Как политическая система влияет на уровень социально-экономического равенства и почему он остаётся низким в постсоветских странах
Что может помочь побороть экономическое неравенство?
ФОТО EKONOMIST.KZ

Баян Шаих, Vласть

Победа над коррупцией, честные выборы и построенные в государстве институты ускорят экономический рост и делают его стабильным. Неустойчивые институты в автократиях могут провести к обратному эффекту, рассказал Сергей Гуриев профессор университета Sciences Po (Франция) и бывший главный экономист Европейского банка реконструкции и развития, выступивший ключевым спикером второго форума «Открытая экономика», организованного Фондом Сорос-Казахстан совместно с онлайн-проектом Ekonomist.kz.

Опираясь на работы американских экономистов Дарона Аджемоглу и Джеймса Робинсона, он рассказал об опыте построения институтов в колониальных странах. В странах, куда европейские колонизаторы поселялись сами, не боясь умереть от местных болезней, сегодня можно наблюдать инклюзивные институты и высокий уровень доходов. Это исследование является эмпирической проверкой того, что институты прямым образов влияют на процветание.

«Институты — это правила игры. Это то, что определяет стимулы участников экономических и политических процессов; и это то, что так или иначе ограничивает поведение экономических и политических игроков. Это всегда вопрос ограничений», - добавил Гуреев. Говоря об институциональной экономике, профессор уточнил, что институты делятся на экстрактивные, где правила игры устроены так, чтобы помогать небольшой части общества – элите, и инклюзивные, где они работают для большей части общества.

Также созданию инклюзивных институтов способствует наличие среднего класса. По словам Гуриева, как в Аргентине, так и в других странах Центральной Америки, не удалось создать устойчивые различные общественные институты из-за высокого уровня неравенства, что привело к политической неустойчивости. Исследование экономистов Стенли Энгермана и Кеннета Соколова объясняет уровень неравенства зерновыми культурами и сельскохозяйственными технологиями. «В Латинской Америке выращивались культуры, для которых нужны были большие плантации, и это приводило к возникновению высокого уровня неравенства. В США выращивались культуры, для которых были нужны небольшие семейные фермы, в первую очередь, пшеница. Таким образом возникал средний класс», - добавил Гуриев.

В своей лекции профессор отметил, что экономики демократических стран растут примерно с одним и тем же темпом, тогда как в автократиях рост одновременно бывает и очень быстрым, и провальным. Согласно исследованиям Аджемоглу и Робинсона, если посмотреть на корреляцию между уровнем демократии и ВВП на душу населения, то в мире практически нет богатых недемократических стран. Исключение составляют Сингапур и нефтяные ближневосточные монархии.

Согласно работе экономистов Бена Джонса и Бена Олкена, с 90-х годов люди пытаются смотреть внутрь стран, а не сравнивать их между собой. Их исследование заключается в методологии событий – event study, где они смотрели на то, как смерти лидеров стран от внешних причин влияют на экономическое развитие. Они пришли к выводу, что в недемократических странах уход лидера от власти по внешним причинам приводит к ускорению экономического роста на 2%.

Также профессор отметил, что за 25 лет после перехода от диктатуры к демократии ВВП стран повышается примерно на 20%: «Последние 10 -15 лет эмпирические исследования дают абсолютно похожие результаты, что бы вы ни делали. Они говорят о том, что демократические инклюзивные институты приносят более высокие темпы экономического роста, эта величина не является сверхъестественно высокой, 1% в год это не очень много, но на протяжении 20 лет – это уже достаточно много, на протяжении 100 лет – еще больше. В этом смысле демократизация действительно ускоряет экономический рост».

Для посткоммунистических стран есть дополнительные факторы, которые нужно принимать во внимание. Современные науки анализируют экономический рост более детально в зависимости от того, на какой стадии находится страна. «Шумпетерианская теория экономического роста заключается в том, что более быстрый рост для стран, которые находятся далеко от переднего края производительности, например, страны с низким уровнем дохода, может быть достигнут за счет заимствования передовых технологий. Но по мере приближения к переднему краю развития технологий нужно смотреть дальше на другие способы роста, такие как инновации и инвестиции в человеческий капитал», - дополнил Гуриев.

Говоря о человеческом капитале во время панельной дискуссии в рамках форума, Дария Михайлишина, экономист украинского Центра экономической стратегии, отметила, что в её стране наблюдается очень высокий поток миграции. «Со стороны государства нужно улучшать инфраструктуру, как транспортную, так и финансовую. Невозможно остановить людей, которые хотят уехать, можно только создавать условия для того, чтобы люди оставались – повышение верховенства права и создание хороших институций», - добавила она.

Однако быстрый экономический рост может грозить ловушкой среднего дохода – ситуацией, когда экономический рост, связанный с переходом от низких доходов к средним, останавливается после резкого подъёма из-за того, что нужно искать другую модель роста. Эта ситуация характерна для большинства посткоммунистических стран.

«Во время работы в ЕБРР мы написали отчет о том, что нужно сделать, чтобы вырваться из ловушки среднего дохода. Нужны реформы государственного управления для создания правильных институтов. Необходимо также уделять внимание уровню коррупции, и проведению честных выборов. На примере Украины, если бы страна сократила уровень коррупции до уровня коррупции в Хорватии, то экономически рост был бы на 1% в год быстрее», - говорит Гуриев.

По его словам, существует и корреляция между экономическим ростом и честными выборами. В результате выборов, на которых побеждает некоррумпированная партия, экономика той или иной страны начинает расти на 1% в год быстрее: «Коррупция — это тот фактор, который подрывает уверенность в том, что вы сможете получить свои доходы. Людям не нравится жить в коррумпированных странах. В среднем в наших странах, согласно опросам Гэллапа, 2-3% населения всерьез собирается уехать в течение года, и 1% объясняет своё желание [существующим] уровнем коррупции. Для победы над коррупцией необходимы подотчетность власти, свобода СМИ, гражданское общество – все элементы инклюзивных политических институтов».

Экономист подчеркнул, что в посткоммунистических странах вопрос равенства и неравенства довольно сложный. Советские государства отличались равенством, но оно не всегда было справедливым. «Однако, во многих странах возникло несправедливое неравенство – неравенство возможностей, когда успех определяется не количеством и качеством работы, а этничностью, расой, полом и классом. Инклюзивные институты должны создавать равенство возможностей. Несправедливое неравенство подрывает экономический рост», - отметил профессор.

«К сожалению, пока в посткоммунистических странах в среднем не удалось создать инклюзивные институты», - констатировал Гуриев.

Александр Погосян, исследователь и международный консультант по развитию частного сектора из Армении, поделился опытом борьбы с коррупцией в своей стране после смены власти: «Новая власть отказалась от глубинных и революционных решений, но сделала упор на популизм. Борьба с коррупцией приняла большой размах с самого начала смены власти в Армении, и в ней не были определенны объективные принципы работы правительства – институциональной борьбы нет. Топором нужно рубить корни коррупции, а не листья. Также прошлой осенью перед выборами правительство очистили кредитную историю плохим заемщикам, порядка 80-100 тыс. человек. Это абсолютно популистское решение, институт кредитного бюро не принадлежал прошлой власти, это был сформировавшийся институт. Не нужно ломать институты, которые работают более или менее независимо. Это медвежья услуга, нужны другие инструменты поддержки. В долгосрочной перспективе пострадал институт кредитной истории. Борьба с коррупцией превратилась в бенефис правоохранительных органов, в нашем случае – карательных органов».

Ирина Смирнова, депутат мажилиса Казахстана, в своем выступлении заметила, что республика подошла к определенной черте – стеклянному потолку. «И сейчас от нас зависит то, куда мы пойдем. Я категорически против сообщения, что многодетные и их дети – иждивенцы. Мы должны всегда из проблем, которые у нас возникают, находить точку роста. Если мы найдем в этом положительный момент, мы будем двигаться вверх и вперед. Давайте называть это не проблемами, а возможностями, и будем эти возможности давать и решать. Мы сможем пробить этот потолок, если у нас будет открытость в том числе бюджетов», - добавила депутат.

«Демократические институты особенно в посткоммунистических мире – это те институты, которые помогают предотвратить разрастание коррупции и построение капитализма для своих. Реформаторы не должны забывать о коммуникации для того, чтобы реформы были легитимными. Люди должны понимать куда идут эти реформы», - заключил Сергей Гуриев.

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...