• 5233
Бизнесмены сетуют на то, что в отношениях с государством им отведена роль маленького ребенка, правительство призывает повзрослеть

Софья Пашкова, Астана, Vласть

Неожиданная дискуссия развернулась на проходящем в Астане VI Экономическом форуме национального бизнеса "Эксперт 200". Бизнесмены высказали правительству все, что у них "наболело" за прошедшее время. Как оказалось, предприниматели чувствуют себя в отношениях с государством как маленький ребенок, государство же выступает в качестве молодых и не очень опытных родителей.

Председатель Совета директоров Centras Capital Ельдар Абдразаков признался: "Отношения, которые ставятся сегодня между бизнесом и государством, наверное, чуть напоминают нам отношения между родителями и детьми, где дети - вроде бизнес, еще такие маленькие, непонятные, в роли то ли трудного ребенка, то ли маленького ребенка, ну и государство, правительство в роли пока сегодня молодых родителей".

"Мы наверное сегодня все в каком то ужасе, и не понимаем, кто рулит, как рулит, кому дали порулить, за что дали, что происходит. И большей частью хотелось бы посмотреть, как смотрит правительство на бизнес, бизнес на правительств. Вот наверное, взгляд правительства на бизнес: бизнес представляется чуть таким, очень активный, непослушный и непонятно какой, вот такой своеобразный. С другой стороны взгляд бизнеса на правительство - на старшего брата своего в виде государственных компаний. Бизнес сейчас в ожидании что произойдет. В реалии мы чуть-чуть уходим в самостоятельное плавание от становления молодых родителей, мы сегодня экспериментируем. Опыт родителей, которые еще сами хотят все посмотреть, все узнать, дети очень часто являются дополнительным препятствием", - образно описал он установившийся порядок взаимоотношений.
Перейдя от аллегорий к конкретике, Абдразаков озвучил желания бизнеса: государство "в виде правительства должно быть равноудалено как от государственных предприятий в виде квазигосударственных предприятий, так и от частного". При этом государство в своей предпринимательской деятельности должно четко выразить свои интересы.

"Мы хотели бы более прозрачного, прогнозируемого ценообразования. Мы хотели бы ограничения ценовой конкуренции на рынке труда, потому что ни для кого не секрет, что последняя инфляция, и инфляция заработной платы в последние три года - драйвером были государственные компании и государство. Формирование рыночной стоимости капитала, чтобы капитал формировался здесь, у нас не было более провинциального отношения, и мы хотели бы справедливого разрешения коммерческих споров, когда судебная наша система не принимает автоматически позицию государства, а более пытается все-таки установить принцип справедливости", - перечислил он.

Кроме того, бизнесу необходима более четкая, прогнозируемая тарифная политика, в том числе от компаний-монополистов: "Ввиду того, что государство является системным оператором, у государственной компании-монополии должен быть взгляд на следующие 20 лет, и поэтому на следующие пять лет мы хотели бы, чтобы была бОльшая определенность для бизнеса в какой среде он будет оперировать".

Проблемы бизнесу доставляет и зарплатная политика квазигосударственных предприятий. Бизнесмены предлагают госкомпаниям работать с кадрами не за счет роста зарплат, а за счет создания более стабильных условий работы. Больше платить должен бизнес, так как у него больше рисков.

"Правительственные, квазигосударственные компании - они должны стать лучшими работодателями. То есть, они должны работать с персоналом не за счет того, что они повышают зарплату, люди и так пойдут - более стабильный источник. Мы сегодня хотели бы, чтобы может быть, сегодня государственные компании зарплату поставили все-таки общесредние заработные платы в стране плюс 15%. Ни для кого не секрет, что сегодня в Астане, которая не очень сильно отличается бизнес-ориентированностью, средняя заработная плата на 30% выше, чем в Алматы", - объяснил он, заметив, что именно инфляция заработной платы - "в экономике это самая сложная вещь, которую трудно вернуть обратно на свое место".

Высказывал эти замечания Абдразаков, впрочем, по большей части уже самим представителям бизнеса, так как слово ему предоставили после того, как зал покинул премьер-министр Карим Масимов, и на трибуне остались только министр национальной экономики Ерболат Досаев и вице-министр финансов Руслан Даленов. Отвечать за "родителей" взялся Досаев, с усмешкой заметив, что сегодняшняя тенденция такова, что все решения, которые принимаются - все плохие. "Но кроме того чтобы сказать все плохо, нужно еще рецепт, как излечиться от того или иного заболевания, которое мы сегодня имеем", - напомнил он.

Для тех, кто воспринимает его исключительно как чиновника, глава миннацэкономики напомнил: он сам два года как вернулся на государственную службу, а до этого шесть лет провел в бизнесе и видел все происходящее изнутри. "С самого начала, с 2007 года я оказался в эпицентре кризиса, я сам был антикризисным менеджером в это время, принимал решения. Когда пришел большой кризис, то понятно, уровень конкурентоспособности нашего частного сектора оказался очень низким, - напомнил он. - Я прямо скажу, в той или иной мере, мы сами оказались теми людьми, теми представителями бизнеса, которые позволили государству активно ворваться в те ниши, которыми мы раньше владели. Мы сами попросили помощи; государство задержалось.

Но вопрос как мы все приложили усилия и что произошло в ментальности нашего бизнеса. Есть классическое понятие интерпренера, но мы поменяли его на понятие тендерпренера". Сегодня, заметил министр, бизнесмены и в центре, и в регионах больше озабочены тем, как принять участие в государственных закупках и получить заказ от государства, го при этом "никто не говорит как расширяется его частный сектор, работая именно на рынке".

"Это должно быть двустороннее движение как со стороны государства, так и со стороны бизнеса. Есть действительно в рамках открытия новых рынков очень много критики относительно Евразийского Экономического союза, потому что действительно там надо будет потолкаться локтями, доказывая, что мы лучшие, мы можем эти ниши занимать, - сказал министр. - Когда говорят о мерах государственной поддержки, мы готовы на это пойти, и мы готовы поддержать, но только конкурентоспособные предприятия. Которые желают, могут и могут это сделать. Если мы говорим о других вещах, то понятно, что с точки зрения принимаемых решений, любые решения государственного органа можно сказать, что они плохие, потому что в той или иной мере они не удовлетворяют ту или иную группу лиц или компаний. Я хотел бы, чтобы мы говорили: если это плохо, то как сделать, чтобы это было лучше. Я хотел бы в формат перевести действительно диалога.
Мы готовы работать вместе с вами открыто. Если необходимо будет для улучшения развития бизнеса, расширения бизнеса - эти решения мы готовы принимать".

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...