Что будет с ценами на нефть?
​Нефтяной шок
Фото с сайта guardian.ng

Ценовая война между крупнейшими производителями нефти обрушила сырьевые и финансовые рынки – так Goldman Sachs объяснил проседание мировой экономики в начале этой недели. Если конфликт между Россией и Саудовской Аравией не удастся решить в ближайшее время, рынок углеводородов может ждать долгий период нестабильности. Международные банки уже начали закладывать этот риск в свои прогнозы, худшие сценарии которых допускают падение котировок до $20 за баррель. И даже если разногласия удастся уладить, нефтяная отрасль далеко не сразу отыграет потери от другой проблемы - коронавируса. Особенно нелегко придётся ресурсозависимым странам – их положение, помимо коронавируса и торгового конфликта, будет осложнять переход западных стран на возобновляемые источники энергии.


В момент открытия торгов в понедельник нефть марки Brent подешевела до $31,02 за баррель, потеряв около трети своей стоимости. К концу дня, впрочем, котировки поднялись до $36. Среди финансовых рынков наибольший удар пришёлся на США: индекс S&P 500 в первые минуты торгов упал на 6,9%, а Dow Jones — на 7%. Британский индекс FTSE 100 также оказался в минусе на 6,52%, а европейский индекс Stoxx 600 — на 5,5%. Схожий уровень потерь продемонстрировали и азиатские рынки: падение японского Nikkei 225 составило порядка 5%, гонконгского Hang Seng — 4,2%, а китайского Shanghaio Composite — 3%.

Обвал нефтяного рынка произошёл после того, как в пятницу Россия и Саудовская Аравия разорвали соглашение о сокращении добычи сырья. Участники ОПЕК и другие страны-экспортёры придерживались его с 2016 года, в результате чего им удавалось сдерживать ежедневные объёмы производства на 1,8-2,1 млн. баррелей. Нынешнее снижение цен оказалось сильнейшим однодневным падением со времён начала войны в Персидском заливе 1991 года. Последнее же столкновение между ведущими игроками рынка наблюдалось в 1998 году, когда баррель Brent достигал отметки в $9,55.

В конце прошлой недели Эр-Рияд и Москва дали понять, что собираются наращивать добычу даже вопреки переполненности рынка. Одной из причин этого избытка стала вспышка коронавируса в Китае, подпортившая самочувствие второй по величине экономике мира и потребителя 80% вырабатываемых объёмов нефти. В этих условиях нефтяная монополия Saudi Aramco объявила о скидках на свою продукцию в $6-8 за баррель к отпускным ценам, в результате чего общий дисконт саудовской нефти к Brent превысил $10. Они начнут действовать вместе с увеличением добычи на 300 тыс. баррелей в сутки до 10 млн., которая в перспективе может и вовсе вырасти до 12 млн.

Впрочем, по данным МВФ, для оптимального состояния госбюджета Саудовской Аравии нужна цена в $85-87 за баррель. Затяжной период её удержания на низких значениях будет стоить стране экономической стабильности. Этим не преминула воспользоваться Россия, заявившая, что её экономика спокойно переживёт от 6 до 10 лет низких цен на нефть. Её крупнейшая компания «Роснефть» тоже готовится с 1 апреля нарастить добычу на 300 тыс. баррелей в сутки. Ситуация может измениться, если стороны всё-таки решат вновь обсудить продолжение сделки ОПЕК+ на следующем заседании, которое должно пройти уже в середине марта. Но пока участники картеля не дают оснований считать, что это возможно.

В момент нынешней неопределенности и уязвимости глобальной экономики «игра в русскую рулетку на нефтяном рынке может иметь тяжелейшие последствия», — полагает исполнительный директор Международного энергетического агентства (МЭА) Фатих Бирол, представляя обновлённый мартовский прогноз на 2020 год. Согласно прогнозу ведомства, 2020 год станет первым после кризисного 2009-го, когда снизится мировой спрос на нефть, пускай и незначительно – на 90 тыс. баррелей в день. В среднем он составит порядка 99,9 млн. баррелей в сутки. Бирол подчеркнул, что в первом квартале предложение может превышать спрос примерно на 3,5 млн. баррелей в день.

Глобальные финансовые институты также сокращают свои прогнозы по росту спроса на нефть. В Morgan Stanley ожидают, что в 2020 году Китай в лучшем случае вернётся к прежним объёмам потребления. В то время как Goldman Sachs настроен увидеть сокращение глобального спроса на 150 тыс. баррелей в день. По оценкам банка шок спроса от распространения коронавируса в 1 квартале этого года эквивалентен тому, который наблюдался на фоне финансового кризиса в 1 квартале 2009 года. При этом рост производства, скорее всего, останется таким же, как и на фоне последней ценовой войны во 2 квартале 2015 года.

Даже если сланцевые производители США – основные конкуренты России и Саудовской Аравии – пойдут на сокращение добычи, этого будет недостаточно для предотвращения профицита нефти в 1,2 млн. баррелей в день. Американские производители могут снизить её на 75 тыс. баррелей в сутки в 3 квартале, а затем ещё на 250 тыс. баррелей в 4 квартале. «В результате мы снижаем наш прогноз цен на нефть марки Brent на 2 квартал и 3 квартал до 30 долларов за баррель с возможным падением цен до <…> 20 долларов за баррель», - говорится в отчёте Goldman Sachs.

На фоне крепнущего пессимизма в США и Европе стали говорить о необходимости стабилизирующих мер. В ФРС США уже объявили об увеличении ежемесячных вливаний в экономику со $100 до $150 млрд, которые должны поддержать финансовые и сырьевые рынки. Вместе с тем администрация Дональда Трампа разрабатывает несколько стратегий, способных помочь американской экономике в нынешних обстоятельствах. Наряду с этим министр финансов Франции Бруно Ле Мэр стал призывать европейские власти вмешаться в экономику для предотвращения возможной рецессии.

После быстрого ослабления тенге на рынке до 392-394 за доллар (торгов на бирже в понедельник не было из-за выходного дня, официальный курс изменится только во вторник после 11 часов, с возобновлением торгов) о готовности действовать заявили и казахстанские власти. Правительство намерено продолжить выполнять свои социальные обязательства в полном объеме, сократив лишь неприоритетные бюджетные расходы. Национальный банк, в свою очередь, пообещал не допустить чрезмерной волатильности курса тенге.

Согласно базовому сценарию МЭА, потребность в углеводородах может начать восстанавливаться со второго полугодия 2020 года, а в 2021-м — вырастет на 2,1 млн. баррелей. У агентства, однако, есть и негативный сценарий. Он предполагает, что мировым правительствам будет всё труднее справляться с коронавирусом, в результате чего экономическая активность во многих странах продолжит замедляться. В таком случае падение спроса составит 730 тысяч баррелей в год, подстегнув дальнейшее ослабление цен на нефть. Если они пробьют отметку в $25 за баррель, бурение новых сланцевых скважин в США будет остановлено, что, по всей видимости несколько улучшит положение других производителей.

Ближайшие перспективы нефтяного рынка будут зависеть от того, насколько быстро правительства остановят распространение коронавируса и какое долгосрочное влияние на экономику окажут нынешние потрясения в глобальной системе здравоохранения. В итоге воздействие коронавируса на рынки углеводородов может оказаться временным. Но долгосрочные проблемы, с которыми сталкиваются мировые поставщики, не исчезнут, настаивают в МЭА. Речь здесь идёт о переходе доминирующих экономик на возобновляемые источники энергии. В этой ситуации с серьёзными трудностями столкнутся те страны, чьи экономики зависимы от экспорта энергоресурсов – задачи диверсификации становятся актуальными для них как никогда.

К 9 утра вторника стоимость нефти марки Brent росла на 6,5%, достигая $36,7 за баррель.

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики