Неграфские развалины: Как спасти исторический Уральск?

Пётр Троценко, Vласть

Один их старейших городов Казахстана постепенно лишается того немногого, чем ему можно гордиться - в Уральске медленно, но верно, разрушается исторический центр города. Какие из памятников старины ещё можно спасти и как это сделать - в репортаже Vласти.

Для типичного казахстанского города (да и не только казахстанского) архитектура Уральска - уникальна. В первую очередь, это связано с историей - не каждый город может похвастаться наличием храма, за стенами которого во время Пугачёвского бунта жена коменданта крепости Мария Крылова прятала от мятежников сына Ваню - будущего баснописца, автора «Стрекозы и муравья». Были в Уральске полководец Александр Суворов и целое созвездие писателей - Гавриил Державин, Александр Пушкин, Владимир Даль, Лев Толстой, Василий Жуковский, Владимир Короленко, Виталий Бианки, Константин Федин, Михаил Шолохов.

Во-вторых, это сохранность не отдельных зданий, а целого архитектурного комплекса, который чудом уцелел до наших дней, несмотря на беспощадный строительный бум советских лет и сметающий всё на своём пути земельный беспредел 90-х. Другое дело, что с каждым годом этот комплекс всё больше ветшает и разрушается.

О том, что нужно беречь исторический центр города, в Уральске говорят и пишут часто и с удовольствием. Но при этом для реального сохранения практически ничего не делается.

Архитектор Рустам Вафеев - один из немногих, кто по-настоящему обеспокоен сохранением исторического облика Уральска. Сам архитектор уже давно живёт и работает в Санкт-Петербурге и много лет бьёт тревогу по поводу сохранности родного города. Каждый год он приезжает на родину, выступает с лекциями, не уставая повторять, что если не приняться за спасение исторической части Уральска прямо сейчас, в скором времени спасать и беречь будет уже нечего.

«Исторический центр Уральска - это музей под открытым небом, - убеждён Вафеев. - С 1821 года он стал отстраиваться по единому генеральному плану и к началу ХХ века в его центральной части сложился крупный градостроительный комплекс с храмами, мечетями, общественными и частными зданиями, бульварами и площадями. Только одна Большая Михайловская улица (ныне проспект Достык) - это полтора километра сплошной исторической застройки, где представлены здания различных архитектурных стилей. В Казахстане просто нет таких городов. В последующий советский период многое было разрушено, а сам Уральск, став заштатным областным городом, потерял былое экономическое и культурное значение».

Возможно, именно то, что Уральск оказался на периферии, спасло его от бурного строительства в центральной части. Близлежащим крупным соседям Уральска - Уфе и Самаре повезло значительно меньше. От исторического облика этих городов не осталось практически ничего, а за спасение исторических зданий взялись слишком поздно.

По данным госинспекции по охране памятников историко-культурного наследия города, в настоящее время в Уральске под государственной охраной находится 120 памятников истории, культуры и архитектуры. Руководитель инспекции Талгат Жусупкалиев рассказал, что проверка старых зданий проводится регулярно, но проблем от этого не убавляется.

«Каждый год мы проводим осмотр и готовим заключение по тому, какие требуются реставрационные работы, - рассказывает Жусупкалиев. - Затем на реставрацию составляется проектно-сметная документация и по мере возможности выделяются финансовые средства».
За 2015 год за счёт городского и республиканского бюджетов было отреставрировано всего лишь 6 объектов культурного значения. К качеству ремонта старых зданий тоже имеются вопросы. Например, в 2013 году западно-Казахстанский филиал Казреставрации взялся за ремонт 190-летней арки, пристроенной к знаменитому Атаманскому дому, возведённому итальянским архитектором Дильмедино. Именно в этом доме останавливался Пушкин, когда приезжал в Уральск. Реставрационные работы заключались в том, что арку сначала разрушили, а потом снова собрали. По словам сотрудников Казреставрации, объект находился в аварийном состоянии и такой подход к реставрации - вынужденная мера, чтобы в один прекрасный момент арка не обрушилась кому-нибудь на голову. На вопрос, можно ли было укрепить арку, чтобы предотвратить разрушение, ответа не поступило.

Ещё одна проблема заключается в том, что ряд исторических зданий находится в частной собственности. По словам руководителя госинспекции по охране памятников Талгата Жусупкалиева, собственники должны ремонтировать здания за свой счёт. Он отмечает: если здание используется в коммерческих целях, то его владельцы нередко идут навстречу и выделяют средства на необходимый ремонт. Куда сложнее с историческими памятниками, выполняющими роль жилых домов. Таких зданий немного, но именно они находятся в самом плачевном состоянии. Ремонтировать их за свой счёт люди не хотят, потому что здания находятся под охраной государства.

«Из 20 жилых домов 15 домам требуются реставрационные работы в ближайшие 2-3 года, - говорит Талгат Жусупкалиев. - Согласно закону, если памятник находится в частной собственности, это не означает, что государство обязано выделить деньги на реставрацию. Мы убеждаем, чтобы они создали кондоминиум, выбрали старшего по дому, сдали какие-нибудь деньги на самые необходимые работы, объясняем, что единственная возможность реставрации в ближайшее время - участие жителей в программе ЖКХ. Но люди не понимают этого - они видят табличку, что их дом находится под охраной государства, и начинают ждать, когда государство придёт на помощь».

Примерно раз в пять лет происходит проверка памятников историко-культурного значения и этот список может быть слегка расширен за счёт включения в него дополнительных зданий, либо наоборот, сокращён. Следующая кардинальная проверка списков назначена на осень 2016 года.

«Здание может быть исключено из-под охраны только в двух случаях. Во-первых, если оно разрушено более чем на 70 процентов и охранять уже нечего. Во-вторых, если здание утратило историко-культурную значимость. Допустим, здания советской эпохи», - уточнил Талгат Жусупкалиев.

Охранять с каждым годом действительно приходится всё меньше. По данным городского ЖКХ, в 2014 году в Уральске жители 33 аварийных домов нуждались в срочном переселении. И примерно половина из этих домов построена ещё до революции. Несколько лет назад в Уральске буквально развалился 150-летний дом купца Рассохина, в котором останавливался и долго жил классик советской литературы Константин Федин. В этом доме проживало несколько семей, которые давно стояли в очереди на другое жильё, поскольку старинный дом был признан аварийным. Разговоры о спасении здания, разумеется, велись, но конкретных дел никто не предпринял.

Следующим кандидатом на руины может стать особняк царского генерала Георгия Бородина, единственный дом, на котором сохранились уникальные балконы ручной ковки с генеральским вензелем. Сейчас дом поделён на несколько квартир, но тех, кто там живёт, вряд ли беспокоит историческая значимость этого места. Более того, несколько лет назад один из жителей этого дома ходил по городским музеям, предлагая купить старинные балконы по сходной цене. Сотрудники одного из музеев обратились в госинспекцию по охране памятников, мужчине пригрозили штрафом и балконы остались на месте.

«Особую тревогу вызывают многочисленные каменные и деревянные особняки XIX - начала XX веков, которые в силу несовершенства деятельности инспекции так и не попали под охрану, - говорит архитектор Рустам Вафеев. - При этом они являются важными элементами архитектурной среды. Именно они формируют исторический облик старого Уральска. Сегодня эти постройки стремительно исчезают, перестраиваются, искажаются собственниками или просто разваливаются от ветхости. Никакого контроля за этим процессом нет».

Ещё один уникальный объект, сохранившийся только в Уральске - 156-летняя ротонда, установленная в небольшом городском сквере. Эту ротонду приказал возвести наказной атаман Уральского казачьего войска Аркадий Столыпин, отец известного русского реформатора Петра Столыпина. При Аркадии Столыпине в Уральске появились первый театр, открылась библиотека, музыкальная школа, типография, был разбит первый в городе сквер. В этом сквере и была построена ротонда, чудом сохранившаяся до наших дней.

«Это было очень красивое построение, - рассказывает кандидат искусствоведения Галина Гурьева. - Когда-то ротонда была ограждена коваными решётками, а внутрь вели мраморные ступени, которых сейчас нет и в помине. В ротонде был установлен бюст цесаревича Николая - умершего сына императора Александра II. В годы советской власти решётки убрали, а вместо цесаревича установили бюст поэта Некрасова. Но потом бюст исчез, ступени замуровали, и ротонда перестала существовать как беседка».

От Некрасовского сквера тоже мало что осталось. В тридцатые годы изрядная часть сквера ушла под строительство Западно-Казахстанского государственного университета, а около десяти лет назад прямо возле ротонды начали строить институтское общежитие, причём, неподалёку от самого памятника протянули теплотрассу, что очень обеспокоило местных краеведов: если трубы прорвут именно в этом месте, фундамент ротонды может быть серьёзно повреждён.

«Ходили разговоры, что ректор хотел определить под территорию института и сам Некрасовский сквер, но народ взбунтовался, - вспоминает Галина Гурьева. - Однако, институт всё равно «прихватил» территорию сквера и теперь это здание уродует весь вид и полностью подавляет ротонду».

Беспокоит Гурьеву и внешний облик исторических зданий, к которому относятся безо всякого почтения - старинную кирпичную кладку могут обшить листовым железом, а стены старинных зданий то и дело пробивают для кондиционеров или новых дверей.

«В центре Уральска, на площади Абая, стоят два замечательных дома с очень редкой лепниной. На одной из них изображены вазы и виноградная гроздь, а на соседнем доме - человеческая голова, видимо, Аполлона, с орнаментом вокруг, - рассказывает Галина Гурьева. - Мне страшно там проходить, потому что на этой замечательной лепнине пробили дыры в стене и повесили кондиционеры».

По иронии судьбы в одном из этих зданий находится редакция местной газеты «Информбиржа», которая регулярно выражает беспокойство о внешнем облике города.

Согласно новому генеральному плану развития Уральска, который собираются реализовать до 2030 года, город будет развиваться в юго-западном и юго-восточном направлениях. Ожидается, что за 15 лет Уральск расширится на северо-восток и юго-запад, а общая площадь увеличится с 20,9 до 25,7 тысяч гектаров. В новом генплане уделено внимание и историческому центру. В частности, отмечается, что «одним из важных аспектов развития города является упорядочение сложившейся застройки с максимальным сохранением исторических объектов и сносом ветхого, малоценного жилья». Кроме того, генеральный план предусматривает сохранение всех памятников истории, культуры и архитектуры «с установлением на последующих стадиях проектирования границ участков памятников и зоны регулирования исторической городской застройки».

Архитектор Рустам Вафеев считает, что рост Уральска «вширь» только обострит проблему городских коммуникаций, а запущенный и обветшалый городской центр останется без изменений и будет постепенно приходить в ещё больший упадок.

«Концепция генплана должна созреть в самом городе, и лишь затем быть доработанной в иногородних проектных институтах, - убеждён Вафеев. - Все это подразумевает под собой с одной стороны высокую компетенцию властей, их подотчетность городскому сообществу, а с другой гражданскую активность самого населения».

По мнению архитектора, подавляющая часть исторической застройки Уральска находится в удручающем состоянии. Никаких изменений в лучшую сторону за последние годы не произошло.

«По сути это лишь крашенные и латаные фасады неблагоустроенных коммуналок и трущоб. Никаких существенных изменений в лучшую сторону, даже относительно советских времен здесь не произошло», - убеждён Рустам Вафеев.

Между тем со стороны чиновников регулярно высказывались мнения относительно развития исторического туризма. В частности, в одном из своих выступлений аким Западно-Казахстанской области Нурлан Ногаев отметил, что Уральск и Западно-Казахстанская область имеют глубокие исторические корни и хорошие предпосылки для развития туризма. Иными словами, в Уральске есть на что посмотреть.

«Уральские чиновники неоднократно анонсировали возможность воссоздания некоторых исторических объектов, - продолжает Рустам Вафеев. - Всерьёз к этим заявлениям, конечно, никто не отнёсся, но, на мой взгляд, именно воссоздание способно вернуть хотя бы отчасти былое великолепие старому Уральску. Это нормальная практика в исторических городах. Сохранение исторической городской ткани без воссоздания былых архитектурных доминант, это и консервация ухудшенной советским вандализмом архитектурной среды».

По словам архитектора, можно даже воссоздать знаковые объекты старого Уральска - храмы, мечети, дома. К тому же, места, где располагались многие памятники архитектуры, пока не застроены.

«В современных условиях это выглядит, конечно, фантастично, однако если в отношении старого Уральска будет принята государственная программа сохранения культурного наследия, то это вполне реально. В конце концов, по столичным меркам на это нужны небольшие средства», - считает архитектор.

Уральский искусствовед и писатель Галина Гурьева считает, что городским властям, отделу архитектуры нужно объявить старый центр города заповедной зоной и запретить строить здания выше трёх этажей.

«У знаменитого особняка купца Овчинникова уничтожили балкон, потому что рядом не умещался трёхэтажный магазин «Ткани», - говорит Гурьева. - И теперь здание магазина нависает над этим домом и дом совершенно потерялся. Подумайте, какой город вы оставите своим детям и внукам. Будут ли они гордиться развалинами города, и о каком чувстве патриотизма можно будет говорить?»

Фото автора и с сайтов culturemap.kz, uralskweek.kz

Журналист

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые