Ведущие юридические фирмы о том, что нужно знать каждому казахстанскому бизнесмену
Законодательство: Что изменится для бизнеса в 2017 году?
Фото freeimages.com

Vласть совместно с Lincoln Conferences представляет обзор 11 наиболее значимых изменений в казахстанском законодательстве по итогам прошлого года, которые в 2017 году повлияют на положение как отечественных, так и зарубежных предпринимателей. Изменения законодательства комментируют юристы.

1. Управления государственного архитектурно-строительного контроля (ГАСК) отныне не проверяют содержание Акта приемки объекта в эксплуатацию, а просто ведут учет

Комментирует Андрей Артюшенко, управляющий партнер юридической фирмы «Артюшенко и партнеры»: «В 2016 году государство продолжило целенаправленно исключать роль своего прямого участия из процесса строительства в Казахстане. До мая прошлого года ГАСК требовал наличия тех или иных дополнительных подписей на Акте, отправлял запросы в другие органы и инстанции, проверял содержание Акта и его приложений. И только после этого, при условии устранения всех замечаний, регистрировал Акт. Данные действия создавали дополнительные сложности для заказчика строительства. Например, не было четкого понимания, какие именно «Поставщики услуг по инженерному и коммунальному обеспечению» должны быть включены в Декларацию о соответствии - все подряд или нет. У ГАСКа было свое мнение на этот счет. С другой стороны, внесенное в законодательство изменение еще раз подчеркивает отсутствие ответственности местных уполномоченных органов за принятый в эксплуатацию объект недвижимости»

2. Новый закон об арбитраже установил существенные ограничения на споры с участием субъектов квазигосударственного сектора и лиц, контролируемых государством

Комментирует Джоел Бенджамин, управляющий партнер международной юридической фирмы «Kinstellar»: «В апреле 2016 года в Казахстане был принят новый закон об арбитраже, который заменил два предыдущих закона – о международном арбитраже и о третейских судах. Если судить по преамбуле закона, то он должен регулировать деятельность арбитражей, созданных в Казахстане, и ограничения на споры с участием субъектов квазигосударственного сектора и лиц, контролируемых государством, не должны применяться к выбору сторонами спора международного арбитража и к исполнению его решений в Казахстане. Однако при анализе текста закона возникает серьезная неясность по этому вопросу. Вопрос о международном арбитраже очень важен для иностранных инвесторов, а основные иностранные инвестиции идут в республику через лиц, контролируемых или связанных с государством. Для устранения неясностей нужно ждать разъяснений уполномоченных органов, судебной практики, а лучше всего – изменений в закон»

3. С начала года в Казахстане для иностранцев действуют новые правила получения рабочих разрешений

Комментирует Дмитрий Чумаков, партнер юридической фирмы «Sayat Zholshy&Partners»: «Основным новшеством стало введение обязательного сбора (платы) за выдачу и продление рабочих разрешений в государственный бюджет, который работодатели должны оплачивать при получении каждого разрешения на работу. Размер сбора составляет от 300 до 500 тысяч тенге за одно разрешение в зависимости от отрасли, в которой функционирует работодатель, и от должности, на которую привлекается иностранец. Положительным моментом введения платности рабочих разрешений является отмена для работодателей необходимости поиска кандидатов на местном рынке труда и выполнения ими особых условий по обучению казахстанцев или созданию для них дополнительных рабочих мест. Наряду с платными рабочими разрешениями новыми правилами предусмотрена возможность выдачи бесплатных рабочих разрешений в рамках внутрикорпоративного перевода для привлечения иностранных работников из стран-членов Всемирной Торговой Организации»

4. В Предпринимательский кодекс введены институты «общественно значимых рынков» и «антимонопольного комплаенса», внесены поправки по антиконкурентным соглашениям и согласованным действиям

Комментирует Амир Бегдесенов, партнер юридической фирмы «Sayat Zholshy&Partners»: «В целом, считаем, что поправки приведут к негативным последствиям для некоторых добросовестных предпринимателей, тогда как облегчат жизнь юридически подкованным нарушителям. К примеру, увеличится число фактов недобросовестной конкуренции, поскольку для подобных нарушений будет сначала направляться уведомление (вместо проведения расследования). В свою очередь, установление исчерпывающего списка примеров «обстоятельств, в равной мере влияющих на субъектов рынка» при антиконкурентных согласованных действиях исключит возможность ссылаться на иные объективные обстоятельства. Надо также отметить, что с 2017 года расширены перечни случаев для проведения анализа рынка, роль которого была существенно увеличена Законом, и применения института уведомления о наличии в действиях (бездействии) субъекта рынка признаков нарушения законодательства»

5. Суды отныне должны учитывать вину кредитора (банка) при рассмотрении дел, связанных с банковскими займами

Комментирует Даулет Абжанов, генеральный директор юридической компании «Nexum», к.ю.н.: «В постановлении Верховного суда предпринята попытка учесть интересы заемщиков в их спорах с банками. Ненадлежащая проверка кредитоспособности заемщика, несвоевременное обращение банка в суд, непринятие им мер досудебного урегулирования спора – всё это может теперь служить основанием для уменьшения размера ответственности заемщиков. К примеру, если банк затягивает с обращением в суд о взыскании задолженности, реализацией заложенного имущества, и это привело к увеличению суммы неустойки, общей суммы задолженности, то суд может уменьшить долю ответственности должника. Нарушение требования об отправке уведомления не позднее 30 дней после просрочки Верховный Суд расценивает как несоблюдение досудебного порядка рассмотрения спора, и исковое заявление должно быть возвращено. Также из нормативного постановления можно сделать вывод о том, что можно признать необоснованным начисление банком вознаграждения за пользование кредитом, штрафных санкций и прочих начислений по договору после вступления в силу решения суда».

6. Вторая волна приватизации осуществляется на основании законодательно закрепленных принципов «Yellow Pages Rule»

Комментирует Ержан Есимханов, партнер юридической фирмы «Grata International»: «Новые приватизационные инициативы предполагают приватизацию только тех компаний, которые имеют, по крайней мере, одного крупного частного конкурента, для поддержания конкуренции на местном рынке (хотя необходимо отметить, что в условиях казахстанского рынка это правило выполнимо не всегда). Предполагается, что инвестор должен будет сохранить рабочие места в приватизируемой компании и поддерживать социальное равновесие в регионе, в котором она работает. Также к инвесторам будут предъявляться требования по охране окружающей среды и сохранению профиля деятельности предприятия. Соответствующие условия будут предусмотрены договорами купли-продажи предприятий. Участие в приватизации открыто для любого казахстанского или иностранного инвестора»

7. Вступление в ВТО означает, что Казахстан открыл свой рынок для частных компаний по управлению пенсионными фондами

Комментирует Альжан Стамкулов, управляющий партнер юридической фирмы «Synergy Partners»: «Из-за ВТО законодатель должен устранить государственную монополию на управление пенсионными активами. Если возвращаться к системе частных пенсионных фондов, то необходимо внести ряд усовершенствований для устранения прежних ошибок. Основной системной ошибкой был конфликт интересов у государства. Оно финансировало нацкомпании за счет накоплений из пенсионных фондов под очень низким вознаграждением, в результате пенсионные фонды не зарабатывали доходов даже для покрытия инфляции, национальные же компании могли получить финансирование под менее чем 5% годовых в тенге. Для сравнения, предприятия малого и среднего бизнеса могли получать финансирование в банках под 16-20% годовых. В результате такой практики сектор МСБ в экономике сжимался, а государственное присутствие в экономике расширялось. Кроме этого, имел место конфликт интересов со стороны акционеров управляющих компаний»

8. В закон о недрах внесено понятие «инвестиционного финансирования», а также уточнено понятие «коммерческого обнаружения»

Комментирует Газиз Ибраев и Сагиджан Кубашев, старшие юристы «Lansky, Ganzger+Partner Kazakhstan»: «Хотя понятие «инвестиционного финансирования» внесено для обеспечения возможности нацкомпании не учитывать доход при списании вознаграждения по такому финансированию, но важен сам факт включения такого определения, так как на практике ранее возникали вопросы относительного того, как его осуществлять. Тем не менее, на наш взгляд, есть некоторая неясность в формулировке - есть необходимость в более четком определении условий его возврата. Что касается нового определения «коммерческого обнаружения», то теперь из законодательства четко следует обязанность уплаты бонуса коммерческого обнаружения при любом изменении запасов, включая изменения при пересчете запасов в рамках контракта на добычу на основании интерпретации данных без доразведки. Хотелось бы также отметить, что на практике случается выявление запасов и их прироста вне контрактной территории, и хотя, по логике, бонус коммерческого обнаружения по таким запасам уплачиваться не должен, неясно, как к данному вопросу подойдут органы государственных доходов при проверках»

9. В Казахстане будет разработан план размещения объектов по использованию возобновляемых источников энергии

Комментирует Раушана Чалтабаева, партнер юридической фирмы «Unicase»: «В июле 2016 года отдельным приказом министерства энергетики были утверждены правила формирования плана размещения объектов по использованию ВИЭ. План будет утверждаться с учетом целевых показателей развития сектора ВИЭ, и его целью будет определение рекомендуемых зон размещения объектов для эффективного госрегулирования. Исходя из содержания правил, можно предположить, что план размещения будет включать в себя список всех проектов ВИЭ с прямым доступом к единой энергетической системе, а также, что только проекты, включенные в план размещения, будут иметь право на заключение Договора о подключении к электросети (ДПЭ). Соглашение должно быть заключено заказчиком проекта в течение 30 календарных дней с момента включения в план размещения. Исходя из вышеизложенного становится ясно, что план размещения будет иметь первостепенное значение для реализации проектов ВИЭ в Казахстане как в целом, так и по каждой отдельной сетевой зоне»

10. Утверждены новые требования к покупателям долей в уставном капитале ТОО, изменения также затрагивают преимущественные права участников ТОО

Комментирует Курмангазы Талжанов, управляющий партнер юридической фирмы «Integrites Kazakhstan»: «Во-первых, теперь лица, имеющие намерение купить 50 и более процентов долей участия в уставном капитале ТОО, должны известить всех участников ТОО и раскрыть информацию о себе, об аффилиированных лицах и о предлагаемой цене приобретения. Впервые появилось понятие «взаимосвязанные между собой сделки», что означает, что теперь будет невозможно дробить одну крупную сделку на несколько более мелких, чтобы избежать внутрикорпоративных согласований. Другим изменением затронуты права участников ТОО в части использования преимущественного права покупки отчуждаемой доли государством третьему лицу. Здесь законодатель (на наш взгляд не вполне обоснованно) вывел сделки, связанные с продажей доли, принадлежащей государству или государственному юридическому лицу, из-под влияния преимущественного права. Это может привести к ущемлению преимущественного права покупки такой доли у остающихся (других) участников ТОО»

11. В Казахстане появился институт «ничтожной сделки» - сделки, которая признается недействительной вне зависимости от того, признана она судом таковой или нет

Комментирует Ержан Манасов, партнер юридической фирмы «Linkage&Mind»: «До принятия нормативного постановления Верховным Судом все сделки признавались недействительными по искам заинтересованных лиц только в судебном порядке. Мы предполагаем, что введение института «ничтожной сделки» приведет к увеличению случаев доначисления налогов, а соответственно споров между налогоплательщиками и налоговыми органами. Генрокуратура дала «зеленый свет» территориальным органам налоговой службы на доначисление налогов при наличии доказательств фиктивности сделки. Иными словами, для доначисления налогов налоговым органам нет необходимости обращаться в суд и признавать ту или иную сделку недействительной. Если налоговые органы усмотрят признаки недействительности сделки, то они могут квалифицировать ее как «ничтожная сделка» самостоятельно, исключить из вычетов расходы, понесенные налогоплательщиком по данной сделке, и доначислить налоги, штрафы и пени»

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...