Нацбанк пока не определился со статусом криптовалют
«Закон у вас недоделанный». Депутаты раскритиковали законопроект о валютном контроле
Фото Жанары Каримовой

Тамара Вааль, Астана, Vласть

Национальный банк до сих пор не может определиться со статусом криптовалюты, а в Казахстане нет валютного контроля, так как правительство дистанцируется от него. К таким выводам пришли парламентарии по результатам презентации проекта закона «О валютном регулировании и валютном контроле» с сопутствующими поправками. Депутаты подчитали документ «недоделанным».

«Минфин дистанцируется от этого закона и вообще от валютного контроля, от валютных операций – это их, наверное, не интересует, не нужно. Хотя одним из основных игроков и исполнителей этого закона должны быть они. У меня вопрос, вы все замкнули на себя: и все валютные операции, агенты, исполнители, но и валютный контроль полностью. Вы сможете с этим справиться? В этом законе четких полномочий нет, у нас вообще нет уполномоченного органа по валютному контролю в Казахстане. Мы нейтрализовали его. Вы, конечно, где-то себя обозначили «Национальный банк осуществляет валютный контроль, в общих чертах. А конкретно, кто за что отвечает у нас нигде ничего не указано», - заявил депутат Омархан Оксикбаев.

Заместитель председателя Нацбанка Олег Смоляков заверил, что лично курирует этот вопрос и деятельность департамента платежно-балансового валютного регулирования.

«Достаточно ли у нас ресурсов, как у Нацбанка? - Да. Достаточно ли этого, чтобы полноценно противодействовать выводу капитала? – Нет. Полностью в сами согласен», - признался он.

При этом, по его словам, новый законопроект определяет Нацбанк в качестве основного органа валютного контроля. Однако, это невозможно без участия министерства финансов в лице комитета финансового мониторинга по противодействию отмывания денежных средств и комитета госдоходов, которые непосредственно работают с юридическими лицами. «Я обозначил проблемы информационного взаимодействия. Мы сейчас очень активно обсуждаем, и на уровне вице-премьера, и на уровне Минфина. Информационный вопрос мы частично решаем сейчас через новый законопроект. Но без полноценного участия комитета госдоходов и комитета финансового мониторинга реализовать на практике все задачи валютного контроля невозможно», - констатировал Смоляков.

«Закон то у вас сырой, он недоделанный, - возмутился Оксикбаев. - Мне непонятно дистанцирование правительства от этого вопроса. Сегодня нет контакта между Нацбанка и правительством в этом вопросе. И мы с вами в рабочей группе ничего не сделаем, однозначно. И я уверен, что он в таком виде и пройдет, потому что правительство сейчас стоит на краю, в стороне от этого вопроса, и не хотят они на себя навешивать эти вопросы. Хотя до этого, даже из истории независимого Казахстана мы знаем, что валютный контроль все время был на Минфине. Почему они дистанцируются от этого вопроса?», - задал уже риторический вопрос Оксикбаев.

Подняли депутаты и вопрос появления на рынке криптовалюты, в которую казахстанцы вкладывают немалые средства.

«В качестве перспективы Нацбанк отслеживает то, что происходит с криптовалютой? То, что из частных рук, от физлиц уходят колоссальные средства на приобретение через виртуальное пространство. Никаких резидентов на территории Республики Казахстан нет. Люди продают квартиры, дома, свое имущество и покупают эту криптовалюту. Мне интересно, в принципе, как процесс, который требует урегулирования, вы рассматриваете криптовалюту или нет. Если нет, то почему?» - поинтересовалась Ирина Унжакова.

Смоляков отметил, что вопрос криптовалюты нужно рассматривать несколько шире. Однако признал, что отношение Нацбанка к этому - неоднозначное.

«Кто-то более активен в стимулировании этих операций, кто-то, в принципе, запрещает такие операции. Очевидно, что криптовалюта не является валютной ценностью. Потому что – это некоторый финансовый продукт, это некоторая технология. То есть, это не средство расчета, не средство платежа очевидно. Мы сейчас изучаем вопрос, как это урегулировать так, чтобы с одной стороны, наверное, как финансовые технологии, как финансовый продукт имеет право на существование, но никак не суррогат денег. Это тот баланс, который мы оцениваем», - попытался объяснить он.

Что же касается мониторинга этого вопроса в рамках валютного законодательства, то, подчеркнул представитель финрегулятора, переход в криптовалюту предусматривает несколько последовательных процессов – либо это перевод с банковского счета на счет организации, которая дальше предоставляет услуги по покупке криптовалюты. Либо это снятие средств со счета и потом внесение наличными в эту организацию, которая уже будет приобретать криптовалюту.

«Эти два процесса - перевод и снятие уже сейчас, в зависимости от суммы, то есть свыше 7 млн тенге подлежат мониторингу (…). То есть в принципе риски незаконных или сомнительных операций просто наличие информации о крупных таких снятиях или переводах - это все будет у Нацбанка», - пообещал Смоляков.

«Вопрос регулирования криптовалюты - более широкий. Сейчас пока мы не готовы сказать конкретно, как это будет видно, но такая работа в Нацбанке ведется», - также заверил он.

В диалог вмешалась Гульжан Карагусова: «Криптовалюта уже выполняет роль платежного средства. Уже есть такие организации, структуры, торговые организации, которые говорят: «Мы принимаем». Некоторые рестораны предоставляют свои услуги, и принимают оплату в криптовалюте. Хотим мы признавать, не хотим, криптовалюта сейчас выполняет три функции денег - это сфера обращения, платеж и накопления. Нам надо смотреть правде в глаза».

Карагусову поддержал депутат Глеб Щегельский, который напомнил про проблему с дольщиками в годы кризиса. По его мнению, проблема с вкладчиками в криптовалюту очень схожа с ипотечниками. По его мнению, Нацбанку пора перестать думать шире, и начать мыслить «Уже».

«Национальный банк, правительство, вы сегодня говорите – ваш профильный законопроект, вы говорите, что вопрос гораздо шире. Потом, когда люди здесь встанут и будет, как с обманутыми дольщиками, вы будете бегать, просить денег опять у государства, и будут депутаты ездить, создавать комиссии, разбираться, - возмутился депутат. - Миллиард причин у вас находится, миллиард! Вопрос не шире, уже Минфин у вас майнит под носом – вашу функцию забирает, эмиссию денег. А вы говорите – вопрос шире. Когда он будет Уже?».

Смоляков спорить не стал, лишь отметил, что данный вопрос не является предметом нового законопроекта.

«У нас есть сопутствующий законопроект. Мы туда можем все, что угодно, внести», - вставила ремарку Карагусова.

Шеф-бюро Vласти в Астане

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...