Почему цены на нефть всё ещё остаются малопредсказуемыми
Нефтяной рынок после шока
Фото с сайта bloobmerg.com

В начале этого года нефтяной рынок пережил один из самых серьёзных ценовых провалов за свою историю. Уже в июне, после сложных и неоднократно грозящих сорваться переговоров, ведущие производители смогли стабилизировать стоимость углеводородов на несколько месяцев. Но дальнейший подъём цен затруднён всё ещё низким уровнем транспортного сообщения, который подталкивает добывающие компании сбывать сырьё с дисконтом и задумываться о том, чтобы отказаться от обязательств в рамках сделки ОПЕК+. Крупнейшие нефтетрейдеры ожидают, что восстановление спроса рынок увидит примерно через два года. Всё это, включая долгосрочные решения части компаний переориентировать инвестиции на альтернативную энергетику, делает ситуацию с ценами плохо прогнозируемой.

В середине марта, накануне пандемии, нефтяной рынок обрушился под давлением избыточного предложения и ценовой войны между крупнейшими производителями нефти – Саудовской Аравии и России. Фьючерсы на нефть марки Brent упали тогда с почти $52 за баррель на начало марта до $27,5 к середине апреля. В месяц ценового спада сделка по сокращению добычи между членами картеля ОПЕК и другими экспортёрами нефти не была заключена, и аналитики ожидали падения котировок до $20 за баррель. Это угрожало не только массовой остановкой производств, но и существенным ростом дефицита бюджета у зависимых от углеводородов государств.

Вопреки сложным переговорам, 12 апреля участники ОПЕК+ всё же договорились о снижении добычи на 9,7 млн. баррелей в сутки, но только до августа 2020 года. По окончании этого периода каждая из стран могла перейти к наращиванию производства. Правда, в совокупности его объём не должен был превышать 2,2 млн. б/с – стороны договорились придерживаться ограничения в 7,7 млн. б/с. Это решение не сразу повлияло на котировки. Ещё полтора месяца они торговались в диапазоне $30-38 за баррель, но уже к июню достигли отметки в $40. Помимо соглашения рынок тогда поддержало и частичное восстановление спроса на нефтепродукты после ослабления карантина в Китае и некоторых других странах.

Ниже $40 цены на нефть не опускались на протяжении всего лета. Однако в августе участники сделки ОПЕК+ не преминули воспользоваться правом вернуть часть добычи. Согласно расчётам S&P Global Platts, объёмы производства членов ОПЕК выросли на 4% по сравнению с июлем, до 24,37 млн. б/с. Россия и восемь других участников соглашения, не входящих в ОПЕК, нарастили их на 6%, до 12,67 млн. б/с. И уже в начале сентября, почувствовав рост предложения, котировки вновь стали опускаться ниже $40.

Затем цены несколько подкрепили новости об увеличении транспортных потоков и активности промышленного сектора Китая, а также небольшого сокращения запасов в США. Однако уже к середине сентября потенциал этих факторов оказался исчерпан: запасы в китайских нефтехранилищах оставались высокими несмотря на восстановление производства, а остальному миру начали угрожать новые вспышки коронавируса. Параллельно некоторые экспортёры стали публично сомневаться в необходимости дальнейшего следования пакту ОПЕК+. Всё это привело к удешевлению фьючерсов Brent на 6% в конце сентября.

Нефтяной рынок, испытавший ценовое потрясение в начале года, вновь близится к тому, чтобы зайти в тупик неразрешимых противоречий. Проблема в том, что после снижения спроса на авиационный керосин из-за остановки международного сообщения нефтеперерабатывающие заводы по всему миру направляют больше сырья на производство автомобильного топлива. Тем самым они множат избыток на уже перенасыщенном рынке. И хотя спрос на автомобильное топливо стимулирует восстановление трафика во всех столицах мира – от Парижа до Москвы, − он всё ещё далёк от февральских значений.

В третьем квартале этого года объёмы потребления нефти оказались ниже ожиданий аналитиков. И это не позволяет надеяться на кардинальное изменение ситуации в последнем квартале, заявил Bloomberg Пол Хорснелл, руководитель отдела товарных исследований Standard Chartered. В середине сентября Международное энергетическое агентство фиксировало ежедневное потребление нефти на уровне 91,7 млн. баррелей. По сравнению с показателем на начало года оно сократилось на 8,4 млн. баррелей. Аналитики Standard Chartered ожидают, что к концу года падение углубится до 9 млн. б/c. Несмотря на это они не ждут падения котировок ниже $40 за баррель. Джованни Стауново, аналитик UBS Group AG, говорит, что нынешний диапазон цен будет устойчив до объявления нового локдауна. В то же время бесполезно ждать и их роста – ему будет препятствовать заполненность нефтехранилищ и наличие резервных мощностей у производителей ОПЕК+.

В конце сентября танкеры в Северном море вновь начали складировать нефть из-за уменьшения спроса со стороны покупателей из Азии. Около 14% «замороженных» грузов, отправленных из Западной Африки, Северо-Западной Европы и Средиземноморья, направлялись в Китай. Нечто похожее мы наблюдали в процессе падения цен в апреле, только размер перевозимых грузов тогда был в два раз больше. Что касается резервных мощностей ОПЕК+, то сегодня их потенциал равен 12 млн. баррелям в день (с учётом множества выведенных сланцевых производств). Для их снижения необходима нормализация общемировой потребности в нефти. До этого момента бездействующие месторождения будут усиливать риск затоваривания рынков и нефтехранилищ, поскольку иногда простой обходится добывающим компаниям дороже временной просадки цен. Именно поэтому производители начали в середине сентября продавать свою продукцию с дисконтом в пределах $0,2-$2 за баррель.

В краткосрочной же перспективе большой потенциал есть у авиаотрасли, на которую до начала пандемии приходилось потребление 8% производимой нефти. Как только она начнёт массово возобновлять полёты, ей понадобятся дополнительные объёмы керосина. Однако нефтеперерабатывающие заводы не сразу смогут удовлетворить этот спрос из-за переориентации оборудования на автомобильное топливо. Но даже если и смогут, Standard Chartered прогнозирует восстановление объёмов потребления нефти в следующем году только на 5,5 млн. б/с. Хотя и эти ожидания может пошатнуть очередной виток заболеваемости коронавирусом. Полностью же потребление нефти может вернуться к предшествующим пандемии значениям только через 18-24 месяца, говорят топ-менеджеры, опрошенные Bloomberg.

Если же говорить о долгосрочных тенденциях, то и они не позволяют однозначно говорить о перспективах нефти. Один из крупнейших нефтетрейдеров Vitol Group на днях анонсировала выход на рынок поддержанных автомобилей. Компания создала фирму Vava Cars в надежде диверсифицировать свой бизнес по покупке, смешиванию и транспортировке нефти и нефтепродуктов в условиях перехода на более экологичные виды топлива. Продажи могут увеличиться после окончания пандемии, и здесь наличие качественных и недорогих предложений на вторичном авторынке может подстегнуть спрос на бензин. Vitol ожидает, что по меньшей мере до 2030 года мир будет сохранять высокий интерес к нефти. Однако параллельно компания всё равно начинает налаживать выпуск ветровых, солнечных и аккумуляторных батарей.

Вслед за Vitol в альтернативную энергетику направляют миллиарды долларов европейские энергетические гиганты, включая компании BP и Royal Dutch Shell. Их стратегия обусловлена как нынешним падением цен на нефть, которое вполне вероятно будет продолжаться и дальше, так и ростом опасений по поводу изменения климата. Однако американские корпорации, в частности Chevron и Exxon Mobil, не торопятся продавать свои месторождения. Они наращивают нефтегазовые активы, решая экологические вопросы с помощью инвестиций в небольшие атомные электростанции и устройства, очищающие воздух от углеродных загрязнений. Рынок нефти остается интересен американским компаниями в том числе и из-за преференций, которые обеспечивает им нынешний президент Дональд Трамп. Но и без того они видят возможность побороться за большую прибыль с уходом множества игроков, неспособных жить в условиях низких цен на углеводороды.

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики