Но еще важнее – дают ли эти расходы хоть какой-то результат
Сколько тратит Казахстан на научные исследования?
Фото Жанары Каримовой

Елизавета Цой, Vласть

Графика Асылхана Назира

Казахстан тратит по-прежнему ничтожно мало на научные исследования, хотя и продолжает формально наращивать расходы на науку в последнее десятилетие. При этом вне зависимости от того, сколько средств все же доходит до научных центров и исследователей, основным остается вопрос о том, насколько эффективно они тратятся и дадут ли видимый результат разработки ученых в будущем.

В 2016 году Казахстан впервые вошел в топ-50 стран с наиболее инновационной экономикой Bloomberg Innovation Index, а в 2017 году поднялся в нем на 2 позиции – до 48 места. Рейтинг базируется на основе семи показателей, удельный вес каждого оценивается одинаково. Среди показателей: затраты на научно-исследовательские работы, производительность, количество высокотехнологичных компаний, охват населения высшим образованием, добавленная стоимость товаров, число регистрируемых патентов и количество исследователей.

Зампредправления – директор Академии фундаментальных и прикладных наук им. Зиманова КАЗГЮУ, Ph.D. Мирас Дауленов указывает, что улучшение позиции Казахстана в Bloomberg Innovation Index не связано с увеличением расходов государства на проведение научных исследований. Согласно Национальному докладу по науке - 2016, доля затрат на казахстанские научные исследования в ВВП составляет всего 0,17%. В развитых странах этот показатель намного выше - от 3 до 4 процентов.

«Расходы на НИОКР скорее сдерживают улучшение позиций нашей страны в Bloomberg Innovation Index, чем способствуют их улучшению», - говорит Алексмандр Кайгородцев, доктор экономических наук, профессор Восточно-Казахстанского госуниверситета им. Аманжолова.

Экономист Касымхан Каппаров в свою очередь отмечает, что улучшение научной среды «является долгосрочным проектом и априори не может измеряться ежегодно».

«Место стран в рейтинге может меняться по разным причинам, не имеющим ничего общего с объемом или эффективностью расходов на науку. Из моего опыта работы по формированию статистики науки, я знаю, например, что у нас часто бывает, что показатели в рейтинге улучшаются за счет предоставления новых данных, которые раньше не предоставлялись для этого рейтинга и это помогает улучшить позиции в определенный год. Кроме того, существуют десятки разных рейтингов, которые пытаются определить инновационность и наукоемкость стран и указанный рейтинг не является самым авторитетным среди них. Более весомым является рейтинг Global Innovation Index от Всемирной организации по интеллектуальной собственности при ООН (WIPO), в котором Казахстан в 2016 году занял 75 место», - подчеркивает Каппаров.

Наука недофинансирована

Согласно отчету Bisam Central Asia «Состояние и проблемы казахстанской науки: взгляд изнутри», в результате опроса 701 представителя науки, наиболее сильными местами казахстанской науки опрошенные научные работники считают опыт и квалификацию кадров. Наиболее слабыми местами – материально-техническое обеспечение научных учреждений и особенно - заработную плату научных работников. Также казахстанские ученые низко оценили государственную поддержку науки и внедрение научных достижений в практике. Научные деятели обеспокоены отставанием Казахстана в сфере финансирования и поиска новых источников, модернизации управления научной среды. Выход из сложившейся ситуации большинство работников научных учреждений и преподавателей вузов находит в увеличении государственного финансирования.

Профессор философии Казахского национального университета им. аль-Фараби Марат Хасанов приводит в качестве иллюстрации ситуации с финансированием собственные научные исследования: «Я могу судить об этом только на примере своего проекта «Казахстан в изменяющемся мире: социокультурные импульсы и евразийские цивилизационные ориентиры». Уровень финансирования очень низкий, хотя тема проекта является одной из самых животрепещущих и актуальных. На эти деньги я не могу набрать должное количество исполнителей и платить им достойную зарплату. На нашей кафедре есть еще один проект, у него такое же финансирование, как у нашего проекта. Думается, что такая же картина в целом по республике…».

Кайгородцев отмечает, что в бюджете на 2017 год на финансирование исследований и разработок и обеспечение инновационной деятельности выделено 34,7 млрд. тенге или 0,84% бюджетных расходов. Однако финансирование научно-технологического развития страны осуществляется не только государством, но и частными предприятиями, а также зарубежными инвесторами. Так, в 2015 году общая сумма внутренних затрат на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы составили 69,3 млрд. тенге, что составляет 0,17% от ВВП. Это затраты не только государства, но и частного сектора. Причем каждый инвестор вкладывает в развитие науки и техники примерно половину от общей суммы внутренних затрат на НИОКР. Данный показатель ежегодно увеличивается, однако его уровень не превышает 0,2% от ВВП. И это, по мнению эксперта, не позволяет рассчитывать на какой- либо инновационный прорыв в экономике.

Каппаров указывает, что «не существует золотой формулы, которая определяет необходимый уровень именно государственного финансирования науки, однако, общепринятым является правило, что развитые страны стремятся достичь общего показателя расходов на науку в 3% ВВП - суммарно для частных и государственных инвестиций». «Важным является то, что все развитые страны в первую очередь стараются стимулировать частные инвестиции в науку, а государственные инвестиции рассматривают с точки зрения одного из инструментов такого стимулирования, но никак не основного источника финансирования», - отмечает эксперт.

Представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Марат Шибутов считает, что, скорее всего, неравномерность и непредсказуемость, а не общий объем играет негативную роль и делает финансирование недостаточным. В Казахстане существуют проблемы с распределением финансирования в течение года. Например, говорит он, с января по апрель денег обычно нет, а вот осенью за 2 месяца необходимо освоить деньги за несколько месяцев сразу.

Рационально ли используются средства?

По мнению Мираса Дауленова, модели и подходы, применяемые министерством образования и науки, а также Национальным агентством по технологическому развитию (НАТР), не позволяют осуществлять эффективное распределение государственных средств, выделяемых на научные исследования.

Модель финансирования научных исследований, используемая министерством, до сих пор не позволяет оценить эффективность проведенных за счет государства научных исследований. В основном, в связи с отсутствием эффективной системы мониторинга внедрения результатов таких исследований, указывает эксперт.

Так, в рамках конкурса на грантовое финансирование на 2015-2017 годы было подано 5749 заявок высших учебных заведений, научно-исследовательских институтов, других организаций и физических лиц. Из них 865 были отклонены, 4884 направлены на государственную научно-техническую экспертизу. Согласно информации комитета по статистике, наибольшая доля затрат приходится на инженерные разработки и технологии. В 2015 году она составила 43%. На исследования в области медицины, социальных и гуманитарных наук в соответствующие годы потрачено не более 7% от общих внутренних затрат.

Министерством образования и науки не представлена информация о том, какова доля внедрения результатов научных исследований от общего количества профинансированных проектов. Размещенные в Национальном докладе по науке лишь отдельные примеры не дают общего представления об эффективности профинансированных проектов.

Кроме того, наблюдается дисбаланс между фундаментальными, прикладными исследования и опытно-конструкторскими разработками: доля фундаментальных исследований составляет 23%, прикладных исследований - 53%, опытно-конструкторских разработок - 24%. В то же время в развитых странах на опытно-конструкторские разработки приходится около 60% от общего количества всех проектов. Наличие такого дисбаланса позволяет сделать вывод о том, что министерством образования и науки приоритет отдается в большей степени исследованиям, не ориентированным непосредственно на производство новой продукции, в том числе высокотехнологичной, улучшение процессов и услуг.

Что может помочь увеличить расходы на науку?

Марат Шибутов предлагает научные разработки увязывать с текущими потребностями экономики страны и «сделать упор на достаточно простые вещи». «Надо смотреть трезво - наша наука существенно потеряла по сравнению с советским периодом. Но ключевым я бы сделал естественнонаучное направление - все же от эксплуатации природных ресурсов мы никуда не денемся. Но эксплуатировать можно по-разному. Так же, я бы сделал упор на технологии, которые бы позволили улучшить жизнь в городах районного значения, поселках и селах», - говорит он.

Александр Кайгородцев считает, что необходимо в первую очередь осуществить структурную перестройку национальной экономики, которая позволит довести удельный вес обрабатывающей промышленности в промышленном производстве с нынешних 32,9% до порогового уровня экономической безопасности в 70%, а долю машиностроения в промышленном производстве – с 2,5 до 20%. Для этого необходимо увеличить сумму инвестиций в основной капитал с нынешних 16,9% до минимума в 25% от ВВП. По его мнению, если увеличивать затраты на научные исследования без изменения структуры экономики, то в случае сохранения низких цен на энергоресурсы, вместо экономического роста следует ожидать обратного.

Журналист

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...