• 26817
«Каждый раз, когда я заполняю вакантную должность, я порождаю сотню недовольных и одного неблагодарного», «кадры решают все», «человек, у которого много проблем, сам становится проблемой» - эти крылатые выражения про кадровую политику известны практически всем и отражают понимание того факта, что кадровая политика является ключевой в управлении государством.

 

Марат Шибутов, Vласть

 

«Каждый раз, когда я заполняю вакантную должность, я порождаю сотню недовольных и одного неблагодарного», «кадры решают все», «человек, у которого много проблем, сам становится проблемой» -  эти крылатые выражения про кадровую политику известны практически всем и отражают понимание того факта, что кадровая политика является ключевой в управлении государством.

 

Разумеется, можно много говорить о меритократии, о том, что руководящие посты должны занимать наиболее способные люди, независимо от их социального происхождения и финансового достатка и т.д. и т.п. Суровая реальность говорит о том, что крайне редко государству удается избежать клановости, землячества и кастовости руководителей  и Казахстан в списки этих стран явно не входит.

 

Возьмем сначала советский период. К временам Брежнева номенклатурная система уже устоялась и налаженная карьера советского элитария проходила по трем линиям: партийно-хозяйственная, партийно-дипломатическая, советско-партийная. Наиболее типичной была партийно-хозяйственная линия карьеры, состоящая из нескольких ступеней:

1.      Служба в армии

2.      Учеба в ВУЗе, часто заочно

3.      Работа на предприятии, совмещаемая с учебой и общественной деятельностью (профком, парторганизация, горсовет)

4.      Работа инструктором райкома или горкома. В случае, если стаж общественной работы большой можно было сразу попасть в инструкторы обкома

5.      Карьера в партийном органе.

6.      Если показывать хорошие результаты, то следовал вызов на учебу в Высшую партийную школу.

7.      После учебы в Высшей партийной школе шло назначение в центральные партийные или другие органы с примерной работой в течение 3-5 лет. Поощрялось изменение сфер деятельности – чтобы расширить кругозор и управленческий опыт

8.      Затем, если все прекрасно, то человек возвращался в свой регион первым секретарем обкома партии, и в дальнейшем его судьба уже определялась удачей, принадлежностью к группе влияния и навыками

 

Таким образом, человек рос постепенно, приобретая большой аппаратный и личный опыт, связи и профессиональные навыки. Поэтому отсеивались все не подходящие к высоким должностям люди, создавая усредненный образ советского номенклатурщика – человека с опытом, определенной харизмой, звезд с неба не хватающего, но осторожного, взвешенного в суждениях, профессионального и дисциплинированного.  И еще важная черта -  у высшей элиты дети редко повторяли успех родителей – это не поощрялось до времен Брежнева.

 

Сейчас, несмотря на все красиво написанные концепции государственной службы, ясно, что у нас с кадрами дела обстоят ахово. Я не буду затрагивать вопросы этнической составляющей, кочующих за шефом из ведомства в ведомство команд, назначение «мажоров» или людей с судимостями и взысканиями на разные должности – рассмотрим просто региональный баланс в элите.

 

Что такое региональный баланс элит? Это когда элита каждого региона получает более-менее (полностью удовлетворить, конечно, никого нельзя) соразмерную своему влиянию и весу долю власти. При этом у центральной власти стоит задача не допустить излишнего баланса в сторону одной группировки и, особенно за счет другой. Если баланс нарушен это приводит к проявлению регионального сепаратизма  той или иной стадии – зависит от решимости и возможности региональной элиты отстоять свои права.

 

На мой взгляд, в настоящее время есть определенный дисбаланс в отношении нескольких региональных элит и наиболее болезненно это проявляется для элиты Мангистау, что возможно и послужило одной из причин беспорядков в Жанаозене 16 декабря 2011 года. Но сначала пара слов о самих мангистаусцах.

 

Мангистауская элита является одной из самых молодых в стране и ее консолидация и возвышение связано с освоением нефтяных запасов Мангышлака в 60-х годах. Атомная отрасль относилась к Минсредмашу СССР и поэтому выходцы из нее в местных политических раскладах всегда участвовали крайне слабо. Местная элита неразрывно связана с добычей нефти и еще немного с портом Актау. Это одна из немногих практически полностью казахских, но, тем не менее, промышленных элит страны. Даже учились они практически все в российских вузах – к примеру, в легендарной «Керосинке». При этом, в силу такой специализации, ее представители ориентировались в основном на карьеру в промышленном производстве – что весьма ценно, но имело и отрицательные последствия.

 

Если брать промышленность, то Мангистауская область является второй по объему в стране. Это особенно важно – дело в том, что именно промышленность является основной экспортной отраслью, с которой и идут налоги в бюджет. С этой точки зрения мангистауская элита должна занимать почетное второе место после атырауской.

 

 

 

Если же брать в целом валовой региональный продукт, то есть помимо промышленности учесть еще сельское хозяйство, финансы, торговлю, услуги, строительство, транспорт и связь, то хотя Мангистау и не в тройке лидеров, но в пятерке точно. Исходя из этого, в идеале мангистауская элита должна быть широко представлена во всех властных структурах как на региональном, так и на республиканском уровне.

 

 

 

Но в реальности, дело обстоит совсем не так. На самом деле ведущими в стране являются элиты Алматинской, Южно-Казахстанской, Жамбыльской, Карагандинской области и частично города Алматы. Ведущими факторами в этом стали  - высокая численность населения и соответственно многочисленность региональной элиты, а также исторические закономерности. С тех пор как столицу Казахской ССР перенесли сначала в Кызылорду, а потом в Алматы южноказахстанцы занимают ведущее положение в казахстанской элите и изменения этому пока не видно. Наработанные связи и политический капитал мощных кланов позволяют им оставаться на вершине казахстанской власти уже полвека.

 

 

 

В Мангистау же очень мало населения и, соответственно, небольшая элита, которая еще и специализировалась на паре отраслей и эта производственная специализация сыграла с ними дурную шутку. Дело в том, что после развала СССР в суверенном Казахстане ключевыми стали совсем другие направления – идеология, кадровики, силовики, средства массовой информации. А в них мангистаусцев и тогда не было и сейчас нет.

 

Немаловажную роль в не очень хорошем положении мангистауской элиты сыграл и знаменитый адайский менталитет – бескомпромиссность, любовь говорить правду в глаза, недоверие и нелюбовь к чужакам. Все это конечно выглядит со стороны красиво, но политических союзников не прибавляет. Начистоту говоря, адайцам вне своей области помощи ждать не приходится (да и из-за пределов страны тоже). К примеру, в Жанаозене не стали терпеть даже прибывшего из соседнего Атырау Багиткали Бисикена и после забастовок добились его перевода.

 

К чему же это привело? А привело к тому, что среди высшей политической элиты Казахстана мангистаусцев крайне мало - в принципе, можно посчитать по пальцам. Можно перечислить наиболее известных из них (согласно монографии Д.Ашимбаева и В.Хлюпина «Казахстан: история власти. Опыт реконструкции» и другим данным):

1.      Абиш Кекильбаев – бывший государственный секретарь, известный писатель

2.      Ляззат Киинов – председатель правления и президент НК «КазМунайГаз»

3.      Зейнулла Алшымбаев – депутат Мажилиса

4.      Жакып Марабаев – заместитель управляющего директора НКОК (он вместе со своим братом Ермеком являются наследниками славы своего отца – Насибкали Марабаева)

5.      Тимур Бимагамбетов -  заместитель председателя правления НК «КазМунайГаз»

6.      Абзал Мендибаев – генеральный директор АО «Озенмунайгаз»

7.      Бактыбай Чельпеков – депутат Сената

8.      Орак Кудайберды – председатель Комитета геологии и недропользования

 

Как видно, выходцев из Мангистау весьма немного во властной элите и особенно мало в республиканских исполнительных органах. Этот дисбаланс существует уже много лет, и он сохраняется сейчас, что возможно приведет к рецидиву Жанаозена. В напряженных социально-экономических и политических условиях Мангистауской области местной элите, чтобы вызвать конфликт достаточно просто ничего не делать – он сам собой вспыхнет. Поэтому вопрос кадров в Мангистау и особенно в Жанаозене (пост акима города и его заместителей, руководителя ОМГ) стоит крайне остро.

 

И в этом случае власти для того, чтобы снизить конфликтный потенциал, придется немного забыть о своекорыстных планах некоторых своих членов и делать равноценный обмен – назначая в Мангистаускую область чиновников из других регионов, забирать оттуда перспективную молодежь на повышение в центральные органы или другие регионы. То есть, делать настоящую ротацию «центр-регионы», о которой говорил уже несколько раз президент. В дальнейшем, эти мангистауские кадры в центре вполне могут и выступить в качестве посредников при улаживании конфликтов в том же многострадальном Жанаозене. Да и местная молодежь увидит определенный социальный лифт вне пределов области, а не будет бесконечно требовать работу на местных нефтяных месторождениях, где ее, по сути, уже нет.

 

В принципе, перспективная молодежь там сейчас есть – к примеру, вышеупомянутый Абзал Мендибаев, директор мангистауского филиала КТЖ и Нурдаулет Килыбай, начальник управления внутренней политики Нурбол Телегенов, директор департамента управления человеческими ресурсами ММГ Ербол Едилов и еще многие другие. И ее надо использовать – иначе Мангистау останется на многие годы источником постоянных проблем. 

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Просматриваемые