• 3820
С момента вступления в силу поправок в Закон о защите интеллектуальной собственности прошло два месяца. Споры экспертов плавно переходят в прогнозы дальнейшего развития отечественного интернет-сегмента.

Наталья Кармазина, специально для Vласти

Фото Ляззат Тайкиной-Третьяковой

 

С момента вступления в силу поправок в Закон о защите интеллектуальной собственности прошло два месяца. Ряд трафикогенерирующих сайтов остановили свои сервисы, и Казнет замер в ожидании — дальнейшего развития или «сетевого апокалипсиса»? Споры экспертов плавно переходят в прогнозы дальнейшего развития отечественного интернет-сегмента.

 

Напомним, поправки в Закон о защите интеллектуальной собственности были приняты 12 января 2012 года. Их инициаторами выступили Казахстанская ассоциация по защите авторских и смежных прав, главным членом которой является Группа компаний «Меломан», а также Интернет ассоциация Казахстана. 31 января этого года поправки вступили в силу.

 

Во время обсуждения, вокруг предложений разгорелась нешуточная экспертная дискуссия, которая позже захватила и порядка трехсот тысяч пользователей. Основным ее вопросом стало — во зло или во благо? Защитники законопроекта подняли флаг благих намерений защиты авторских прав и цивилизованного правового пространства, противники же развернули информационную кампанию под пиратским полотном — с основными месседжами «юзер уходит на внешний трафик» или «не убивайте Казнет».

 

Изменился ли Казнет за время действия нового закона, и каким он будет теперь — мы постарались собрать прогнозы экспертов, так или иначе причастных к разработке и обсуждению законопроекта.

 

Из краткого экспертного опроса ясно следующее: в Казахстане предпринята попытка создать правовую среду, но применение механизма регулирования вызывает вопросы, в первую очередь у юристов и участников рынка. Пока они затрудняются давать какие-либо развернутые прогнозы – прошло совсем немного времени после вступления закона в силу, и сегодня они ожидают первой практики его применения.

 

Важно, кто будет применять закон

 

Интернет-эксперт и блогер Адиль Нурмаков считает, что с принятием закона «О защите интеллектуальной собственности» «ничего сильно плохого не случилось», и возвращает нас к его задаче — поставить «красные флажки». Закон, по его мнению, будет применяться выборочно.

«Понятно, что большая часть пользователей и ресурсов находятся за пределами регулируемой зоны. Это не значит, что все они стали вне закона, просто это такая правовая среда, которая может выборочно, время от времени применяться», — считает Адиль Нурмаков.

 

Защита правообладателей, безусловно, очень важная вещь, также уверен он.

 

«Но выясняется, что авторские общества в Казахстане, которые призваны заниматься защитой авторов путем сборов и отчислений им процентов, ни для кого не секрет, это признано и Счетным комитетом, они в значительной степени перераспределяют собранные средства внутри организации, — подчеркивает эксперт. — Автор все равно не защищен, и его финансовые интересы не удовлетворены».

 

То есть предполагаемая благая цель законом не достигается, считает г-н Нурмаков.

 

Второе, что, по его мнению, может создать точку напряженности в применении закона — технический вопрос о том,  является ли контент пиратским и если да, то кто за это ответственен.

 

«Существуют разные версии обмена контентом в интернете: пересылка файлов, загрузка на сервер и раздача оттуда, либо от пользователя к пользователю, — перечисляет эксперт. — И в мире еще нет однозначного понимания, что из этого является пиратством, то есть преследует корыстные цели, а что является получением авторского продукта для собственного ознакомления, некоммерческого использования. Даже в США и Евросоюзе нет еще четкого понимания, как это следует регулировать. А Казахстан оказался настолько передовым, что приравнял распространение того или иного контента к пиратству».

 

Что будет дальше, не совсем понятно, признается г-н  Нурмаков: многие сайты возобновили свою деятельность, в том числе онлайн кинозалы и торрент-трекеры. Кроме того, остается неизвестным, насколько крупные порталы, контр-лоббисты, занимаются фильтрацией нелегального контента.

 

Еще одно ближайшее возможное последствие, по версии Адиля Нурмакова, — сведение на нет деятельности Казактелекома по наращиванию внутреннего трафика на протяжении последних пяти лет.

 

«Он наращивался целенаправленно, чтобы замкнуться внутри страны, чтобы люди могли обмениваться тяжелым трафиком, потому что покупка трафика из-за рубежа — это дорого, за это компания платит, — поясняет блогер. — А за местный трафик нет. Для того чтобы люди оставались дольше внутри казактелекомовских сетей, компания даже освобождала внутренний трафик от оплаты».

 

Эксперт не согласен с тем, что новый закон ляжет в стол, как закон об интернете, так как последний, по его мнению, был продиктован политическими соображениями.

 

«А здесь замешан бизнес, все будет зависеть от того, насколько активно будут вести себя авторские общества. И насколько владельцы ресурсов будут реагировать на эти вещи, — считает он. — Правильно было бы навести порядок в авторских обществах и их деятельности. Чтобы она была более прозрачна, подконтрольна. Важно, кто занимается применением закона. Есть ли у игроков поля доверие к их деятельности?»

 

Кроме всего перечисленного, позитивный резонанс от закона может проявиться, уверен Адиль Нурмаков, в обсуждении свободных лицензий CreativeCommons.

 

«Люди самостоятельно могли бы защищать собственный контент. Это инструмент саморегулирования», — резюмирует он.

 

Закон защитит собственников ресурсов

 

Глава Интернет Ассоциации Казахстана Шавкат Сабиров напоминает, что новый закон даже запоздал в сравнении с мировыми трендами — в США подобный был принят в 1998 году, а в Европе — в 2001.

 

«В свое время, когда принимались поправки по Интернету, все тоже думали, что что-то произойдет страшное, а ничего страшного не было, наоборот Казнет сильно поднялся, вырос и стал интересным для многих — говорит г-н Сабиров. — Сегодня статистика, по версии крупнейшего российского ресурса Liveinternet.ru, показывает, что у нас количество пользователей выросло на 250 000 за февраль месяц. С точки зрения оценки внутреннего и внешнего трафиков, конечно, были изменения в сторону «внешки», так как слишком много внимания уделялось этому закону и многие, кто не интересовался пиратским контентом, стали усиленно его «качать».

 

Эксперт уверен, что закон создал правовую среду и подчеркнул, что авторское право существует не только на телевидении, радио и в печати, но и в Интернете. Кроме того, настоящим законом, добавляет г-н Сабиров, им с коллегами удалось защитить интернет-ресурсы.

 

«В первоначальном варианте закон имел очень жесткие меры по отношению к собственникам. Но наша организация весь год объясняла, доказывала, предлагала ввести правило «трех щелчков» по примеру Великобритании — чтобы три раза предупреждать владельцев о том, что у них находится контент, нарушающий авторские права», — рассказывает он.

 

«И предупреждение, которое появилось нынче в Законе, это результат нашей работы», - отмечает Сабиров.

 

Прогноз главы Интернет Ассоциации Казахстана заключается в следующем: авторы получат защиту прав и поддержку государства на собственность, а компании, предоставляющие пиратский контент, еще какое-то время будут пытаться противостоять новым правилам. Но вскоре им придется их принять, и Казнет продолжит свое поступательное развитие.

 

«Мы должны привыкнуть к соблюдению прав интеллектуальной собственности. Мы хотим цивилизованного обращения и обслуживания, а исходя из этого, надо уважать чужой труд, — резюмирует он. — Так двигается весь мир. В США, например, предлагают приравнять пиратов к террористам и экстремистам».

 

Шавкат Сабиров согласен, что многие из авторских сообществ работают неправильно, но это, по его мнению, не повод забыть о защите прав вовсе.

 

Казнет превратится в заповедник

 

Глава организации — ярого оппонента поправок — Казахстанской ассоциации интернет развития и ресурсов (КАИРР), Азамат Омаров еще в процессе разработки закона предрекал, что казахстанские пользователи не перестанут качать то, что привыкли, а просто переберутся на внешние ресурсы с нелегальным контентом.

 

«Февральский переполох» вызвал временный приток пользователей, — констатирует г-н Омаров, — вступление закона в силу вызвало общественный негатив и проголосовать против него, только с 1 по 3 февраля и только с российских социальных сетей, пришло около 200 тысяч казахстанских интернет-пользователей. Можно сказать, они вернулись попрощаться с Казнетом. Ну что ж, посмотрим на мартовские и апрельские данные «роста» Казнета».

 

Апеллируя к международному опыту, он также напоминает, что в ряде стран, под давлением общественности правительства стран отклонили ратификацию так называемого антипиратского законопроекта ACTA (Anti-Counterfeiting Trade Agreement), а конгрессу США пришлось отложить рассмотрение принятия законов StopOnlinePiracyAct (SOPA) и ProtectIPAct (PIPA).

 

С мнением о более строгих антипиратских законах в развитых странах он также не согласен.

 

«20 марта компания Google, вступившись за файлообменный сервис Hotfile, представила экспертное заключение, в котором указывается, что согласно Digital Millennium Copyright Act (Закону США об авторском праве в цифровую эпоху), ответственность за обнаружение нелегальных материалов, загруженных пользователями, возлагает на правообладателей, и освобождает интернет-ресурсы от ответственности за появление этих данных», — цитирует эксперт.

 

Переходя к прогнозам, Азамат Омаров предупреждает, что январь 2012 года войдет в историю Казнета, как последний месяц, когда объем внутреннего трафика, если и не превалировал над объемом внешнего, то был ему практически равен. Дальше он будет снижаться. А новый закон будет вызывать разночтения и путаницу в случае применения.

 

«Незаконное использование объектов авторского права или смежных прав путем организации, создания интернет-ресурсов для дальнейшего доступа к обмену, хранению, перемещению экземпляров произведений или объектов смежных прав в электронном формате влечет штраф…», — цитирует он закон, — эта формулировка вызывает, как минимум, недоумение. Законотворцы сами же путаются в своих формулировках. Их экспертный уровень стал посмешищем в Казнете».

 

«Все вышеописанное заставляет нас продвигать мнение о необходимости изменения пунктов Закона, касающихся Интернета», — подытожил он.

 

У юристов много вопросов

 

Юрист Игорь Лоскутов, получивший номинацию «Эксперт Online 2011» в области права, признался, что ему пока не ясны механизмы действия закона об авторских правах, в связи с чем он затрудняется делать прогнозы. Он уже дважды обращался за разъяснением в прокуратуру, Министерство юстиции и Министерство транспорта и коммуникаций Казахстана.

 

«Первой мне прислали отписку, что это не их компетенция.  Я отправил второй запрос, ответа пока нет, — рассказывает он. — У меня самого одни вопросы, я хочу получить юридические пояснения. Самому не совсем понятно».

 

По словам Лоскутова, в ближайшее время предстоит выяснить, какие именно действия подпадают под формулировку «размещение в сети Интернет»?

 

Что следует понимать под «размещением в сети Интернет с целью предоставления доступа к неограниченному кругу лиц»?

 

Какие именно действия подпадают под формулировку «организация, создание интернет-ресурсов»? 

 

Что следует понимать под «организацией, созданием интернет-ресурсов для дальнейшего доступа к обмену, хранению, перемещению экземпляров произведений и (или) объектов смежных прав в электронном формате»?

 

Кем именно могут осуществляться вышеуказанные действия: интернет-провайдером, собственником интернет-ресурса, посетителями интернет-ресурса?

 

С пояснением по этим пунктам, по словам юриста, можно будет представлять, как закон будет применяться и прогнозировать, как он повлияет на развитие Казнета.

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...