• 4603
Региональный водоворот

Андрей Мырзаев, Бишкек, специально для  Vласти

Выступление Министра иностранных дел Республики Узбекистан Абдулазиза Камилова на общих дебатах 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, послужила поводом для нового витка дискуссии вокруг строительства крупных энергетических проектов Центральной Азии в Таджикистане - Рогунской ГЭС и в Киргизии - Камбаратинской ГЭС -1.

"Узбекистан твердо придерживается принципиальной позиции - вопросы рационального использования водных ресурсов трансграничных рек Центральной Азии должны решаться в соответствии с общепризнанными нормами международного права и в рамках соответствующих конвенций ООН по использованию международных водотоков, в которых четко прописаны принципы недопущения ущерба окружающей среде и интересам сопредельных государств.

Считаем недопустимым продвижение отдельными странами региона проектов строительства крупных ГЭС с гигантскими плотинами без проведения международной, подлинно независимой, беспристрастной и профессиональной экспертизы.

Реализация таких проектов без тщательного анализа всего спектра их последствий может нарушить естественный сток трансграничных рек, создавая угрозу водной, продовольственной и экологической безопасности Центральной Азии, что способно привести к росту напряженности и конфликтного потенциала в регионе. Возведение таких грандиозных гидротехнических сооружений в высокогорной высокосейсмичной зоне с вероятностью землетрясений магнитудой 9 и выше баллов может создать угрозу разрушительной техногенной катастрофы" - отметил в своей речи министр иностранных дел РУ.

Примечательно, что такое заявление последовало вскоре после того, как Всемирный банк обнародовал свое заключение о возможности без последствий для окружающей среды строительства Рогунской ГЭС.

В 2011 году Всемирный банк предоставил финансирование Правительству Республики Таджикистан для проведения исследования Технико-экономической оценки (ИТЭО) и Оценки экологического и социального воздействия (ОЭСВ) для проекта Рогунской ГЭС. Два исследования были проведены параллельно, с высоким уровнем сотрудничества между исследовательскими группами. Исследования ИТЭО по итогам привлеченной компании POYRY ENERGY LTD показало, что технически возможно и экономически выполнимо организовать работу Рогунской ГЭС и всего Вахшского каскада в рамках существующих договоров и практик по управлению водными ресурсами.

Строительство Рогунской ГЭС было начато в 1982 году и затем приостановлено из-за политических изменений, приведших к обретению Таджикистаном и другими странами Центральной Азии независимости. Строительство на участке было возобновлено в 2008 году, однако, с 2012 года производятся только работы по обеспечению безопасности и техническому обслуживанию.

Что касается киргизского энергообъекта, то соглашение о строительстве Камбар-Атинской ГЭС-1 между Киргизией и Россией было подписано в сентябре 2012 года во время визита президента РФ Владимира Путина в Бишкек. Долевое участие в строительстве ГЭС поделено по 50% между Киргизией и Россией. В совместном предприятии ЗАО "Камбар-Атинская ГЭС-1" российской долей управляет "Интер РАО ЕЭС", киргизский – ОАО "Электрические станции". Среднегодовая выработка электроэнергии на Камбар-Атинской ГЭС планируется более 4,3 млрд кВт/ч. В настоящее время проводятся первичные работы на Верхне-Нарынском каскаде ГЭС. Там сейчас ведется очищение территории и завоз необходимых материалов.

Эксперт, независимый политолог из Киргизии Марс Сариев считает, что строительство этого проекта каскада ГЭС не критично для Узбекистана.

"Власти республики больше беспокоит возведение Камбараты-1. И вовсе не из-за экологических проблем, которые могут возникнуть в ходе строительства, о которых говорил Каримов. Экология здесь не причем – геополитика. Главным партнером Киргизии по Камбарате выступает Россия. И в том случае когда проект будет закончен у нее появится рычаг воздействия на Узбекистан. Именно этого они опасаются.

Проект Камбараты-1 устроен, так что он позволит Киргизии накапливать воду в летнее время, чтобы использовать в зимний период. После строительства Камбараты-Сырдарья будет полностью контролироваться Россией и уже Узбекистан будет в положении зависимом. Сырдарья для Узбекистана – это хлопковые поля стратегическое сырье, да еще и ферганская долина", - полагает Сариев.

Однако, в соседнем Узбекистане и Казахстане, гидроэнергетические проекты воспринимают с большой тревогой.

"Рогун и Камбарата во все времена скептически воспринимались в Ташкенте. Ничего удивительного, что Камилов уделил столько внимания этой проблеме на сессии ООН. В правительстве Узбекистана резко негативно восприняли даже такое решение, которое было подготовлено узкой группой экспертов, чья квалификация вызывает большое сомнение. К тому же, для строительства такого гиганта как Рогун, нужны и гигантские ресурсы. Их у таджиков никогда не было и не будет. ВБ тоже так легко не раскрутишь. Наиболее серьёзный потенциальный инвестор в проект - это Россия, но там тоже растёт понимание, что Рогун для таджиков в большой степени вопрос политической значимости. В то время как сам проект был задуман в советское время и является более крупным аналогом Саяно-Шушенской ГЭС. После катастрофы на Саянах многие готовы ещё 10 раз обдумать стоит ли возводить монстра и насколько он будет эффективен. И есть понимание необходимости сформировать по-настоящему независимую группу экспертов из числа признанных профессионалов, которые способны дать объективную оценку" - Vласти независимый эксперт, бывший директор Института стратегических и международных исследований при президенте Республики Узбекистан Рафик Сайфулин.

Казахстанский эксперт, политолог, представитель ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане Марат Шибутов обращает внимание на то, что противоречие между странами нижних частей речных бассейнов, которым нужен ирригационный режим использования и странами верхней части речных бассейнов, которым нужен энергетический режим существует уже 20 с лишним лет после распада СССР и его единой экономики и решить это как-то путем двусторонних переговоров не получается.

"Конечно можно было бы объявить воду товаром, назначить на нее определенную номинальную цену, потом заставить одни страны за нее платить поставками газа или угля, а других давать воду весной и летом без задержек и в полном объеме. Но эта ситуация невозможна по следующим причинам:

1. Кто заставит страны региона заключить это соглашение и будет гарантом его выполнения?

2. Все будут недовольны – одни - что вода слишком дорогая, а другие, что слишком дешевая.

3. Количество воды будет зависеть еще и от природных факторов, которые мало предсказуемы и как тогда с ценой на воду?

В общем, мирным путем и путем двусторонних компромиссов этот вопрос сейчас не решить, благо у стран региона еще накопилось огромное количество других претензий друг к другу. Так что я отношусь к водно-энергетическим спорам пессимистически и думаю, добром это не кончится", - резюмирует Марат Шибутов.

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...