперты на конференции ОБСЕ по безопасности и свободе прессы
Саморегуляция и поддержка общества: что может помочь СМИ?
Фото с сайта sectsco.org

В условиях нарастания политических конфликтов, журналистские сообщества во многих странах мира сталкиваются со всё большим противодействием государства. Из-за этого в ежедневную практику работников медиа отрасли уже вошли язык ненависти, оперирование ложными фактами и однобокий пропагандистский фокус материалов. В начале этой недели Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) собрала тематическую конференцию, где эксперты попытались предложить рекомендации для преодоления этой ситуации. Основной потенциал они увидели в большем вовлечении общества в финансирование СМИ, сокращении присутствия государства в медиа секторе и его большем саморегулировании.

В 2015 году группа неизвестных людей открыла огонь в редакции парижского критического журнала Charlie Hebdo. Это событие стало стартовой точкой дальнейшего ухудшения ситуации со свободой слова и безопасностью прессы. Только за тот год, по данным ОБСЕ, во всем мире было убито 107 журналистов, 19 из которых – в странах региона ОБСЕ. Это значительная цифра – с 1997 года всего погибло 140 человек. Дальнейшая вспышка внешнеполитических конфликтов, в том числе между Россией и Украиной, усугубила ситуацию ещё сильнее.

К нынешнему моменту издания в разных частях планеты, включая Турцию, Россию, Украину, Казахстан и Кыргызстан, регулярно сталкиваются с практикой законодательного, силового и материального прессинга. Помимо структурной перестройки медийного рынка и угасания рекламной бизнес-модели, они терпят закрытие банковских счетов, давление на коммерческих операторов, государственные интервенции в работу редакций, неправомерные обвинения и уголовные преследования. На это также накладывается психологическое угнетение, создаваемое риторикой популистских политических режимов, засильем недостоверной информации и пропагандистским столкновением журналистов различных стран.

«Политическая обстановка меняет жизнь людей. В этих условиях демократическая пресса должна выполнять свой долг – освещать все события и придерживаться принципа баланса мнений. Но война серьёзно ограничила эти возможности. <…> В то же время президент США – самой крупной демократической страны, вошёл в историю, сказав, что пресса является врагом общества. Это вопиющее происшествие, и это маяк надежды для диктаторов, которые стремятся зажать свободу прессы у себя в стране», - рассказала о своих ощущениях во время конференции журналист BBC Кейт Ади.

Она полагает, что для многих людей новости стали малозначимым набором заголовков, которые имеют такое же развлекательное свойство, как информация о результатах футбольных матчей. Вместе с этим в интернете размещается огромное количество рекламы, которая распространяет слухи и подрывает доверие к СМИ. Политическая ложь стала новой социальной нормой, а продолжающаяся регрессия профессиональных стандартов приводит к тому, что журналисты не только перестают следовать базовым принципам этики, но и решаться на один из наиболее значимых для общества шагов – освещать события в зонах конфликтов: «Если вам, как журналисту, больше никто не верит, зачем ставить свою жизнь под угрозу?»

Ещё одним последствием этого становится то, что журналисты начинают путаться и не понимать свою роль в освещении военных действий. «Мы провели исследование того, как украинские журналисты понимают свою роль в освещении конфликта. Что мы увидели, опросив 42 редакции СМИ, телеканалов и печатных изданий? Все отметили эмоциональное напряжение, чувства сопричастсности с происходящим, чувство опасности. В таких условиях сложно дистанцироваться от происходящего и быть непредвзятым», - рассказала Диана Дуцик, исполнительный директор проекта «Детектор медиа».

В результате журналисты разбиваются на патриотически, оппозиционно и смешанно настроенные группы. И свои взгляды по всем вопросам они начинают транслировать через эту парадигму. При этом в редакциях не стремятся институционализировать журналистские стандарты, которые определяли бы их поведение в сложных ситуациях. «Мы знаем, что в США существует прекрасный кодекс для журналистов. Но и они патриотичны при освещении войны в заливе, поскольку такой вектор освещения лучше оплачивается. Поэтому для журналиста тяжело держаться нейтралитета, когда он находится под давлением общества и политиков», - добавил Бент Бонде, директор организации Media Progress.

Тревожность, в которой пребывают СМИ, во многом продиктована глубоким вмешательством государства в их регулирование, убеждена Барбора Буковска, старший директор программы «Законы и политика» медийной организации Article 19. Причём она не считает, что кризис доверия к медиа действительно существует. «Этот утверждаемый кризис недоверия к СМИ удобная тема для эксплуатации разными сторонами. И ситуацию должны решать не только и не столько журналисты. <…> Государствам, подверженным вмешательству сильнее всего, нужно ввести права, запрещающие высокий уровень концентрации СМИ в одних руках», - полагает она.

Однако бывают и случаи, когда собственность, по её мнению, в меньшей степени является проблемой для СМИ. Гораздо более важным для них становится вопрос формы производства журналистских материалов, стандарты которого зачастую неясны. Особенно это касается социальных сетей. Способ устранения обеих проблем она видит в усилении диалога и подотчётности обществу, без участия которого акционеры и государства не должны вовлекаться в регулирование медиа отрасли.

Председатель союза журналистов Литвы Даиниус Раджевикус тоже разделяет мнение, что медиа рынок страдает, прежде всего, от большого вмешательства государства: «Литва решила эту проблему через кейс закрытия всех государственных СМИ. Основным принципом их действий стало повышение их свободы и меньшее регулирование. <…> Там, где есть доминирование определенных медиа, сильнее распространяется и язык ненависти. В тех странах, где есть плюрализм, этого не происходит».

Вопрос финансирования медиа, который может возникнуть на этом фоне, необходимо решать увеличением участия общества, считает Мариус Лукосинас, специалист программы «коммуникации и информационный сектор» UNESCO. Особенно это необходимо для поддержания института расследовательской журналистики. Повысить же заинтересованность общества в этом, по его предположению, можно через различные программы медиа грамотности.

«Здесь очень интересен опыт Ирландской общественной телевизионной компании. Они сами открывают и финансируют программы медиа грамотности, считая это своей общественной миссией. И речь идёт не только о курсах в школах и университетах», - подчеркнул он. Искать финансирование у государства на такие программы, по его словам, сложно и проблематично. Но есть электоральные периоды, когда его влияние на СМИ снижено, а запрос у общества на качественную журналистику растёт. Поэтому нужно основательно использовать эту возможность.

Однако медиа сообществу Украины удалось ввести именно государственную программу медиа грамотности. По словам Оксаны Волошенюк, руководителя образовательной медиа программы Академии украинской прессы, каждая 20-я школа страны имеет у себя подобный курс. В образовательном стандарте на него отводится 15% учебного времени, в течение которого школьники обучаются анализу, декодированию медиа и умению формировать медиа-сообщения. Этому курсу уже 7 лет, и за это время у страны накопилась определённая методическая база. Заниматься же дети начинают им с 7 лет.

Говоря о решении проблем языка ненависти и недостоверного контента, эксперты прямо указали на неэффективность различных практик цензуры, что подтверждается множеством исследований международных организаций. «На мой взгляд, нужно задействовать практику контр-высказываний и улучшить ситуацию с плюрализмом мнений. Но я бы предостерегла от поиска универсального решения. Каждый случай необходимо рассматривать отдельно», - заметила Буковска.

Блокирование и фильтрация контента, по её словам, может дать обратный результат. Таким образом, проблемные вопросы и дискуссии, вместе с их участниками, уходят в «подполье», из-за чего становится сложно их выявлять и контролировать. Гораздо более необходимым она считает привлекать социальные сети к распространению местных и достоверных новостей. Самостоятельных же ресурсов противостоять этим проблемам, по мнению Буковской, у журналистов почти нет.

Обратного же мнения придерживается Давид Меккельсон, основатель проекта Snopes.com. Он убеждён, что единственный способ противостоять им – саморегулирование медийного сообщества. Если же среда не позволяет журналистам быть самостоятельными, им лучше отказываться от работы в этой сфере, чтобы не множить деструктивный контент. Хотя это и не всегда возможно из-за неустойчивого финансового положения или отсутствия альтернативных карьерных перспектив. В этом же случае он считает необходимым для них максимально отказаться от принципа сенсационности в написании материалов. Он, конечно же, приносит СМИ доходы, но куда важнее для журналистов заниматься добросовестным информированием людей.

Инга Сикорская, директор Школы миротворчества и медиатехнологий в Центральной Азии, убеждена, что саморегулирование остаётся главным инструментом для журналистов в противодействии этим проблемам, особенно в условиях конфликтных ситуаций: «Если стороны не захотят придерживаться баланса, ничего не получится, конечно же. Но если мы не будем регулировать сами себя, регулировать будут нас, и это важно понимать».

Алматы-Вена-Алматы

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...