Vласть сравнивает версии дипломатической операции, приведенные СМИ трёх стран
Как мирились Путин с Эрдоганом. Три версии
Фото Жанары Каримовой

Зарина Ахматова, Vласть

Спустя год после событий геополитического масштаба телеканал «Хабар» презентовал фильм «Миссия миротворца», в котором представлены детали тайной дипломатической операции, в ходе которой президент Нурсултан Назарбаев принял участие в урегулировании отношений между Турцией и Россией. Турецкий олигарх, глава Дагестана, кулуарная дипломатия, всех устраивающий перевод слова «извините» и WhatsApp-сообщения в столицы четырех стран с президентского борта Эрдогана с просьбой дать разрешение на вхождение в воздушное пространство, чтобы успеть передать через Назарбаева письмо для Путина. Масштабный политический триллер усилился еще и разницей оттенков, которыми были отображены медиа-послания в Казахстане, России и Турции. Теперь, когда есть версии всех участников, Vласть приводит детали этой операции, изложенные в СМИ трёх стран.

Политический кризис между Турцией и Россией случился в ноябре 2015 - тогда турецкие истребители сбили российский Су-24, принимавший участие в операции в Сирии. Российский пилот погиб, был убит также российский морской пехотинец во время операции по спасению второго пилота. Россия ввела санкции в отношении Турции, были запрещены поставки турецких продуктов и ограничен организованный туризм. 27 июня 2016 года пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сообщил, что Эрдоган принес извинения за атаку на Су-24. Турецкая сторона возразила, что Эрдоган выразил сожаления, а не извинялся. 9 августа в Петербурге состоялась встреча Путина и Эрдогана, первая после разразившегося двустороннего кризиса. Что ей предшествовало - рассказали журналисты разных стран.


Казахстан, 4 июля, 2017

Телеканал «Хабар». «Миссия миротворца».

В свойственной стилистике государственного телевидения авторы фильма рассказали о заслугах казахстанского президента, раскрыв, тем не менее, новые детали дипломатических переговоров, о которых мировая пресса уже писала в прошлом году в разных вариациях.

Детали операции в фильме раскрывают следующие лица:

- Нурлан Онжанов, помощник президента РК по вопросам дипломатии

- Юрий Ушаков, помощник президента РФ

- Жансеит Туймебаев, посол Казахстана в Турции(2010-2016)

- Мевлет Чавушоглу, министр иностранных дел Турецкой Республики

- Ибрагим Калын, помощник президента Турции

- Ерик Утембаев – посол РК в Узбекистане

- Невзат Сарычелик - предприниматель из Турции, который пострадал от замороженных связей, пагубно сказавшихся на развитии его бизнеса, а затем поблагодарил президента Назарбаева за их восстановление. Дубленки, производимые его фабрикой, вновь стали продаваться.

Фильм, автором которого является Ольга Цой, начинается с рассказа о сложности сложившейся ситуации. Мужской голос за кадром отмечает, что в условиях, когда произошел раскол, «президент Казахстана выбирает и Россию, и Турцию».

«Синхрон» - короткое интервью – от помощника Путина – Юрия Ушакова: «В данной ситуации мы просто не могли действовать иначе, мы действовали так, как считали нужным, и это было достойным ответом на провокацию турецких властей», - говорит о решении разорвать связи и ввести санкции против турецкой стороны.

Далее, согласно сценарию фильма, ситуация развивалась следующим образом: 30 ноября 2015 Нурсултан Назарбаев говорит о том, что необходимо «совместно создать комиссию, определить виновных, наказать и признать ошибки, и восстановить отношения, я к этому призываю наших друзей и в России, и в Турции».

Помощник Назарбаева Нурлан Онжанов: «Через четыре дня Эрдоган связался по телефону с нашим президентом – отмечу, разговор был очень сложный, тому причина неодобрение Нурсултана Назарбаева действий турецких вооруженных сил... (Назарбаев) сказал коллеге, что есть возможность урегулировать ситуацию мирным путем, в конце разговора Эрдоган дал согласие на переговоры с российским президентом».

21 декабря 2015 в России проходит Саммит ОДКЮ, «турецкий вопрос Владимир Путин на правах хозяина саммита предпочитает обсуждать за закрытыми дверями, именно тогда Нурсултан Назарбаев в беседе тет-а-тет и убедил российского президента принять от турецкой стороны три условия: извинения, наказание виновных и возмещение ущерба. Каким образом Турция выполнит эти три условия, в тот момент не оговаривалось. Президент Назарабаев готовил варианты и для Эрдогана», - сообщают зрителю закадровым текстом.

6 февраля 2016 года Ахмет Давутоглу, премьер-министр Турции, приехал с официальным визитом в Казахстан, без камер Назарбаев разговаривал с Давутоглу более двух часов. Позже Онжанов рассказал: на столе у президента лежал блокнот с заранее разработанными вариантами предложениями по выходу из кризиса, но озвучил лишь один – он предложил турецкой стороне написать Владимиру Путину письмо от Эрдогана, «в котором следует выразить извинения, предложить компенсировать ущерб и расследовать инцидент».

На следующий день Назарбаев позвонил Путину, но тот настаивал: «сложности созданы турецкой стороной, первый шаг должна сделать официальная Анкара».

«Далее следует целая череда личных встреч Назарбаева и Эрдогана, Назарбаева и Путина», - говорят в фильме, проведя огненную черту между изображением двух поссорившихся президентов. Спецэффекты.

31 марта 2016 года, Эрдоган и Назарбаев встретились в Вашингтоне на антиядерном саммите, Эрдоган не внес ясности относительно письма. Следующая встреча глав Турции и Казахстана состоялась уже в Стамбуле во время официального визита Назарбаева в Турцию.

Нурлан Онжанов: «Встреча длилась долго и именно после нее мы поняли, что президент Турции готов прислушаться к Нурсултану Назарбаеву».

«Назарбаев отправляет спецпослание турецкому президенту, где излагает структуру письма и «пошаговый алгоритм действий для возобновления двухсторонних отношений», - говорится в фильме, - «Связующим звеном становится посол Казахстана в Турции – Жансеит Туймебаев».

Туймебаев: «20 июня (2016 года) я уже получил поручение переговорить с руководством Турции, чтобы Эрдоган сам лично подписал письмо и направил Путину».

Советник президента Турции Ибрагим Калын и Туймебаев начинают работу по созданию «важнейшего послания». Следующий шаг – убедить Путина принять извинения в письменной форме: «В июне в Санкт-Петербурге, во время Международного экономического форума глава Казахстана сообщил президенту России о том, что лидер Турции готовит послание».

«Со всех сторон, включая Нурсултана Абишевича стали предпринимать шаги», - как мог, подтвердил в фильме и Ушаков.

23 июня 2016 Нурсултан Назарбаев прибыл на саммит ШОС в Узбекистане, там же принимал участие и Владимир Путин. Следуют кадры с покойным президентом Узбекистана Исламом Каримовым: «К концу первого дня хозяин саммита Ислам Каримов приглашает лидеров государств на концерт - атмосфера праздничная, душевная. Этот саммит ШОС стал последним в его жизни. Эти кадры войдут в историю (…)», - говорит голос за кадром, - Именно в этот момент Нурсултан Назарбаев ведет настойчивый разговор с Владимиром Путиным, приводит финальные аргументы и убеждает его принять письмо завтра по завершению саммита ШОС , перед вылетом в Китай, Владимир Путин соглашается».

В 12 ночи Назарбаев дает поручение установить связь с Эрдоганом. Ерик Утембаев, посол Казахстана в Узбекистане комментирует: «Вся дипломатическая команда Турции стала готовить проект письма».

Нурлан Онжанов: «В 3 часа ночи мне позвонил посол Туймебаев – он сообщил, что г-н Эрдоган хочет отправить письмо за личной подписью на самолете через своего помощника».

Этим помощником стал Ибрагим Калын. Туймебаев: «В конечном итоге письмо было готово, перевели на русский язык, и рано утром Ибрагим Калын чартером вылетел в Ташкент».

И вот здесь, согласно всем трем версиям, начинается триллер. Поскольку турки пытались успеть до окончания саммита, они вылетели не запросив страны, через которые пролегал их путь, о разрешении на вход в воздушное пространство. В этом была некоторая ирония, если вспомнить, основную причину кризиса между Россией и Турцией.

Ибрагим Калын говорит в фильме: «Мы настолько спешили, что вылетели без разрешения на пересечение воздушного пространства Грузии, Азербайджана, Туркменистана и Узбекистана, до границы Грузии было 50-60 минут, и мы надеялись что за это время сможем получить разрешение. Все происходило ночью, когда уже приблизились к границе с Грузией – получили разрешение. Затем открыли свое воздушное пространство Туркменистан и Азербайджан, однако получить разрешение у Узбекистана не удавалось. Так мы и зависли в воздухе примерно на час и десять минут, заканчивалось топливо, что делать? Мы настолько переживали что не могли найти себе места».

Голос за кадром продолжает рассказ Калына – казахстанская делегация с Бакитжаном Сагинтаевым и Ерланом Идрисовым добивались посадки, но тщетно. На этот случай был готов аэропорт в Шымкенте, оттуда Калына собирались переправить вертолетом в Ташкент. Но, говорит Нурлан Онжанов, «глава нашего государства сказал, что поговорит лично с Каримовым». В ходе этого разговора президент Назарбаев договорился о посадке в самолета в Ташкенте.

Встречать Калына отправили посла Утембаева – «только у него была возможность провести турецкого гостя во дворец беспрепятственно». Путин тем временем ждал черновик письма, чтобы согласовать его до официальной церемонии: «Для российской стороны формулировки послания имели важное и принципиальное значение».

Оставалось полтора часа до того, как Путин улетал в Китай, а письма все не было. «Наконец министр иностранный дел Турции Мевлет Чавушоглу сообщил, что проект письма передан по секретной линии в посольство Турции в Узбекистане». Уже во время официальных мероприятий ШОС Назарбаеву принесли письмо, Путин сидел поодаль. Прочитав письмо, казахстанский президент передал через помощников письмо российскому коллеге:

«После получения письма, Владимир Владимирович кивнул Нурсултану Абишевичу, это был тот момент, когда мы все увидели то одобрение», - говорит Утембаев.

«А тем временем машина рванула в аэропорт, нужно было доставить Калына», - рассказывают создатели фильма, отмечая при этом, что турецкая делегация прилетела большим составом «с охраной и бизнесменами», но в свою машину Ерик Утембаев пригласил только Ибрагима Калына и переводчика. Запомните этот момент. Из других источников станет понятно, что за «бизнесмены» летели бортом Эрдогана.

«Доступ был только для моей машины в резиденцию, и мы это сделали, он на это пошел, конечно…», - сказал Утембаев о решении не брать с борта всю делегацию. К этому времени саммит уже закончился и президенты разошлись на перерыв по резиденциям.

Онжанов: «Я пошел искать Ушакова, Назарбаев принял гостя (Калына) и взглянул на письмо, уже подписанное Эрдоганом. Потом вошел в комнату помощник президента России и глава государства сказал: «Теперь должно быть все нормально, переговорите между собой».

Далее следует «синхрон» Утембаева, который утверждает, что турецкий и российский представитель обнялись. Ни турецкие, ни российские СМИ в своих версиях этой детали не отметят.

Путин получил оригинал письма от Эрдогана во время чаепития: «Это письмо, в котором президент Турции называет президента России «дорогой друг», в котором сообщает, что неоднократно пытался дозвониться до него после происшествия с самолетом, в котором Эрдоган говорит «извините» и выражает искреннюю надежду на возобновление диалога по телефону или личной встречи. И еще сообщает о том, что начато и ведется судебное расследование в отношении гражданина Турции, сбившего российский самолет».

Фильм заканчивается уже известными фактами о том, как далее развивались события. Министр иностранных дел Турецкой Республике в кадре скажет: «Мы не зря называем президента Казахстана аксакалом тюркского мира, он сыграл ключевую роль в примирении двух стран». Счастливый предприниматель Невзат Сарычелик повеселеет - бизнес пошел лучше, а авторы фильма вспомнят про переговоры, которые в эти дни в пятый раз собирают представителей сирийского конфликта в Астане.


Турция. Газета «Hürriyet Daily News», 9 августа, 2016​

«История секретной дипломатической операции, положившая конец русско-турецкому кризису»

Статья, в ежедневной англоязычной газете, основанный в 1961 году, вышла еще в августе прошлого года за подписью главного редактора Мурата Йеткина (Murat Yetkin). Это самая первая большая публикация на эту тему, изобилующая большим количеством деталей. Но источники полученной информации были сохранены в тайне.

Издание приводит цитату из выступления Эрдогана уже после попытки военного переворота 15-16 июля прошлого года: «…Эрдоган поблагодарил президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, первого президента, который проявил солидарность после попытки переворота, а также за его поддержку в разрешении кризиса с Россией…»

СМИ отмечает: «Не так много репортеров обратили внимание на эту ремарку, которая, на самом деле, была ключевой к этой не рассказанной истории секретной дипломатической операции, которая положила конец кризису».

Издание пишет, что согласно словам уже известного нам Ибрагима Калына, бизнесмен Джавит Чаглар (Cavit Çağlar) сыграл очень важную роль в разрешении конфликта, «также как и Нурсултан Назарбаев», а также генерал, взявший на себя патриотическую инициативу. Генерал это - Хулуси Акар (глава Генштаба Турции с 18 августа 2015 года, он, кстати, во время попытки госпереворота был взят в заложники мятежниками - V).

«Калын не отрицал эту историю, но не озвучил более никаких деталей. Чаглар в телефонном комментарии Hürriyet Daily News отметил, что ему «нечего сказать в дополнение слов господина Калына, который уполномочен представлять власти», а он «не может разглашать детали» операции».

Поэтому с дисклеймером: «Согласно высокопоставленным источникам в дипломатических кругах, а также источникам в области безопасности, попросившим не раскрывать их имена» газета приводит детали секретной дипломатической операции по разрешению турецко-российского конфликта. Ниже перевод материала с незначительными сокращениями.

«В конце апреля Акар сказал Эрдогану, что возможно, есть посредник, который поможет разрешить кризис. Этим посредником мог стать турецкий бизнесмен Джавит Чаглар, текстильный инвестор, имеющий бизнес в Дагестане. Чаглар занимался политикой в 90-х, служил государственным министром в кабинете Сулеймана Демиреля и с тех пор хорошо знает главу Дагестана – Рамазана Абдулатипова. У Абдулатипова есть доступ к Путину через его помощника – Юрия Ушакова. (…) Акар сказал Эрдогану, что Чаглар тогда был полезен государству как министр, а затем, и как бизнесмен. Он был посредником между Анкарой и Гейдаром Алиевым, главой Азербайджана, в Нахичеване и Баку в середине 90-х. Именно он предоставил свой частный самолет для сотрудников Национальной Разведывательной Организации Турции (НРО) для того, чтобы полететь в Кению в 1999 году. ЦРУ совместно с НРО тогда проводили операцию по задержанию лидера РПК Абдуллы Оджаллана – это была операции совместно с ЦРУ.


Справка Vласти: курдский политический и военный деятель. С 1999 года отбывает пожизненное заключение в турецкой тюрьме на острове Имралы (арестован 15 февраля). До 98 года Оджалан, пользуясь покровительством сирийских властей, жил в Дамаске, но под нажимом Анкары, его попросили покинуть страну. После безуспешных попыток найти убежище в разных странах он был похищен спецслужбами Турции, с помощью спецслужб Израиля в Кении, передан спецслужбам Турции и помещён в турецкую тюрьму на острове Имралы в Мраморном море. Осуждён на смертную казнь, которая позднее под давлением мирового сообщества была заменена на пожизненное заключение. Именно в этой резонансной операции опосредованно принимал участие Джавит Чаглар.


«…Акар сказал Эрдогану на встрече, на которой присутствовал Калын, что у Чаглара были финансовые проблемы в нулевых, и из-за этого тот оказался перед судом, но при этом был всегда надежен в операциях государственной важности. После встречи с Чагларом и Акаром в Стамбуле 30 апреля, Эрдоган дал зеленый свет этой операции. Назначенный Эрдоганом посредником для коммуникаций с Ушаковым, Калын начал подготовку черновика письма Эрдогана Путину. Через Чаглара и Абдулатипова между Анкарой и Москвой завязалась челночная дипломатия, где содержание и форма письма редактировалась двумя сторонами несколько раз в течение мая и в начале июня.

22 июня, посол Казахстана в Анкаре Жансеит Туймебаев вызвал Калына «срочным» посланием. Назарбаев встречался с Путиным в Санкт-Петербурге и сказал, что если Эрдоган будет готов отправить письмо, Путин готов его принять. Эрдоган хотел нормализации отношений, но не был готов отправлять письмо со словами «извинений» (в оригинале статьи используется английское слово apology-V) и «возмещение ущерба» (издание использует термин compensation - V) «Извиняться за то, что он защищал границы своей страны?»

23 июня, перед ифтаром (ужин разговения, в это время шел священный для мусульман месяц Рамадан - V), Туймебаев вновь срочно вызвал Калына. Назарбаев только что приземлился в Ташкенте, столице Узбекистана, для участия в саммите ШОС, где он встретится с Путиным утром следующего дня до окончания мероприятия, саммит завершался в час дня. Если бы туда успели доставить письмо, даже и с легкой редактурой, это могло бы помочь положить конец кризису. Калын немедленно проинформировал Эрдогана, который вызвал Генерала Акара к себе в 11 часов вечера 23 июня.

Тем временем, Калын сделал еще один черновой вариант письма и теперь работал вместе с русскими переводчиками и дипломатами из казахстанского посольства в Анкаре. Они смогли подобрать русское слово «извините» (в Hürriyet Daily News слово приводится латиницей на русском языке - «izvinite») которое, более сильное по смыслу нежели «сожалею» (sorry) но не такое, как как apology (приносить свои извинения, просить прощения и признавать вину – V).

Эрдоган подписал письмо и попросил Калына немедленно вылететь. Джет Калына вылетел из Анкары в 3 часа ночи 24 июня. Первая остановка была в Стамбуле, где они забрали Чаглара, его советника и переводчика. Самолет взлетел в Стамбуле в 4.30 утра, но у борта не было разрешения для вхождения в воздушное пространство Грузии, Азербайджана, Туркменистана и Узбекистана. МИД стал обзванивать столицы этих стран.

За 20 минут до пересечения границы с Грузией, благодаря wi-fi на президентском борту и сообщениям в WhatsApp, им удалось получить разрешение на пересечение воздушного пространства.

Разрешения от Азербайджана пришло во время полета над Грузией, от Туркменистана – пока летели над Азербайджаном. Но от Узбекистана ничего не было. Воздушное пространство страны было закрыто из соображений безопасности во время саммита ШОС. Назарбаев предложил свой президентский вертолет, который ждал в Шымкенте возле узбекской границы, и мог доставить делегацию в Ташкент. Но у самолета, который циркулировал над Турменистаном, заканчивалось топливо. И тогда Назарбаев обратился к узбекскому президенту Исламу Каримову лично и попросил его о разрешении принять в аэропорту «его гостей из Турции». Каримов разрешил.

Самолет с Калыном и Чагларом на борту приземлился в Ташкенте в 12.15. Назарбаев ждал их и принял в зале заседаний наверху. Он попросил русскую копию письма, прочитал ее внимательно и сказал: «Это хорошо». Турки только тогда узнали, что Путин и его делегация ждали в соседней комнате. Назарбаев спросил, может ли Ушаков присоединиться. Президент Казахстана сообщил помощнику Путина, что письмо приемлемо, а всем находящимся в комнате сказал «Ну, вот и все» и добавил, что они теперь должны разобраться со всем остальным. После того, как Ушаков отнес письмо Путину, он вернулся к турецкой делегации и сказал, что российский президент одобряет бумагу, несмотря на то, что находит письмо «немного ближе к турецкой позиции» из-за нового слова, которым заменили «apology».

Калын и Ушаков договорились, что заявление будет сделано 27 июня в Москве после того, как Анкара ознакомиться с сообщением. Русские сдержали обещания. Заявление было сделано вовремя...»


Российская Федерация, «Россия 24», 3 сентября, 2016

Специальный репортаж «Тайная дипломатия»

Специальный репортаж Анны Афанасьевой больше даже и не про саму дипломатическую операцию, а про личность того самого бизнесмена-медиатора Джавита Чаглара. Именно с его кабинета в Стамбуле журналистка начинает материал. Камера фокусируется на наблюдающем историческую встречу Путина и Эрдогана после разрешения кризиса Чагларе.

«…Как утверждают его помощники, если бы не он, встреча Путина и Эрдогана, возможно, и не состоялась бы. Неужели в примирении Турции и России ключевую роль сыграла тайная дипломатия?»

Камера переносится на улицы Стамбула, где простые люди вновь радуются возобновленным отношениям с Россией: «Я не могу точно знать человека, который подготовил и отнес письмо от Эрдогана к Путину, но кто бы это ни был, он сделал очень хорошее, очень благородное дело», - комментирует ситуацию политизированный прохожий.

«В этом конверте — уникальный документ, рукописная версия, самый первый вариант того самого послания Владимиру Путину, которое подпишет Реджеп Тайип Эрдоган. Его будут исправлять и дополнять еще несколько раз – говорят, письмо окажется ровно в руках адресата, благодаря одному турецкому бизнесмену - но кто он, тот самый человек, который войдет в историю как герой, помиривший Россию и Турцию, и как ему удалось справиться с этой дипломатической миссией?» - вышагивает в кадре улыбающаяся на фоне стамбульской мечети Анна Афанасьева.

Далее от первого лица с небольшой помощью журналиста следует перечисление всех регалий Чаглара – «медиа магнат, миллиардер, и, в прошлом - политик». Затем бизнесмен цитирует своего бывшего руководителя Сулеймана Демиреля: «Кто не умеет мириться, тот пусть лучше не ссорится». Журналистка для пущей важности подчеркивает – это первое интервью Чаглара за последние 15 лет, уж больно повод «благородный».

Сам Чаглар уверено и спокойно рассказывает: «30 апреля (2016) у меня была встреча, на которой присутствовал президент и начальник Генштаба Турции. Эрдоган заявил, что он верит в разум и справедливость. Он сказал, что очень уважает и любит Владимира Путина, и я Эрдогану тогда ответил: «У меня в России есть много друзей среди влиятельных представителей бизнеса и власти - давайте я через них попробую решить наш конфликт». Эрдоган на это мне ответил: «Ты можешь предпринимать все шаги, которые посчитаешь нужными, если они послужат достижению мира».

Автор репортажа рассказывает - тесная связь Чаглара с российской стороной началась в 90-х – «вот это Ельцин в Кремле», а это, говорит уже сам бизнесмен, рассматривая фото в рамке: «В Баку – в тот период Гейдар Алиев был у власти – тоже мой друг. Вот Назарбаев – мы сфотографировались на моей фабрике в Бурсе, я еще очень горжусь дружбой с Рамазаном Абдулатиповым», - рассказывает Чаглар.

«Именно глава Республики Дагестан Рамазан Абдулатипов был одним из тех, кто помог выбрать тон примирительного письма, которое предстояло отдать Эрдогану на подпись», - говорит Афанасьева за кадром.

Чаглар: «На той встрече был Рамазан Абдулатипов, и еще нам помог Аббас Аббасов, бывший соратник Гейдара Алиева, который 12 лет работал с ним, был еще турецкий генерал в отставке».

В кадре - «исторический» снимок с этой встречи. Чаглар продолжает: «Там (в письме) было слово «извините» - господин президент не хотел, чтобы этот инцидент с самолетом произошел. И самое главное – уделено много места дружбе между Эрдоганом и Путиным – в этом письме была формулировка – Эрдоган обращался к Путину по имени – «Дорогой, друг Владимир!».

Рамазан Абдулатипов отмечает: «У них были очень хорошие личные человеческие контакты отсюда и обида и реакция Владимира Владимировича Путина, и я так почувствовал (...) Эрдоган, и его приближенные - даже если они это не всегда признают - осознают меру ответственности за то, что произошло. Если нам с Джавит-беем что-то удалось, это в рамках тех полномочий и поручений, которые нам были даны нашими руководителями (…) Владимир Владимирович проявил огромную мудрость и огромное мужество, я думаю, со стороны Эрдогана мужества требовалось не меньше».


Справка Vласти. В сентябре 2016, Абдулатипов даст еще несколько публичных комментариев, один из них – интервью российскому сайту РБК, который перепечатают несколько изданий: «Турецкая сторона сказала, что есть вариант передать письмо через Ушакова, а есть вариант передать его через Назарбаева [Нурсултан Назарбаев, президент Казахстана]. Я ответил, что лучше передать через Назарбаева, потому что это более высокий уровень. У Владимира Владимировича очень хорошие отношения с Назарбаевым, поэтому возможностей положительно решить вопрос с примирением в таком случае будет больше».


В специальном репортаже России24, то ли намеренно, то ли вскользь озвучат все-таки и цену вопроса: «Обоюдный интерес был вызвал еще и тем, что Чаглар должен был реализовать крупный инвестпроект на сумму 825 млн долларов. Сам бизнесмен рассказывает – в Дагестане его холдинг решил построить текстильную фабрику полного цикла. Но не скажет, что еще в 2013 году, еще будучи врио президента Дагестана Абдулатипов даст Чаглару гарантии безопасности ведения бизнеса в республике.


Справка Vласти:

Турецкая компания Yeshim Tekstil намеревается создать в Дагестане текстильное производство полного цикла. (...) всего порядка 500 видов продукции. На предприятии будет работать около 4 тыс человек (...) Стоимость производства — 848,5 млн долларов, из которых 80% — заёмные средства, а остальные 20% — собственные средства компании (…) Инициатором проекта выступает зарегистрированное в Дагестане российско-турецкое совместное предприятие ЗАО «Нергиз Дагестан». Окупиться проект должен за семь лет (…) Построить фабрику планируется на промышленно-производственной инвестиционной площадке в посёлке Тюбе (Кумторкалинский район): компания возьмёт в аренду на 59 лет участок площадью 82 га. Выбор этой площадки понятен — производство разместится в первом республиканском индустриальном парке, в котором за счёт государственных средств создаётся необходимая инженерная инфраструктура.

2012 год, издание «Эксперт Online»


Справка Vласти:

18 декабря 2015 года, республиканская вещательная компания «Дагестан»:

В Правительстве Дагестана обсужден ход реализации приоритетного проекта «Новая индустриализация». Его руководитель Гасан Идрисов говорит: «…мероприятия, которые мы не выполнили из-за обострившейся геополитической ситуации, там, где у нас присутствуют турецкие инвесторы – «Наргиз Дагестан», по генерации энергии, есть одна малая ГЭС, которая изначально планировалась с участие турецких инвесторов. По известным причинам мы оставляем их на 2016 год, потому что решение принимается на федеральном уровне, и окончательного решения еще нет».


Надо отметить, что ЗАО Nergis Dagestan было зарегистрировано в 2012 году, в 2013 году дагестанские власти под этот проект выделили 82 гектара земли в Кумторкалинском районе. Говорят, что решение об этом проекте Чаглар принял потому, что турецкие власти запретили большие производственные предприятия в черте города в самой Турции, поэтому выгодно было перевезти все в страну, где и рабочая сила, и энергоносители дешевле, но еще до политического разгорелся скандал финансовый - один из банков отказал компании Чаглара в займе, потому что выяснилось, что оборудование, которое привезли в Дагестан оказалось устаревшим. Проект был заморожен. 52-процентная доля Nergis Dagestan находится у сына председателя Совета директоров турецкого холдинга - Мустафы Чаглара. Генеральный директор ЗАО «Нергиз Дагестан» в России - советник Джавита Чаглара – дагестанка Наида Джамукова. Она, к слову, тоже принимала участие в этой самой дипломатической операции, о чем дальше расскажет телеканал Россия24. На данном этапе проект Nergis Dagestan - еще на стадии реализации.


Джавит Чаглар: «23 июня Назарбаев позвонил Эрдогану и он заявил: «У вас есть письмо, составленное для президента России, почему же вы его не подписываете? Путин готов принять ваше письмо». По сообщению телеканала Россия24, ровно через сутки «Джавит Чаглар на президентском самолете в компании пресс-секретаря Эрдогана Ибрагима Калына, отправляется в Узбекистан. Именно там Нурсултан Назарбаев передаст письмо Владимиру Путину».

Чаглар: «У нас не было разрешения на посадку в Ташкенте, потому что шел саммит ШОС – было очень нервно, мы понимали, что опаздываем - в 14.30 самолет Путина вылетал из Ташкента. Мы должны были успеть, и к счастью, за полчаса до его отлета, мы передали письмо»

В специальном репортаже одним закадровым текстом отметят заслуги и казахстанского президента: «Чуть позже президент с большой благодарностью отметит роль главы Казахстана Нурсултана Назарбаева в нормализации российско-турецких отношений».

Дальше в кадре появляется уже знакомая нам Наида Джамукова, «владелица компании, которая занимается вопросами турецких инвестиций за рубеж, она помогала Чаглару с организацией проекта «Нергиз Дагестан», «филолог и историк по образованию, Наида владеет русским и турецкими языками, Наида также помогала выполнять дипмиссию по примирению Турции и России».

Джамукова перебирает черновики исторического письма: «С трепетом подходили к каждому слову, к каждому предложению, чтобы это не ущемило ни гордость турецкого народа и не ущемило российский народ тоже. Извиниться на словах перед своим другом, я думаю, он всегда готов. А извиниться от имени государства было довольно трудно - мы долго стояли над этим словом, очень долго доказывали и российской, и турецкой стороне, что именно это слово таким образом в этом контексте должно стоять, но я думаю, это самое трудное, и мы это преодолели».

После того, как журналистка, сказала, то «письмо было передано из рук в руки», зрителя переносят на живописный берег Босфора. Здесь находится дом Чаглара. Когда он задумал его строить, необходимо было разрешение городских властей, тогда, радостно отмечает журналистка, должность мэра занимал Раджеп Тайип Эрдоган. Небольшой штрих к портрету...

... В кадре - приятная женщина средних лет, Чаглар обнимает ее, говорит, что прекрасный дом и все, что у него есть - для жены, с которой он вместе уже 47 лет. А вот супруга вскользь вспоминает тот самый скандал и судебные разбирательства, когда ее муж 9 месяцев находился под арестом:

«Мы не ожидали что его заберут посадят, в то время как посадили, я закрыла все занавески на той стороне дома, которая выходила на Босфор, мне казалось, если мой муж их не видит, то и я не должна».

Чаглар подтвердит: «Я сидел 9,5 месяцев, много чего потерял, со временем выиграл все суды, но никогда не терял веру в себя и в свой народ». «Тайный дипломат и миротворец» вновь назовет его автор репортажа. А он вновь поблагодарит «двух мудрецов» - Путина и Эрдогана.


Справка Vласти:

В 2004 году Чаглар был приговорён к 3 годам и десяти месяцам тюремного заключения за мошенничество, связанное с банкротством İnterbank. В 2002 году он был оправдан по этому делу, но прокурор подал апелляцию.

Журналист, шеф-редактор Интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...