Спецпроект
«Гражданская война»

Ход Гражданской войны

Черкасская оборона

Репортаж из музея, которого больше нет

Светлана Ромашкина, Vласть, консультант — историк Михаил Акулов
2226
22 июня 2018

Фотографии Жанары Каримовой

Мы стоим на самой высокой точке Черкасской обороны – здесь потрясающей художественной силы монумент, отсюда открывается невероятный вид на местность и гуляет сильный ветер. Сто лет назад в этом месте на год задержались белые, которые шли в Верный. Жители 12 сел – обычные крестьяне – с июня 1918 по 14 октября 1919 года держали оборону.

«Сама эта земля и есть памятник. Здесь был наблюдательный пункт. Там, внизу, где высажены карагачи, проходила линия окопов, она занимала 70 километров», – говорит директор бывшего музея Черкасской обороны Екатерина Ракецкая, которая работает здесь 45 лет. 

Прошло 100 лет, но земля до сих пор изрыта окопами. Один из них, заросший свежей зеленой травой, тянется прямо за монументом.

Добраться сюда из Алматы можно на рейсовом автобусе (12 часов езды) или на машине за 7-8 часов до Талдыкоргана, затем до Сарканда и оттуда до Черкасска.

Переселенческие села появились здесь в 1910-1912 годах, это были переселенцы последней волны, получившие не самые большие наделы. Тогда же сюда приехал землемер Антон Черкассов, и одно из сел стало носить его имя. Во время Гражданской войны эти новые крестьяне-переселенцы выступили против казаков и старых переселенцев, которые были в более привилегированном положении и более зажиточными.

Когда началась Гражданская война, 21 июля 1918 года белые захватили Сергиополь (Аягоз), 29 августа – Лепсинск, и атаман Борис Анненков повел наступление на село Покатиловское, которое защищал отряд самообороны под командованием священника и одновременно большевика Мстислава Никольского. Всего в состав Черкасской обороны вошли 12 сел Лепсинского уезда – теперь это два саркандских района. С октября 1918 года белые безуспешно пытались прорваться к Верному, чтобы соединиться с туркестанскими противниками большевиков. 

«Тридцать тысяч крестьян – с детьми, женщинами, – целыми табором направились в селенье Черкасское. Закрепились. Обрылись. Окопались. Огородились, упрятались, как могли. И понимали ясно, что так и эдак – конец один: так уж лучше погибнуть в бою. И бились. Да как бились!»
Дмитрий Фурманов «Мятеж»

Никто не может точно сказать, сколько человек тогда поднялось против белых, чаще всего называется «вилка» от 30 до 50 тысяч человек. У Анненкова – около 20 тысяч бойцов, все они были профессионалами и снабжены оружием в отличие от крестьян.

В разных источниках указывается, что у Черкасской обороны были и пушки, и снаряды, но Ракецкая несколько раз повторяет, что оружия практически не было: «Жители сделали две самодельные пушки, которые заряжались осколками разорвавшихся снарядов и порохом. Одна из них развалилась при первом же выстреле. Одну пушку прислали из Верного уже к концу обороны. А так все были голые, босые, голодные, страдали от цинги».

В Черкасской обороне было несколько основных крестьянских партизанских отрядов – Мамонтова, Иванова, Петренко. Они были независимы друг от друга, не имели центра, никому толком не подчинялись. Все это рождало не только несогласованность, но и безнаказанность. Фурманов в книге «Мятеж» пишет о том, что люди из мамонтовского отряда, напившись, расстреляли архиерея. Процветал и бандитизм, поэтому часть и местного населения, и переселенцев переходила к белым.

Со стороны большевиков была попытка создать Реввоенсовет фронта – над этим работал 27-летний летчик из Верного Шавров, но его убили свои же: отряд полевого командира Калашникова растерзал его и скинул тело в колодец. Позже большевики убили и самого Калашникова. 

Ракецкая застала в живых нескольких участников Черкасской обороны. Они вспоминали, что у атамана Бориса Анненкова действительно были отборные войска: «20 тысяч человек, это сейчас как СОБР или спецназ, они были хорошо подготовленные, с вооружением, а у наших был остро отточенный кусок железа. Горячие пульки, которые с анненковской стороны посылались, собирались детьми, в оружейных мастерских переливались и пускались обратно. Каждый кусок железа, насаженный на палку, считался оружием».

Отсюда и эти зазубрины на монументе. 

Штаб обороны находился в Черкасске, в небольшом двухэтажном здании из дерева, что было по тем временам роскошью – в основном в деревне стояли мазанки. И это здание единственное сохранившееся со времен столетней давности. Скорее всего, этот дом построили в 1912 году, теперь в нем музей, и здесь можно увидеть портреты участников штаба, их документы, переписку с Анненковым – речь шла о сдаче, а также комнату Мстислава Никольского. 

Самое крупное наступление белых началось 16 июля 1919 года – в нем участвовала 5-я Сибирская стрелковая дивизия генерал-майора Гулидова и партизанская дивизия атамана Анненкова. Белогвардейцы захватили большую часть района Черкасской обороны, не удалось взять только села Черкасское, Петропавловское и Антоновское, но 14 октября и они пали.

Незадолго до этого первый руководитель Черкасской обороны, председатель Боевого совета Мстислав Никольский отправился в Верный просить помощи, там ему не отказали, он поехал в Туркестан и услышал по дороге, что оборона пала. Денег у него не было, он устроился с рыбаками на заработки, упал в воду, заболел и умер — это версия, которую рассказывают в музее. По другим данным уже осенью 1918 года Никольского сместили с поста руководителя обороны, а позже расстреляли по приговору реввоентрибунала.   

Почти возле каждого имени защитника указано, что он зверски убит в 1919 году. После падения Черкасской обороны последовали массовые расправы над теми, кто не перешел в стан Анненкова. Никто точно не знает, сколько человек погибло — списки не составлялись. Часть же выживших потом отправилась на следующую войну – например, Василий Моисенко не только участник Черкасской обороны, но и герой Великой Отечественной войны, убит в 1945-м.

Историки высоко оценивают значение Черкасской обороны – крестьяне больше чем на год притянули к себе большие силы противника, который не ожидал такого сопротивления. Есть свидетельства того, что Анненков рассчитывал «зайти сюда на недельку». 

Музей Черкасской обороны вырос из увлечения местного учителя физкультуры, который вместе со школьниками собирал патроны и другие свидетельства боев. Сначала он открылся в 1968 году в здании боевого совета, затем в 1973-м по проекту архитекторов Алмаса Ордабаева и Тимура Сулейменова построили мемориал, а в 1978 году – новое здание музея.

Музей, мемориал и штаб чудом уцелели после развала СССР. Из 15 сотрудников тогда осталось двое – Екатерина Ракецкая и охранник. Финансирования не было около шести лет, Екатерине Федоровне приходилось расплачиваться с охранником продуктами питания, которые она приносила из дома. Не было электричества, вокруг бродили волки, а вовнутрь заползали змеи. Потом постепенно все наладилось, а год назад, к 100-летию начала Гражданской войны, отреставрировали монумент, здание, сбили барельеф с фасада, и… убрали Музей Черкасской обороны – теперь здесь Музей истории Саркандского района. Разобрали экспозиции, сложили их в фонды, о Гражданской войне напоминает только небольшой раздел, остальное же – известные жители района, передовики труда и информация о поручении Нурсултана Назарбаева высаживать здесь сахарную свеклу. С другой стороны, здесь практически не осталось даже потомков участников Черкасской обороны – почти все эмигрировали в 90-е годы. Повестка изменилась, но привычка повязывать ленточки на дерево, растущее у монумента, осталась. Дерево пытались несколько раз спилить, но оно каждый раз вырастало, и его оставили – если растет, значит, так надо.

«Здесь красиво в любое время года, – замечает Екатерина Федоровна. – Здесь всегда тишина и ветер. Это особое место, неспроста мы выжили в 90-е, нам кто-то помогал».