Спецпроект
«Гражданская война»

Ход Гражданской войны

Чапаев. Фурманов. Любовь

Чапаев не был самым выдающимся командиром, но стал самым легендарным героем Гражданской войны

Светлана Ромашкина, Vласть, консультант — историк Михаил Акулов
4734
21 июня 2018

– А голова твоя где?
– На плечах.
– А плечи где?
– В комнате.
– А где комната?
– В доме.
– А дом?
– В России.
– А Россия где?
– В беде, Василий Иванович.

В. Пелевин «Чапаев и пустота»

Фото предоставлены Центральным государственным архивом кинофотодокументов и звукозаписей Республики Казахстан

На момент революции Чапаеву 30 лет, будущий герой Гражданской войны и анекдотов успел поучаствовать в Первой мировой, получить тяжелые ранения и награды.

Василий Чапаев родом из Казанской губернии, родился в крестьянской семье. В книге «Чапаев» Дмитрий Фурманов пишет о том, что читать и писать Василий Иванович научился только в 30 лет – перед революцией. До призыва на Первую мировую занимался тем, что чинил сельскохозяйственный инвентарь. Был женат, имел детей, но супруга ушла от него во время Первой мировой, оставив малышей на попечение отца Чапаева. На войне Василий отлично зарекомендовал себя, а после Февральской революции примкнул было к анархистам, но быстро перешел к большевикам. После Октябрьской революции внезапно выдвинулся: стал народным комиссаром внутренних дел родного Николаевского уезда. Возглавлял реквизицию продуктов и вещей у тех, кого новая власть сочла обязанными поделиться с пролетариатом. 

Василий Чапаев с женой Пелагеей 

Когда в мае 1918 года вспыхнуло восстание чехословацкого корпуса, большевики взялись за организацию Восточного фронта, и Чапаев стал командиром бригады Николаевских полков. Из-за последствий ранений во время Первой мировой войны он не мог ездить верхом и передвигался в основном на автомобиле. Так что если вы увидите фотографию Чапаева на коне, то это, скорее всего, артист Борис Бабочкин, исполнивший главную роль в байопике «Чапаев».

Отряды Красной армии и Николаевские полки мешали соединению войск Комуча (Комитет членов Всероссийского Учредительного собрания – первое антибольшевистское всероссийское правительство России) с уральскими казаками. В августе Чапаев смог выбить чехословаков из Николаевска и помешать их соединению с основными частями армии Комуча. Кстати, в Николаевске жила его семья, которую от белых успешно скрывал служащий железной дороги.

 «Обыкновенный человек, сухощавый, среднего роста, видимо, небольшой силы, с тонкими, почти женскими руками; жидкие темно-русые волосы прилипли косичками ко лбу; короткий нервный тонкий нос, тонкие брови в цепочку, тонкие губы, блестящие чистые зубы, бритый начисто подбородок, пышные фельдфебельские усы. Глаза… светло-синие, почти зеленые – быстрые, умные, немигающие. Одет в защитного цвета френч, на ногах оленьи сапоги».

Д. Фурманов «Чапаев».

12 октября дивизия Чапаева (Гражданская война была временем стремительных карьер) возобновила наступление на Уральск, куда на помощь контрреволюционерам прибыли части оренбургских казаков. Чапаев просил наркома по военным делам Льва Троцкого направить ему в помощь войска Вольской дивизии.

Из донесения Чапаева: «Замечаю цель штаба 4-й армии отдать дивизию на съедение вместе со мной. По пяти атак в день отбивали, часть орудий подбито… Потери громадные – две роты забраны в плен, много убитых и раненых. Вся сила противника обрушена на мой отряд».

19 октября в помощь Чапаеву отправили полк из 1-й Николаевской дивизии, а также несколько автомобилей и орудий. Чапаеву приказали перерезать дорогу между Оренбургом и Уральском в районе Бузулука, однако он объявил отступление. После этого на заседании Реввоенсовета Восточного фронта предлагалось предать Чапаева под суд. В целом он нередко ослушивался приказов начальства и действовал по своему усмотрению: шел вперед, когда приказывали повернуть назад, отступал, когда велели наступать. Он был не совсем удобен для высшего руководства и прекрасно понимал это. Как писал Фурманов, «словно конь степной сам себя на узде крепил». 

Ноябрь 1918 года, перед поездкой в Академию генштаба, Чапаев среди членов своего отряда. Сидят слева направо: Долгушев, Бубенец, Чапаев, Чеков, Туркин. Стоят слева направо: Попонов, дальше - имена неизвестны

В середине ноября 1918 года Чапаев отправился учиться в Академию генерального штаба, которая возникла на базе прежней, имперской. В числе преподавателей там были и старые кадры. Обучение давалось тяжело, и уже к концу декабря Чапаев самовольно покинул академию, проведал родных, а затем отправился в Самару, где располагался штаб 4-й армии. К этому моменту армией командовал Михаил Фрунзе, уроженец Бишкека, выросший в Верном (Алматы). Красные снова отбили Уральск у казаков. Фрунзе поручил Чапаеву бригаду, которую переименовали в Александрово-Гайскую группу (по названию места – Александров-Гай). Комиссаром формирования стал Дмитрий Фурманов. Фурманов немногим моложе Чапаева – ему всего 28 лет, он тоже из крестьян, но с огромной тягой к знаниям — он смог окончить училище, филологический факультет Московского университета. Во время Первой мировой войны был братом милосердия от Красного Креста. Как и Чапаев, он не сразу пришел к большевикам – сначала был у эсеров, затем у анархистов. Летом 1918 года вступил в РКП(б), принимал участие в подавлении Ярославского восстания. Фурманов дружил с Михаилом Фрунзе и следом за ним отправился на Восточный фронт в качестве политработника. И если с Фрунзе у Чапаева сложились прекрасные отношения, то с Фурмановым он стал конфликтовать.

Один из анекдотов, отчасти иллюстрирующий их отношения: «Василий Иваныч: «Петька, торопись! Гони к фельдшеру! Фурманов штопор проглотил! А не… не торопись, Петька. Я запасной нашел».

Впрочем, отношения между комиссарами и командирами, в принципе, редко складывались гладко.

Связан был с Чапаевым и еще один известный впоследствии человек – Иван Панфилов, он воевал сначала на Первой мировой войне, а затем под началом Василия Ивановича. 

Чапаев от Уральска наступал на Лбищенск, и казаки начали массово сдаваться – их отпускали по домам под подписку о признании советской власти. Красноармейцы же приступили к грабежу, и Чапаеву пришлось арестовать часть комсостава. В марте 1919 года части 5-й Красной армии потерпели поражение от Колчака, и вдохновленные войска Западной армии белых и оренбургские казаки пошли к Волге. Параллельно в тылу красных начались мощные крестьянские восстания. В апреле 1919-го казаки разбили красных у Лбищенска и начали осаду Уральска, продлившуюся в итоге до середины июля. К середине апреля Оренбург был блокирован белыми. Фрунзе назначили командующим Южной группой войск в составе 1-й и 5-й Туркестанской армии, которой предстояла оборона Самары и Симбирска. Фрунзе доверил Чапаеву командование 25-й (бывшей 1-й Николаевской) дивизией, усиленной двумя полками, а также четырьмя артиллерийскими дивизионами и авиаотрядом.

Собранная Фрунзе ударная группа превосходила по численности противостоящую ей 11-ю Уральскую дивизию белых. 8 апреля началось наступление Южной группы Красной армии, и 4 мая Бугуруслан был взят.

Теперь главной задачей группы Фрунзе становилась Уфа, которую должна была взять дивизия Чапаева. К тому времени в ней было 8900 штыков, 882 сабли, 32 артиллерийских орудия, три броневика. Все это надо было переправить через реку. Чтобы поддержать моральный дух красноармейцев, 8 июня на плацдарм переправились и Чапаев, и Фрунзе. В итоге Чапаев был ранен в голову, а Фрунзе получил контузию. Василию Чапаеву перевязали голову, и он продолжил руководить переправившимися частями.

Уфа, июнь 1919 года. Командир 25-й стрелковой дивизии Василий Чапаев (с перевязанной головой) и комиссар Дмитрий Фурманов (слева) среди командиров и политработников дивизии после освобождения Уфы

Красные взяли Уфу, и Чапаев получил орден Красного Знамени за совокупность заслуг: организацию николаевских дивизий, бои с уральскими казаками и чехословаками.

После взятия Уфы Чапаеву снова пришлось отправиться на Уральский фронт: казаки осадили Уральск и начали наступление на Николаевск, который по предложению Чапаева переименовали в Пугачёв. Теперь в распоряжении Чапаева находились 11 стрелковых и два кавалерийских полка, 6 артдивизионов.

И как раз в этот момент произошел самый крупный конфликт между Чапаевым и Фурмановым. Проблемы между ними были и раньше, и Фрунзе умел их гасить, но на этот раз все было куда серьезнее: в дивизию прибыла жена Дмитрия Фурманова Анна Стешенко, и Чапаев в нее влюбился, начал ухаживать, писать письма с признаниями в чувствах. Фурманов по разным поводам стал жаловаться на Чапаева начальству. Во всем этом раздрае Василию Чапаеву нужно было снова наступать на Уральск. Причем Михаил Фрунзе ставил задачу очень жестко, грозя в случае неудачи расстрелять виновных. 4 июля 1919 года Чапаев отдал приказ о начале наступления на Уральск. 11 июля войска прорвались в город, и Фрунзе доложил Ленину о снятии осады Уральска. Михаил Фрунзе требовал от комдива гнать белых дальше, но Чапаев убедил его, что нужно отсекать казаков и уничтожать их части по отдельности. 9 августа красные вступили в Лбищенск. Еще перед началом наступления командование решило заменить Дмитрия Фурманова и тем самым спасло ему жизнь. Фурманов отбыл в Уральск, а затем в Туркестан. 

Чапаев со штабом обосновался в Лбищенске, основные же силы дивизии опрометчиво находились

в 40-70 км от города. Командование белой Уральской армии, как и до этого сам Чапаев, отказалось от лобовой атаки на красных, решив стремительно напасть на штаб в Лбищенске. В ночь на 5 сентября 1919 года два небольших отряда белых незаметно подошли к городу. Чапаев успел сбежать из дома, выпрыгнув в окно, правда, получил ранение в руку. Есть много версий о том, как и где он умер. Однако благодаря книге Фурманова и особенно ленте «Чапаев» стала популярна версия гибели раненого Василия Чапаева в волнах Урала, который он пытался переплыть.

Чапаев не был самым успешным и выдающимся командиром Красной армии, но стал самым легендарным героем Гражданской войны.

Дмитрий Фурманов написал о нем книгу, и так родилась легенда. Сам Фурманов умер еще до съемок фильма, сделавшего Василия Ивановича народным героем, но киносценарий помогала писать Анна Стешенко, в которую они оба – и комдив Василий Чапаев, и комсорг Дмитрий Фурманов – были влюблены. Отец Василия Чапаева умер от голода, жена скончалась, а дети оказались в разных приютах. Потом их разыскал Михаил Фрунзе и помог наладить жизнь.

Станция Лбищенская – последнее место, где Чапаев был живым – была переименована победителями и до сих пор носит его фамилию, хотя сам Василий подписывался иначе: «Чепай».