• 3886
В Талдыкоргане в понедельник открылся один из самых громких процессов в истории современного Казахстана. Суд над пограничником Владиславом Челахом, обвиняемым в убийстве своих сослуживцев и егеря на пограничном посту Арканкерген в Алматинской области, приковал внимание на несколько следующих недель.

 

Сания Токашева, Талдыкорган, специально для Vласти

 

В Талдыкоргане в понедельник открылся один из самых громких процессов в истории современного Казахстана. Суд над пограничником Владиславом Челахом, обвиняемым в убийстве своих сослуживцев и егеря на пограничном посту Арканкерген в Алматинской области, приковал внимание на несколько следующих недель.

 

Процесс стартовал этим утром с неожиданности. Заранее Генеральная прокуратура сообщала, что процесс будет открытым, только несколько заседаний, на которых будут заслушаны секретные документы следствия, будут закрытыми. Однако, соглашаясь с открытостью процесса, потребовал удалить журналистов из зала сам обвиняемый.

 

«Я прошу убрать всю прессу», - заявил Челах, объясняя, что журналисты мешают ему слышать председательствующего, прокуроров и защитника.

 

В итоге судья Ербол Ахметжанов удовлетворил это требование: журналисты и операторы продолжили работу только в оборудованный пресс-центре, где наблюдают за процессом по мониторам.

 

Процесс по делу Челаха прибыли освещать многие журналисты республиканских и международных СМИ.

 

После разрешения вопроса с прессой ряд ходатайств озвучил адвокат обвиняемого Серик Сарсенов. Он, в частности, посчитал, что суд должен проходить не в Талдыкоргане, а в специализированном межрайонном военном суде Алматы, а также заявил отвод прокурору Дастану Секенову, который не поддержал ходатайство Сарсенова на предварительных слушаниях об изъятии из дела явки с повинной Челаха.

 

Судья Ахметжанов после перерыва объявил об отказе в удовлетворении ходатайств Сарсенова.

 

Позднее суд отказал и в ряде других ходатайств. Так, мать пограничника Дениса Рея просила разрешить быть ее представителем на процессе главе Комитета солдатских матерей Людмиле Костенко. Суд указал, что быть общественным защитником в процессе может быть только родственник потерпевшего или обвиняемого и на этом основании отказался вводить общественного деятеля в качестве представителя Татьяны Рей.

 

Во второй половине дня суд заслушал нескольких свидетелей, которые, в частности, рассказали о моменте обнаружения Челаха. Пограничник был обнаружен в зимовке спустя несколько дней после трагедии на погранпосту Арканкерген.

 

Свидетель Ержан Молдагалиев, военнослужащий Ушаральского погранотряда, обнаруживший Челаха, сообщил суду, что пограничник утверждал о нападении на пост. «Он сказал, что на нас напали китайцы», - рассказал Молдагалиев.

 

Он и другой свидетель — лейтенант Аман Нурболатулы — сообщили, что Челах не оказывал сопротивления при обнаружении. «Сел в машину и поехали на заставу», - сказал свидетель.

 

По его словам, в зимовке, где находился Челах, был обнаружен пистолет.

 

Свидетель Молдагалиев также сообщил, что Челах признался ему в поджоге погранпоста. Пограничник, якобы, вернулся на пост спустя некоторое время после нападения и, обнаружив погибших сослуживцев, облил помещение бензином и сжег.
«Он сказал, что боялся, что на него подумают», - сказал свидетель.

 

После завершения судебного заседания адвокат Челаха сообщил журналистам, что его подзащитный признает вину по нескольким пунктам обвинения. В частности, он подтвердил версию о том, что пограничник совершил поджог поста, опасаясь обвинений в убийстве сослуживцев.

 

Пограничник также признает, что завладел имуществом погибших сослуживцев, но отрицает факт кражи. При поимке при Челахе были обнаружены ноутбук, мобильные телефоны и ценные вещи его убитых сослуживцев.

 

Адвокат также выразил недовольство действиями суда, назвав процесс «произволом». Сарсенов, в частности, отметил снятие многих его вопросов, которые он адресовал свидетелям и отклонение серии ходатайств.

 

Процесс по делу Челаха продолжится во вторник.

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики