Берик Бейсенгалиев, «Самрук Казына»: Первые аукционы по продаже госкомпаний пройдут в ближайшее время

Ирина Севостьянова, Астана, Vласть

Внушительный список принадлежащих государству предприятий выставляется на торги. О том, как будет проходить распродажа объектов основного гиганта в квазигосударственном секторе - Фонде национального благосостояния «Самрук-Казына» Vласти рассказал управляющий директор по оптимизации активов – член правления фонда Берик Бейсенгалиев.

Берик Турсынбекович, в списке на приватизацию значительная доля компаний, входящих в группу компаний «Самрук-Казына». На каком этапе сейчас подготовка объектов к тотальной распродаже?

Как вы знаете, в Казахстане в 2016-2020 годы в ходе приватизации планируется продажа 783 компаний, из них 217 компаний принадлежат группе компаний «Самрук-Казына». В свою очередь, эти активы разделены на 2 перечня. В первый список вошли 44 крупных актива, из которых 7 будут выведены на IPO: «Казакстан темір жолы», «Самрук-Энерго», «Казатомпром», «Казпочта», «КазМунайГаз», «Тау-Кен Самрук», «Эйр Астана». Реализация остальных 37 активов начнется в этом году и завершится до конца 2018 года.

Во второй перечень включены 173 компании, и значительная часть будет реализована уже до конца этого года. По многим из них проведен анализ и приняты соответствующие решения с учетом специфики региона, интересов работников и социальной нагрузки, которую несет предприятие.

Сейчас уже есть определенный прогресс по «второму перечню». Госкомиссия по модернизации экономики, которая согласовывает все окончательные решения по приватизации, уже вынесла свой вердикт в отношении 100 компаний. Решения разные: часть решено вывести на аукцион, часть решено реорганизовать, часть ликвидировать. По остальным активам «второго перечня» решения также на подходе. В целом, мы ожидаем, что первые аукционы будут проведены уже в скором времени.

Что касается «первого перечня» крупных и значимых активов – по ним мы ставим в приоритет качество проработки, а не скорость реализации. В течение прошедших 3 месяцев мы, в первую очередь, занимались разработкой методологий, анализом, организационными вопросами для того, чтобы обеспечить успех программы. Мы ожидаем, что приватизация компаний этого перечня будет завершена до конца 2018 года, за исключением IPO – публичные размещения будут проводиться в 2018-2020 годы.

В список на приватизацию вошли крупнейшие компании страны, все они представляют стратегические отрасли экономики страны. Приватизация этих компаний предполагается через IPO, причем не «народное IPO», а традиционное первичное размещение. На какой биржевой площадке планируется осуществить это размещение? Как быть с опасениями общества, что при приватизации стратегические активы страны попадут в иностранную собственность?

Приоритетной площадкой для проведения IPO пока мы рассматриваем Международный финансовый центр Астана. Руководство Казахстана прилагает большие усилия для того, чтобы этот проект оказался успешным. Как государственный холдинг, у которого акционер правительство, мы тоже обязаны внести лепту в этот процесс. Видите ли, успех приватизации будет оцениваться с точки зрения структурных, долгосрочных выгод для экономики, таких как развитие рыночных и финансовых институтов, здоровой конкуренции, устойчивого экономического роста в последующие годы. Конечно, есть соблазн фокусироваться на сиюминутной финансовой выгоде от приватизации, но мы делаем ставку на долгосрочный, стратегический эффект.

Размещения на публичном рынке запланированы на 2018 год. До этого момента будут проведен анализ и принято решения о доле, площадке и другим аспектам с учетом выгод для компании, фонда и страны. Конечное решение всегда остается за нашим акционером - правительством, и зависит от его видения социально-экономического развития Казахстана.

Что касается опасений, то все инвесторы будут иметь равный доступ при IPO и других типах аукционов. При принятии финального решения по продаже актива локальным инвесторам могут отдать предпочтение, но только в случае, если предложения будут равнозначны по остальным факторам.

Если говорить о прямых продажах стратегическим инвесторам, здесь мы бы хотели видеть больше совместных предприятий иностранных и казахстанских компаний. Мы вообще первыми в списке потенциальных покупателей видим наших партнеров по уже существующим СП. А большинство из них уже зарекомендовали себя как надежных партнеров и их вклад в развитие компаний холдинга действительно существенный. Посмотрите на продукцию заводов, построенных совместно с General Electric, с каждым годом улучшающую свой сервис «Эйр Астану» и т.д.

В целом, мы считаем, что иностранные игроки могут многое предложить нашим компаниям как в плане отраслевой экспертизы и современных технологий, так и доступа к международным рынкам сбыта.

Но хотелось бы особо подчеркнуть - об утере контроля со стороны государства над стратегическими компаниями и речи быть не может. На IPO будет выведена лишь часть долей, но контрольный пакет в любом случае остается в государственной собственности.

Компания «Эйр Астана» уже наполовину принадлежит британскому инвестору. Госпакет акций компании также в списке на приватизацию через IPO. Какая часть пакета планируется к реализации? По сути, это означает, что государство отказывается от контроля за данной компанией. Между тем, «Эйр Астана» является доминирующим субъектом на рынке авиаперевозок Казахстана. Нет ли у вас опасений, что может произойти ситуация, когда авиарынок страны окажется «заложником» иностранных компаний, которые будут диктовать свои условия и правительство будет вынуждено эти условия принимать, дабы не парализовать работу рынка в целом?

По «Эйр Астане» в настоящее время идут подготовительные работы по выводу компании на IPO. Предварительные сроки - 2018 год. При подготовке компании к выводу на фондовый рынок будут учтены все вопросы, в том числе и выполнение компанией международных обязательств. При этом следует учитывать, что независимо от приватизации, казахстанская доля будет составлять не менее 51%.

Напомню также, что одной из важных задач программы является развитие конкуренции в различных секторах экономики, формирование эффективной рыночной среды. Помимо «Эйр Астаны» у нас есть и другие авиакомпании, в том числе наш собственный перспективный «стартап» Qazaq Air, так что описываемая вами ситуация иностранной монополии в нашем случае исключена.

Помимо этого, у государства останется достаточно рычагов влияния, включая регулирование отрасли, а также, вероятно, существенный пакет акций самой кампании. Однако, мы бы хотели по возможности избежать такого «ручного управления» после приватизации, наша задача – сформировать систему, в рамках которой отрасль будет способна зарабатывать прибыль и обеспечивать высокое качество и доступность услуг для потребителей без существенного вовлечения государства. В том числе – за счет прозрачных и стабильных правил игры, дополненных саморегулированием и высокими стандартами корпоративного управления.

В мировой практике есть примеры, когда приватизация телекоммуникационных активов приводила к обратному эффекту. Новые собственники компаний занимались преимущественно укреплением своего монопольного положения, а не развитием компаний. В результате, например, в 2007 году в Австралии государство было вынуждено вернуться в отрасль и создать единую национальную широкополосную сеть. Великобритания в 2009 году после неудачной приватизации была вынуждена национализировать проданные ранее активы. Не боитесь ли вы повторения этого печального опыта в приватизации казахстанских телекоммуникационных активов? У Казахстана также был негативный опыт с иностранными инвесторами в энергетическом секторе - «Алматы ПауэрКонсолидейтед» и бельгийская компания «Трактебель». Пользуясь монопольным положением, компания самостоятельно повышала тарифы, о масштабных инвестиционных вложениях и речи не шло. Какие уроки были извлечены из этого опыта и как избежать повторения подобных ситуаций сейчас при нынешней кампании по приватизации?

Перед стартом программы в 2016 году был изучен мировой опыт. Успехи и провалы мировой экономической истории были проанализированы и учтены в текущей программе приватизации. Этот анализ – хорошая страховка от ошибок.

К тому же, Казахстан сам пережил несколько волн приватизации и уже накоплен опыт. Конечно, никто не может обещать идеальной картины, но таких случаев, как вы описываете, точно быть не может. Система контроля за программой имеет много уровней защиты.

От лица фонда могу также сказать, что ко всем активам и отраслям будет применяться индивидуальный подход. Мы будем тщательно готовить активы к продаже, а также работать над оптимизацией регулирования и составлением инвестиционных соглашений с приобретателями для обеспечения баланса интересов инвесторов, общества и государства.

В списке на приватизацию - и три казахстанских нефтеперерабатывающих завода. При этом в настоящее время, если верить отчетам, идет активная модернизация НПЗ. Насколько эффективны такие государственные вложения, если актив будет продан? Как повлияет проведенная модернизация на цену объектов?

Модернизация является частью предпродажной подготовки, и, безусловно, она повысит спрос со стороны инвесторов, а значит и цену реализации активов. Предпродажная подготовка, включающая оптимизацию деятельности и, при необходимости, модернизацию и реорганизацию, будет проводиться по многим из крупных и перспективных активов. Столь щедрых подарков, как модернизация НПЗ бесплатно, мы делать не будем (смеется).

Есть ли данные о том, какие инвесторы заинтересовались предлагаемыми к приватизации объектами, с каким стран и компаний? Какую сумму рассчитываете получить от приватизации стратегических объектов и в целом приватизации объектов группы компаний «Самрук-Казына»?

Интерес к приватизации в целом большой и их география обширна. Мы полагаем, что наиболее вероятными потенциальными покупателями могут стать наши партнеры по уже существующим СП, так и ведущие стратегические инвесторы из Европы, Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока.

Что касается средств, которые планируется получить от приватизации, то следует помнить, что тут есть свои нюансы: каждая компания выставляется на торги после независимой оценки и она делается незадолго до продажи и действительна только в определенный не очень длинный срок. Пока, чтобы иметь представление о масштабе, опираться мы можем на оценку балансовой стоимости. Она варьируется в коридоре от 2 до 2,4 трлн. тенге. Мы, конечно же, планируем получить больше средств от приватизации. Что тут важно учитывать? Что программа рассчитана на 5 летний период, а реальная оценка каждой компании будет только на момент продажи. За указанный срок ситуация на рынке и сама компания может меняться и соответственно будет меняться и ее стоимость.

Уже заявлено, что торги могут проводиться трижды - вначале по английскому (на повышение), затем по голландскому (на понижение) методу. Насколько велика вероятность подтасовки результатов торгов, с тем, чтобы, например, такой объект как АО «Майкаинзолото» или ТОО «Тулпар Тальго» был продан с понижением? Возможно ли через цепочку подставных компаний сбросить цену на объекты?

Такие активы как «Майкаинзолото» или «Тулпар Тальго» – крупные, социально-экономически значимые предприятия. Их не предполагается реализовывать через электронные аукционы. Для них предусмотрено несколько вариантов реализации, такие как, например, конкурсный отбор, публичные размещения, привлечение стратегических инвесторов. Конкретный способ будет отобран для каждого актива индивидуально в ходе подготовки к реализации.

А если говорить о подтасовках, ускоренная реализация с помощью электронных аукционов возможна только для небольших предприятий, при этом первый аукцион будет проводиться по английскому методу, на повышение, – и только в случае, если покупателя найти не удастся, будет проводиться аукцион по голландскому методу, на понижение. Подтасовки в таком случае маловероятны, так как к участию в электронных аукционах допускаются любые заинтересованные инвесторы и если актив интересен, то с большой вероятностью до понижения дело не дойдет.

Разъясняя механизмы планируемой приватизации, в министерстве национальной экономики объясняли так: в случае отсутствия покупателей после трех сессий, 100% акций или государственная доля в уставном капитале предприятия будет ликвидирована. То есть, часть предприятий может быть просто закрыта? Для каких объектов группы компаний «Самрук-Казына» такой прогноз наиболее вероятен?

Да, по существующим правилам, в случае отсутствия покупателя по итогам трех торгов, ликвидация предприятия возможна. При этом нужно отметить, что это касается только активов, реализуемых способом электронного аукциона. Помимо этого, любые корпоративные действия подобного характера должны получить одобрение фонда и государственной комиссии по вопросам модернизации экономики, и мы, конечно же, не допустим ликвидации прибыльных или перспективных активов. Ликвидация возможна только для предприятий, не ведущих существенной хозяйственной деятельности и не имеющих перспектив развития в будущем.

Фото предоставлено пресс-службой фонда Самрук-Казына

Шеф бюро Vласти в Астане

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...