• 2419
1 июля исполнилось 15 лет со времени возвращения Гонконга в исторически-материнское лоно большого Китая. Договоренность о возвращении бала достигнута Пекином и Лондоном задолго до того¸ в 1980-х, во времена премьерства Маргарет Тэтчер. Некоторые считают, что это было единственным внешнеполитическим проигрышем «железной леди»...

 

Ярослав Разумов, специально для Vласти

 

1 июля исполнилось 15 лет со времени возвращения Гонконга в исторически-материнское лоно большого Китая.

 

Договоренность о возвращении бала достигнута Пекином и Лондоном задолго до того¸ в 1980-х, во времена премьерства Маргарет Тэтчер.  Некоторые считают, что это было единственным внешнеполитическим проигрышем «железной леди». На самом деле в этом как нигде проявилась ее мудрость – Тэтчер понимала разницу между Аргентиной и Китаем, Фолклендскими островами и Гонконгом - там, где можно «играть железными мускулами», а где лучше договориться заранее и сдать позиции с сохранением лица, пока еще возможно.

 

Надпись на фото: Последний раз - спуск английского флага в Гонконге.

 

Как это нередко бывало в истории, Британия, аннексировав в середине 19-го века Гонконг, тогда – территорию с маленькой деревушкой, каких на китайском побережье были тысячи, дала колоссальный толчок его развитию, катализировала процессы, которые без нее могли бы развиваться столетиями. Но затем, постепенно, изжила свое господство здесь:  местные за несколько поколений успешно переняли все то, чем выгодно отличались от них колонисты. Хотя те долгое время недооценивали такую возможность.

 

Австрийский дипломат и путешественник, большой знаток Востока, Эрнест фон Гессе-Вартег, в знаменитой в свое время книге «Китай и китайцы» (1900 год) посвятил Гонконгу первую и одну из самых больших глав. И, хотя, он, судя по книгам, не очень жаловал англичан, все же писал:

 

«Находясь в Гон-Конге, не перестаешь удивляться и невероятным результатам деятельности осевшей здесь горсти англичан, и чуждому нам, европейцам, китайскому миру, который окружает эту горсть. С виду он как будто грозит затопить ее своими волнами, на самом же деле легко управляется и направляется этой горсточкой англичан».

 

Европейцы, поселившиеся в Гонконге, отмечал фон Гессе-Вартег, «умеют жить» и сторицей вознаграждают себя за разлуку с родиной – доходы из велики, и достаются без излишнего труда. «Европейцы – господа острова; весь физический труд выполняют кули… Даже беднейшему ирландцу и во сне не привидится поступить здесь в услужение хотя бы к самому губернатору». И, хотя путешественник и осуждал европейцев за то, что те с китайцами «обходятся, в своем высокомерии, зачастую, крайне грубо и жестоко, не вызывая с их стороны ни малейшего протеста»,  и он воспринимал это как нечто, исторически естественное и неизбежное. Очень характерными для той эпохи, сто лет назад, были такие прогнозы австрийского путешественника:

 

« Часто высказываемые опасения, что приобщенный к современной жизни и культуре Китай когда-нибудь раздавит Европу, неосновательны.  Пройдет еще несколько десятков лет прежде, чем можно будет серьезно думать о действительном соперничестве Китая с Европой». У Европы настолько большое цивилизационные преимущество, что Китай и Япония будут оставаться на положении учеников, а она сможет «еще долгие века удерживать за собой роль руководительницы». В подтверждение этого тезиса, он сравнивал внешнюю торговлю Индии и Китая:  хотя первая была по площади и населению заметно меньше, объем ее экспорта был в три раза больше, чем у Китая! И с бескомпромиссностью и самоуверенностью классической колониальной эпохи, фон Гессе-Вартег, человек действительно умный, тем не менее, отказывал Китаю в целом и Гонконгу в частности в возможности «встать на ноги» в сравнительно короткие по историческим меркам сроки…

 

Надпись на фото: Церемония передачи политической власти в Гонконге.

 

Впрочем, «проморгали» цивилизационный рывок Китая не только наблюдатели конца 19-го века, куда удивительнее, что эту ошибку повторили и через 100 лет, когда поводов присмотреться внимательнее к китайскому росту было уже немало. Например, «гуру» американской политологии, З.Бжезинский, в книге «Великая Шахматная доска» (М., 1998, стр. 196) в главе с характерным названием «Китай:  не мировая, но региональная держава» сделал вывод:  «весьма маловероятно, что к 2020 году даже при наиболее благоприятном стечении обстоятельств Китай станет по ключевым показателям действительно мировой державой». Но, как известно, уже в 2010 году китайская экономика вышла на второе место в мире, и эксперты считают, что «В случае сохранения нынешних темпов роста Китай опередит США примерно через десять лет».  В контексте темы этой статьи стоит еще заметить, что в этом году Гонконгская фондовая биржа стала мировым лидером по объемам привлеченного капитала на рынке акций. Гонконг – это составная часть огромного «китайского скачка», осуществленного, хотя и в разных условиях (коммунистический режим в «большом» Китае и свободный рынок под протекторатом Лондона – в Гонконге), но одинаково успешно и в одном направлении.

 

Удивительно, что и в самое недавнее время существовала недооценка китайского потенциала. Приведу цитату французского экономиста, лауреат Нобелевской премии, Мориса Алле из его работы «Глобализация: разрушение условий занятости и экономического роста» (М, «ТЕИС», 2003):

 

«Утверждается, что страны с низкой заработной платой как Китай, будут специализироваться в производствах с низким уровнем добавленной стоимости, а развитые страны, как Франция, будут все более специализироваться в области высоких технологий. Но говорить так – значить полностью игнорировать трудовые и интеллектуальные способности китайского народа. Продолжая таким образом утверждать нелепицы, мы идем навстречу катастрофе» (выделено автором). 

 

То есть, в первом десятилетии 21-го века французский экономист был вынужден полемизировать с той точкой зрения, которую высказывал и защищал как правильную и доминирующую, фон Гессе-Вартег в последние годы 19-го столетия:  Европа «еще долгие века удерживать за собой роль руководительницы»! Вот она, самая яркая картина фатальных заблуждений европоцентиризма!

 

А между тем именно в Гонконге европейцы, будь они более внимательными и менее самоуверенными, могли бы заметить первые признаки грядущих кардинальных исторических перемен. Уже через 30-40 лет после прихода туда англичан, то есть, при жизни второго «колониального» поколения, мелкая и, во многом, средняя промышленность в колонии перешла от европейцев в руки китайцев. Примерно тогда же это произошло в Шанхае и Сингапуре. Фон Гессе-Вартег и ряд его современников с удивлением отмечали в своих книгах и статьях:  даже одевают и обувают европейцев в этих городах по большей части китайцы. И поясняли причину – «европейцы не могут с ними конкурировать». 

 

Надпись на фото: Печатая шаг по земле Родины

 

Всего за одно поколение китайцы в Гонконге освоили ремесла, о которых раньше знать не знали, например, пошив европейской одежды и обуви, и смогли сделать это вполне качественно. Хотя и непривычно для европейцев. Фон Гессе-Вартег рассказывает об этом следующее: «снимать мерки и по ним изготавливать белье или платье китайцы не умеют, но как только я давал китайцу-портному на образец мое европейское платье, он в кратчайший срок и за поразительно дешевую цену изготовлял мне точь-в- точь такое же. В Шанхае и Сингапуре мне в течение суток шили полные костюмы…». Он считал, что современные ему китайцы, в отличие от древних, лишены изобретательности. Но «Зато в них замечается необычайная способность к подражанию. Стоит им запастись образцами и проникнуть в тайну выделки предметов, в пользе которых они успели убедиться, для них нет ничего легче, как начать выделывать точно такие же самим», «в ущерб европейской промышленности и торговле».  Вот с каких мелочей все начиналось! Впоследствии, как известно, этот опыт был перенесен китайцами из Гонконга, который был для них главными  «воротами» в Западный мир, в материковый Китай. Спустя сто лет это привело к тому, что мы все сегодня видим.

 

Можно, конечно, тут начать говорить, что между Китаем и Гонконгом сохранилось немало проблем, можно вспомнить демонстрации, прошедшие в пятнадцатую годовщину объединения. Но это все – частности, хотя и важные. Главное, что история с нахождением Гонконга в составе Британской империи подтвердила несколько важных идей. Первая, что история человечества – это бесконечная цепь культурных заимствований и осваивания чужого опыта. Вторая - здесь нет чего-то навсегда устоявшегося; вчерашний исторический аутсайдер способен завтра вырваться резко вперед в гонке цивилизаций и культур. 

 

Фото из официальной хроники о присоединении Гонконга, Пекин, 1997. Перевод текста на фото - Константин Сыроежкин.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...