Спецпроект
«Гражданская война»

Ход Гражданской войны

Ход Гражданской войны

Что происходило в 1918-1920 годах

Светлана Ромашкина, Vласть, консультант — историк Михаил Акулов
11745
20 июня 2018

Подготовка к войне

В Казахстане установление советской власти растянулось с конца 1917 года до марта 1918, практически до начала Гражданской войны. Советы почти сразу взяли власть в свои руки в Сырдарьинской, Акмолинской областях и Букеевской Орде. Сложнее было в Тургайской, Уральской, Семипалатинской и частично в Семиреченской областях, поскольку там преобладали сторонники Временного правительства. Установлением советской власти занимались первый казах-большевик Алиби Джангильдин, Амангельды Иманов, Сакен Сейфуллин, Самуил Цвиллинг, Турар Рыскулов, Павел Виноградов, Токаш Бокин, Лука Емелев, Ташен Утепов, Абдулла Розыбакиев и другие революционеры, часть из которых погибнет в Гражданской войне, а часть будет репрессирована в 1937-1938. 

В январе 1918 года официально начата организация рабоче-крестьянской Красной армии и флота (РККА), призыв в нее поначалу был добровольным, но уже в мае появился декрет о всеобщей воинской обязанности. В течение Гражданской войны большевики постепенно различными способами смогли привлечь на свою сторону многих военных специалистов царской армии, имевших большой опыт в ведении войн. В целом в рядах рабоче-крестьянской Красной армии оказалось около 488 генералов Русской императорской армии. На момент революции в Российской империи было около 250 тысяч офицеров. Провалившийся Корниловский мятеж в августе 1917 года разделил офицерство на тех, кто выступал за военную диктатуру и соответственно на тех, кто хотел бы вообще остаться в стороне. Возникло противостояние между солдатами и их офицерством, последних нередко предавали самосуду и расстреливали или выгоняли из армии. Русская действующая армия почти весь революционный год распадалась. Пока шло формирование Красной армии и будущего белого движения, большая часть русской армии — а это около 7 млн человек, разъехалась по домам, растворилась в огромной разрушавшейся империи, причем с оружием в руках. Офицеры русской армии были уволены без всякого соцпакета — им даже не полагалась пенсия, и отчасти поэтому впоследствии многие из них перешли на службу к Деникину, Врангелю, Колчаку и к другим будущим лидерам белого движения. Историк Александр Кавтарадзе писал, что из 250 тысяч офицеров менее 3% сразу же с оружием в руках выступили против Октябрьской революции.

В советских учебниках условным отсчетом Гражданской войны считали мятеж чехословацкого корпуса, который произошел в мае 1918 года. Но еще в ноябре 1917 начались бои в Киеве, атаман Алексей Каледин выступил против большевиков на Дону, а казацкий атаман Александр Дутов сверг едва установившуюся советскую власть в Оренбурге. Правда уже в конце декабря под натиском большевиков ему пришлось оставить город и уйти в Верхнеуральск.

26 ноября 1917 года в Коканде на территории Семиреченской, Сырдарьинской и Ферганской областей возникла Туркестанская автономия. Министром-председателем, министром внутренних дел стал Мухамеджан Тынышпаев, которого вскоре сменил Мустафа Чокаев. Автономия создавалась несколькими политическими течениями и это привело к внутренним разногласиям и кризису. Организация «Шура-и-Улема» сместила правительство Чокаева. За месяц до этого Советы отправили в Ташкент войска для уничтожения автономии. Таким образом, Туркестанская автономия просуществовала 3 месяца. 

Фотография военного корреспондента Луи Грондейса. Он приехал в Россию еще во время Первой мировой войны, а после революции решил остаться и примкнул к белому движению. 

После октябрьского переворота Дон и Кубань не признали советской власти, и начали организовывать собственные правительства. Летом 1917 года генерал Каледин создал Донское войсковое правительство. В декабре 1918 года Алексеев и Корнилов начали формирование Добровольческой армии. Казаки неохотно шли в нее, поскольку считали, что большевики в первую очередь выступают не против них, а против богатых и буржуазии. Зимой 1918 года большевики подступали к основным пунктам дислокации Добровольческой армии: к Новочеркасску и Ростову. Атаман Каледин покончил с собой, потому что до этого «казачество отказалось следовать за ним, Донским атаманом» - в составе армии находилось всего 4% казаков. Остальные же были юнкерами, кадетами, гимназистами и т.д. Генералы Алексеев и Корнилов решили увести трехтысячную армию в Екатеринодар (Краснодар). В историю этот поход Добровольческой армии вошел как «ледяной». Он начался 22 февраля, а уже 14 марта красные заняли Екатеринодар, и 9 апреля Добровольческой армии пришлось брать город штурмом, который окончился неудачей – 1500 человек получили ранение, 400 погибли, в том числе и командующий генерал Лавр Корнилов. Сменивший его Деникин отдал приказ об отступлении.

В марте 1918 года большевиками был подписан Брестский мирный договор с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Османской империей — Россия потеряла Украину, Прибалтику, часть Белоруссии, Закавказье — территорию, на которой проживало 56 млн человек, а это треть населения империи, и выплачивала огромную репарацию. Забегая вперед — спустя 8 месяцев советское правительство аннулировало соглашение, поскольку Германия потерпела поражение в войне. Многие восприняли Брестский мир и его условия как предательство страны, причем похожее ощущение было и в Средней Азии. Сакен Сейфуллин в повести «Тернистый путь» вспоминал как алашординцы в своей газете «Казах» называли большевиков немецкими шпионами. В Сибири и Поволжье стали возникать эсеровские и меньшевистские правительства и организации, например, «Союз возрождения России», от небольших локальных стычек страна постепенно переходила к большой войне со множеством конфликтующих сторон.

Страны Антанты не приняли этот сепаратный мир Советской России и Германии. Еще в конце декабря 1917 года Великобритания и Франция подписали тайное соглашение, по которому во французскую зону действий в России вошли Украина, Бессарабия и Крым, в английскую Кавказ и казачьи области. Япония с 1 января 1918 года ввела во Владивосток свои корабли и предложила союзникам начать совместные военные действия в Сибири. Против были только США, которые опасались усиления Японии. В Забайкалье появился первый фронт Гражданской войны – Даурский, возглавил его атаман Семенов, который поначалу казался лояльным советской власти. В мае после боев с Красной Армией Семенов отошел к Китаю.

В апреле 1918 года начала создаваться Уральская отдельная армия, состоящая в основном из уральских казаков. Именно она в будущем будет противостоять армиям Восточного и Туркестанского фронтов, с ней будут бороться Михаил Фрунзе и Василий Чапаев. В рядах Уральской армии в разное время было около 15-25 тысяч штыков и сабель.

В апреле оренбургскому атаману Дутову и его людям под напором красных пришлось из Верхнеуральска бежать в Тургайские степи, в которых поймать их было сложно из-за разлива рек и бездорожья (и сейчас, спустя 100 лет, паводки проблема для страны). Военный историк Николай Какурин, принимавший участие в Гражданской войне, считал, что со временем движение оренбургских и уральских казаков пошло бы постепенно на убыль, но майский мятеж чехословацкого корпуса изменил всю расстановку сил. 

Атаман Александр Дутов 

Начало широкомасштабной войны

Чехословацкий корпус — это добровольческое воинское соединение, появившееся в годы Первой мировой войны в составе Русской армии. В нем, как и следует из названия, были пленные чехи и словаки — бывшие военнослужащие австро-венгерской армии, которые хотели воевать против Германии и Австро-Венгрии и бороться за создание собственного государства. После октябрьской революции чехословацкий корпус подчинялся уже Франции и получил распоряжение отправляться в эту страну. Руководство Советской России этому не возражало, и солдат решили отправить по Транссибирской железной дороге до Владивостока и далее через Тихий океан во Францию. 26 марта 1918 года Сталин от лица Совета Народных Комиссаров РСФСР и представители Чехословацкого корпуса подписали соглашение — Советская Россия гарантировала переброску чехословацких легионеров из Пензы до Владивостока. При этом около 200 легионеров решили остаться в России и влиться в ряды большевиков – среди них был писатель и журналист Ярослав Гашек. Полевой чехословацкий суд решил его арестовать, и Гашек, что было абсолютно в его стиле, скрывался, прикрываясь справкой, что он «полоумный сын немецкого колониста из Туркестана». Позже правнучка Василия Чапаева в своей книге утверждала, что Гашек служил в дивизии ее прадеда.

К концу мая 1918 года чехословацкие эшелоны все еще были разбросаны от Пензы до Владивостока. По одним данным кто-то из командования корпуса узнал о письме Троцкого, который считал, что легионеры должны быть уничтожены, по другим – появились слухи о том, что их выдадут Германии. Кроме того, на местах чиновники нередко требовали от чехов мзду за движение эшелонов. Владивосток заняли японцы, и чешские представители просили Антанту предоставить корпусу суда в Мурманске и Архангельске, но Англия и Франция медлили с ответом. 25 мая 1918 года начался чехословацкий мятеж против советской власти — Антанта передумала выводить из бывшей Российской империи армию, численность которой колебалась в районе 30-60 тыс. человек.

На момент выступления чехословацкого корпуса на Урале было около 30 тыс. советских солдат, и лишь половина из них были вооружены.

К концу мая чехословаки при помощи местных антибольшевистских отрядов заняли Сызрань, Пензу, Челябинск, Томск. В мае же к ним примкнул бывший войсковой старшина уже несуществующей Русской императорской армии атаман Борис Анненков, который еще в декабре должен был демобилизоваться, но вместо этого собрал партизанский отряд имени себя. Он вместе со своим отрядом прикрывал фланг чешской пехоты при взятии Омска.

В июне чехословацкий корпус уже был в Омске, Самаре, Красноярске, Владивостоке. В его руках оказалась Транссибирская магистраль. Центр Советской России был отрезан от промышленных и сельскохозяйственных районов Поволжья, Урала и Сибири.

В Самаре к власти пришел Комитет членов учредительного собрания (Комуч), который начал формировать «Народную армию». Вместе с чехословаками им удалось захватить Казань, в которой хранился золотой запас России (651, 5 млн. рублей и 110 млн. кредитными билетами). В Томске возникло Временное Сибирское правительство, в Уральске – Уральское войсковое правительство, в Уфе – Уфимская директория (в октябре из-за внутренних разногласий между кадетами, монархистами, казаками и эсерами она перебралась в Омск). Директории подчинялись войска всех бывших областных правительств, которые противостояли Восточному фронту красных.

После успеха чехословацкого корпуса, атаман Дутов из тургайских степей снова пошел на Оренбург и был там уже 3 июля. 

г. Атбасар, 1919 год, карательный отряд сотника Шайтанова(в первом ряду, в черной гимнастерке)

 В начале сентября в Россию (через Владивосток) вернулся адмирал, ученый-океанограф, исследователь Александр Колчак, который был вынужден покинуть страну из-за проблем с Керенским. Колчак встретился в Гайдой, одним из лидеров чехословаков, наладил связи с Добровольческой армией. Колчак считал, что теперь только диктатура может спасти Россию. В ходе переворота, в результате которого он стал Верховным правителем России, Колчак сумел собрать 130-тысячную армию, причем ему активно помогали страны Антанты, со многими зарубежными политиками он познакомился и нашел общий язык еще во время Первой мировой. 

Именно с этого момента — в ноябре 1918 года — в Гражданской войне появляются две основные противоборствующие стороны. Колчак опирается на помощь казаков и союзников из-за рубежа, и его все чаще считают ставленником Антанты. Атаман Дутов сразу же признал власть Колчака. Но так поступили далеко не все противники красных — к примеру, эсеры объявили Колчака диктатором и врагом народа.

 В 1927 году, на суде атаман Анненков рассказывал, что начальник английской миссии генерал Нокс снабжал сибирскую армию Колчака боеприпасами и обмундированием. «Колчак был исполнителем воли генерала Нокса, под влиянием которого находился всецело», — считал Анненков. По его словам, пулеметы были японские, американские и французские, кольты были посланы из Америки. Следовало это оружие в страну из Владивостока. Все верхнее обмундирование, шинели и одеяла были английские и японские. Но при этом, по свидетельству военачальника Антона Деникина, шли переговоры о компенсациях экономического характера, и вся эта помощь по сути превращалась в товарообмен. К примеру, французское правительство требовало прислать пшеницу в обмен на оружие.

Если белое движение получало помощь от союзников вне страны, то Красная армия пользовалась запасами, оставшимися от царской России — вооружение у большевиков начало иссякать только через год после начала широкомасштабной Гражданской войны — к лету 1919 года. 

Александр Колчак

К лету 1918 противники большевиков заняли Уральскую, Семипалатинскую и большую часть Тургайской области. Белыми стали города Акмолинск, Петропавловск, Атбасар, Кустанай, Семипалатинск. У красных тем временем возникает единое командование – РВС Восточного фронта, командующий – эсер Муравьев, штаб фронта в Казани. Первоначально у красных на Восточном фронте не было достаточных сил, и, по сути, вся тяжесть борьбы сначала легла на местные формирования партизанского и полупартизанского типа.

В Казахстан с фронта вернулись около 150 тысяч человек. Часть из них уже была «политически подкована» большевиками. И возвращалась не только с новыми знаниями, но и с оружием в руках. К примеру, часть казаков, вернувшихся в Семиречье, была на стороне Советов, чем неприятно удивила своих родных, которые больше были на стороне эсеров.

После Февральской революции появилось много объединений, например, «Объединенный союз мусульманских рабочих города Верного», Союзы мусульманских трудящихся, «Жас казах»— в Акмолинске,«Талап» — в Петропавловске, «Революционный союз казахской молодежи»— в Мерке и т.д. Со временем одни из этих организаций примкнули к Советам, другие к национально-либеральной интеллигенции. Последняя в свою очередь вела многовекторную политику – пыталась договориться и с большевиками, и с их противниками. Алашординцы встречались и с Лениным и Сталиным, вели переговоры с атаманом Дутовым, с Временным Сибирским правительством. В это же время первый казах-большевик, революционер Алиби Джангильдин пообещал Сталину создать мощное большевистское движение в Тургайской области и подорвать Алаш. Джангильдин привел к большевикам и своего друга Иманова, лидера восстания 1916 года, чем усилил влияние советской власти в Тургайских степях.

После выступления чехословацкого корпуса, в июне 1918 года лидер Алашской автономии Букейханов подписал постановление о том, что все декреты, изданные Советской властью на территории автономной Алаш, признаются недействительными. Алашординцы выбрали политических союзников, встав на сторону белого движения. Они заключили союз и с Колчаком в Омске, и с Дутовым в Оренбурге. В августе в Семипалатинске формируется первый Алашский конный полк.

Чем активнее противник, тем жестче становятся большевики: во второй половине июня они убили великого князя Михаила Александровича, в пользу которого Николай II отрекся от престола, а через три дня расстреляли всю царскую семью. 

В августе 1918 года по сути советской власти уже нет на Среднем и Южном Урале, западной Сибири и части Поволжья. Советская власть сохранилась лишь на большей части Семиреченской и Сырдарьинской областей, в южных районах Тургайской области.

г. Павлодар, 28 ноября 1919 года. Трупы убитых большевиков в местной тюрьме

Изображение содержит сцены насилия

Одновременно продолжалась иностранная интервенция. Американский военный министр Бейкер 15 сентября 1919 года заявил, что в Сибири находятся более 60 тыс. японских, 9 тыс. американских, 1500 британских, 1500 итальянских, 1100 французских солдат.

И у красных, и у белых много внутренних проблем: в тылу у тех и у других происходят крестьянские восстания. К примеру, 7 августа 1918 года произошло Ижевское восстание против советской власти – причиной стала мобилизация около 25 тысяч человек. Кроме того, армию сотрясает дезертирство и неисполнение приказов. С ноября 1918 по январь 1919 года у большевиков зарегистрировано 22 случая неисполнения боевых приказов целыми войсковыми частями и их бегство с поля боя. Красноармейцы часто жалуются на голод, отсутствие одежды, болезни и грозятся уйти в тыл. В сентябре в тылу у белых так же происходят восстания, связанные с принудительной мобилизацией. Кроме того, возникают так называемые «зеленые» и «черные» движения — это по сути нерегулируемые банды, которые действуют в тылу белых.

Благодаря революции и Гражданской войне делаются стремительные карьеры и появляется новый тип командира — чаще всего ему около 30 лет, а порой и меньше, это энергичный и харизматичный авантюрист, и у него есть все признаки полевого командира. Вокруг него собирается небольшая группа партизан, которая потом легитимизуется и вливается в действующую армию. Причем такие примеры можно найти и у красных и у белых. Так было и Борисом Анненковым, и отчасти с Василием Чапаевым. Такие командиры эффективны в бою, но не всегда удобны для руководства. В отношении и того и другого проходили внутренние расследования. Следует отметить, что полевые командиры не всегда подкованы политически, чаще всего они действуют по принципу «я дерусь, потому что дерусь!» И Дутов, и Анненков признавались, что не сильно интересовались политикой, они просто боролись за монархию и неделимую Россию. В Красной армии же к командирам всегда прикреплен политработник, который трудится не только над нужной политической грамотностью руководителя, но и его подчинённых. К примеру, при Чапаеве эту функцию выполнял Дмитрий Фурманов, но не всегда успешно. Фурманов часто жаловался руководству на комдива, называя его опьяненным властью авантюристом и тщеславным карьеристом. 

Гражданская война выдвигает на передовую и совсем молодых людей: командарму Михаилу Тухачевскому, отдавшему приказ о применении химического оружия в Тамбовской губернии, всего 25 лет. Помощнику командира взвода, начальнику дивизии Красной армии Николаю Щорсу – 23 года, будущему писателю Аркадию Гайдару – 15 лет (его демобилизовали из РККА с диагнозом «травматический невроз»), Луке Емелеву, который возглавил Семиреченский фронт – 23 года.

И красных и белых объединяет невероятная жестокость и к противнику и к местному населению. Методы устрашения и подавления почти одинаковы и порождены беззаконием и безвластием, которым отличается любая Гражданская война. Большой проблемой становится отсутствие достоверной и быстрой информации, все связи нарушены и часто людям приходится довольствоваться слухами, которые приводят к неправильной интерпретации, панике, быстрой расправе.

Формирование фронтов Гражданской войны

С июня 1918 года в Красной армии начинают формироваться первые фронты Гражданской войны: Восточный, Северный и Южный, Украинский и Западный. Среднеазиатский театр военных действий включал в себя: Актюбинский, Ферганский, Семиреченский, Закаспийский фронты. Современная территория Казахстана стала театром военных действий общероссийских фронтов – Восточного, Южного (Туркестанского, Уральского, а также местных – Актюбинского и Семиреченского).

У сражавшихся на Актюбинско-Туркестанском фронте был нехваток боеприпасов, медикаментов, оружия. Алиби Джангильдин получил из центра деньги для помощи Туркестану и вместе с отрядом 57 дней плыл и шел из Астрахани с грузом и доставил его на фронт. В ноябре 1918 года установилась советская власть в Тургае. 

В октябре 1918 года белогвардейцы начали неудачное наступление на Актюбинск, чтобы прорваться в Среднюю Азию и южные районы Казахстана. Летом 1918 года красные образовали Северный Семиреченский фронт, командующим фронтом был 23-летний Лука Емелев, и это был стремительный карьерный рост. Лука родом из Джаркента, родился в бедной семье предположительно в 1895 году. Единственный из детей получил образование, работал телеграфистом на Верненском телеграфе. В 1917 году служил в Ташкенте, где приобщился к революционному движению и стал большевиком. Вернувшись в середине 1917 года в Верный, он создал у себя на работе – на почте и телеграфе большевистскую группу, которая распространяла листовки и телеграфные сообщения из Петрограда и Москвы. Емелев был членом Семиреченского военного революционного комитета, руководившего восстанием в ночь на 3 марта 1918 года, когда Верный стал красным.

Когда стало известно, что Колчак собирается идти на Семиречье и Верный, то Емелев объявил в Талды-Кургане мобилизацию. По воспоминаниям большевика, начальника партизанского отряда И. Бояркина, «Лука собрал около 2 тысяч человек, в основном это были кулаки, и особо воевать они не хотели, но просили оружие. Мы всех построили и объявили – кто добровольно пойдет защищать интересы пролетариата, 5 шагов вперед, из двух тысяч вышло 2 человека. Казачьи станции, почувствовав приближение чехословаков, стали поднимать головы. Копал захватили белогвардейцы. Мы оказались в кольце, т.к. Копал от нас был на востоке в 60 км, а на юг по направлению к Алма-Ате в 12 километрах от Талды-Кургана находилась казачья станица Карабулак, где было оружие – около 100 винтовок».

Осенью 1918 года в Северное Семиречье пришли отряды Гулидова и Анненкова, которым нужно было прорваться к Верному, но на их пути встала Черкасская оборона: против них объединились крестьяне12 сел Лепсинского уезда, сейчас это Саркандский район. Новые переселенцы чувствовали себя ущемленными по сравнению с казаками и старыми переселенцами, и выбрали советскую власть.

Черкасская оборона началась в июне 1918 года и завершилась 14 октября 1919 года. До этого в июле-августе войска Семиреченского фронта безуспешно пытались пробиться на соединение с черкассцами, в этих боях погиб Лука Емелев.

Все это время кроме переселенцев проблемы атаману Анненкову доставлял партизанский отряд «Горные орлы Тарбагатая», который состоял сначала из 18 человек, скрывавшихся в горах. Любопытно, что с их руководителем Егором Алексеевым атаман воевал вместе на Первой мировой войне. «Горные орлы» часто нападали на «белые деревни», и случалось, что предотвращали террор в отношении местного населения, но бывало и сами устраивали террор, убивая тех, кто выдавал белогвардейцам жителей, сочувствующих большевикам. После взятия Анненковым Черкасска, «горные орлы» ушли в горы – причем с частью местного населения, к этому отходу партизаны готовились заранее, понимая, что после падения обороны придет их очередь. «Горные орлы» пробыли в горах до марта 1920 года – прихода красных и влились в их армию.

Карта боевых действий на территории Казахстана 

28 июня 1919 года был подписан Версальский договор, завершивший Первую мировую войну, и чехословацкий корпус буквально растворился на территории страны: кто-то попытался вернуться домой, а кто-то, увлекшись революцией и Гражданской войной, остается в России, примыкая к бандам, к белогвардейцам, к красным.

16 января 1919 года французский генерал Жанен стал главнокомандующим войсками интервентов на дальнем Востоке и в Сибири, а британский генерал Нокс должен был заниматься помощью в тылу.

Тогда же в январе начался красный террор в отношении казаков, которые принимали участие в борьбе с советской властью: уничтожались целые станицы без разбора. Все это привело к массовому восстанию казаков в тылу Красной армии.

К началу 1919 года в распоряжении большевиков были в основном обрабатывающие и потребляющие территории — Советы лишились кавказской нефти, туркестанского хлопка, сибирского масла и т.д. Страну сотрясали несколько кризисов: топливный, хлебный, транспортный, проходили стачки и забастовки. В РККА продолжалось огромное дезертирство — по разным оценкам в 1918–1920 гг. оно составляло от 2 до 4 млн. человек. Похожая ситуация и у белых.

К середине 1919 года в рядах Красной армии было около 1,5 миллиона человек. ЦК РКП(б) 7 апреля 1919 года объявил Восточный фронт главным. Уроженец Бишкека Михаил Фрунзе получил в своё распоряжение четыре армии, и 9 июня красные части взяли Уфу.

Молдованин Михаил Фрунзе родился в Пишпеке (Бишкек) в семье фельдшера в 1885 году. Спустя два года отец умер, и семья перебралась в Верный. С золотой медалью окончил верненское училище, и отправился учиться в Петербург, где увлекся политикой и вошел в РСДРП. В 1905 году Михаил Фрунзе участвовал в манифестации на Дворцовой площади. Спустя два года за попытку убийства Фрунзе приговорили к смертной казни, которую заменили на 6 лет каторги. После революции он быстро продвигался по карьерной лестнице, и в феврале-мае 1919 года 34-летний Фрунзе уже командующий 4-й армии, в мае—июне — Туркестанской армии, в марте—июле — также Южной группой войск Восточного фронта, с 19 июля по 15 августа — всего Восточного фронта. Весной 1919 года Фрунзе со своей армией смог остановить внезапное весеннее наступление Александра Колчака: 14 марта войска Колчака овладели Уфой, Бугурусланом. Уже в мае белых отбросили назад.

Весной 1919 года, в то время, когда наступал Колчак, произошел переворот в Тургае: алашординцы арестовали военного комиссара Тургайского уезда Амангельды Иманова. Из Кустаная на помощь выдвинулся отряд красноармейцев во главе с председателем Кустанайского уездного исполкома Тараном. Алашординцы отбили атаку, убили и Иманова, и Тарана.

К лету красные заняли Уфу, Оренбург, Уральск,19 августа Тухачевский вошел в Кустанай. К осени 1919 г. становится очевидным перевес Красной Армии, и в начале ноября на специальном заседании, созванном Букейхановым, было решено пойти на признание Советской власти. 

По мнению военного историка Николая Кукарина, первоначально белые находились в лучших условиях, «однако это преимущество не пошло им впрок. Они не сумели наладить правильной эксплуатации местных средств, заменив ее беспорядочными реквизициями и самоснабжением, что окончательно оттолкнуло от них массы сельского населения». 

Последней успешной операцией Колчака стала сентябрьская Тобольская операция в междуречье Тобола и Ишима, начавшаяся 1 сентября и завершившаяся 2 октября 1919 года. Красные были разбиты и отброшены за реку Тобол. Со стороны белых операцией руководил Михаил Дитерихс, а красных – Михаил Тухачевский и Михаил Алафузо. В результате боев Красная армия отступила на 150—200 км, и была сорвана отправка двух красных дивизий, которые должны были противостоять  Деникину, наступающему на Москву. Генерал Антон Деникин руководил ВСЮР – Вооруженными силами Юга России, это объединившаяся Добровольческая армия, армия Великого Войска Донского. Ставка армии находилась в Таганроге.

Осенью ВСЮР, чья максимальная численность была около 270 тысяч человек, имевшая 38 танков, 72 самолета, 120 кораблей, заняла большую часть Украины, Орел, в опасности была Москва. Красным пришлось перебросить с Западного и Туркестанского фронтов часть сил на Южный фронт. 16 октября красные (конный корпус Буденного) нанесли удар по Добровольческой и Донской армиям, заняли Орел, Воронеж, Курск. ВСЮР впоследствии был переименован в Русскую армию Врангеля.

После развала Восточного фронта Уральская армия была полностью блокирована Красной армией. Командующий армией генерал Толстов и его штаб отошли в Гурьев. Часть армии перешла к большевикам, основная часть погибла в боях и от тифа. Когда пал Гурьев, остатки частей Уральской армии — всего около 15 тысяч человек, с семьями, с беженцами, обозами начали уходить на юг, надеясь соединиться с войсками Деникина. Переход этот пришелся на январь-март 1920 года, и к его окончанию в живых осталось только около 3 тысяч человек. С войсками Деникина воссоединиться не удалось, т.к. они отошли под натиском красных. Так не стало Уральской армии — лишь 214 человек во главе с атаманом Толстовым смогли уйти в Персию. 

В это же время, осенью 1919 года Оренбургская армия атамана Александра Дутова отступала в Семиречье, где обосновался белый атаман Борис Анненков, который только что прорвал Черкасскую оборону. Этот переход дутовцев, начавшийся осенью, вошел в историю как «голодный поход». Атаман потерял половину своей армии: к концу декабря 1919 года из 20 тысяч дошли до Семиречья только около 10 тысяч, и те почти все были больны тифом.

В январе 1920 года Колчак передал верховную власть генералу Деникину, чехословаки отдали Колчака красным, которые расстреляли его 7 февраля 1920 года. 4 апреля 1920 года Деникин передал командование остатками своих войск генералу Врангелю и покинул Россию. К весне Красная армия ликвидировала основные силы противника, а еще в начале года верховный совет Антанты снял экономическую блокаду с Советской республики.

В марте 1920 года армии атаманов Дутова и Анненкова вместе со своими лидерами бежали в Китай. Отношения между этими остатками белых армий были настолько плохими, что генерал Бакич попросил местные власти о том, чтобы расстояние между оренбургской армией и анненковскими партизанами было не менее 130 верст. Однако около 6 тысяч бывших противников советской власти все же вскоре вернулись из Китая в Семиречье. 

В марте прекратил свое существование Северный Семиреченский фронт — последний из действующих на территории Казахстана. В июне 1920 года вспыхнул Верненский мятеж – взбунтовались солдаты гарнизона, не желавшие отправляться на борьбу с басмачеством, они хотели разойтись по домам. В Семиречье к тому времени война ушла по сути уже четвертый год — с 1916 года. Но все еще этот регион был полон неразрешенных проблем. Сложные взаимоотношения между местным населением, старыми и новыми переселенцами, казаками, бывшими белыми напоминали пороховую бочку.

26 августа 1920 года был издан Декрет «Об образовании Автономной Киргизской (Казахской) Советской Социалистической Республики» в составе РСФСР. Столицей автономии стал Оренбург. 

Весной 1920 года большевикам казалось, что Гражданская война в России была практически завершена, остатки белых армий отправились в эмиграцию, однако продолжалась Советско-Польская война, продлившаяся до 1921 года, борьба с махновцами, которые ушли в Румынию в 1921 году, действовали еще остатки Русской армии Врангеля, не утихали крестьянские восстания. Крестьяне требовали изменений в аграрной политике, ликвидацию диктата партии, созыва Учредительного собрания. Эти восстания будут продолжаться до 1931 года и потонут в крови. Волнения перебросились и на города, в 1921 году в Петрограде прошли митинги рабочих, восстание моряков в Кронштадте под лозунгом «За Советы без коммунистов», которое подавлял Тухачевский. До 1923 года продолжалась борьба на окраинах старой разрушенной Российской империи и воссоздающейся новой Советской.

Нельзя с точностью сказать, сколько жизней унесла Гражданская война. По приблизительным подсчетам погибло от террора, голода, болезней, военных действий от 8 до 13 млн человек. Примерный ущерб составил около 50 млрд. золотых рублей. Экономика страны была почти разрушена, разруха в сельском хозяйстве продолжалась до 1923 года. 

В августе 1920 года в Сибири и Казахстане была увеличена продразверстка, крестьяне должны были сдать чрезвычайный налог в 110 млн. пудов. Учитывая, что до этого шла долгая война, был неурожай, то в 1921-1922 году в Поволжье, на Южном Урале, в Украине, в Казахстане, в Башкирии разразился голод, в результате которого погибло около 5 млн человек. Начали происходить крупные крестьянские восстания. В отличие от голода 30-х годов, в 20-е Советы обратились за помощью к другим государствам.