Аналитики рассуждают, что будет с тенге на фоне ослабленного рубля

Дмитрий Мазоренко, Vласть

Аналитики не отрицают возможного снижения курса тенге к доллару. Основная причина -  падение цен на нефть, удешевление рубля при этом оказывает лишь психологическое давление на казахстанцев. 


15 декабря российская валюта преодолела психологический барьер в 60 рублей за доллар США, который служил ориентиром для Национального банка Республики Казахстан. Чтобы остановить тренд обесценивания валюты и замедлить рост потребительских цен, Центробанк России в ночь на 16 декабря выступил с заявлением об увеличении ключевой ставки до 17% (по ней ЦБ формирует кредитные ставки для банков второго уровня).

Впрочем рынку это мало чем помогло. В 18.15 по времени Астаны того же дня, стоимость доллара на Московской межбанковской валютной бирже достигала 80 рублей, а евро – 100 рублей. В тот же день торги закрылись со стоимостью в 68,09 рублей за доллар и 85,15 рублей за евро.

Частично уровень российской валюты вернул позиции вечером 17 декабря, после заявления ЦБ о новых мерах по поддержке устойчивости российского финансового сектора. В этот день торги закрылись стоимостью 60,2 рубля за доллар. Впрочем, на 16.55 по времени Астаны курс рубля все еще остается волатильным и торгуется в районе 61,3 за доллар.

В течение праздничных дней – 16 и 17 декабря, торги на казахстанской фондовой бирже KASE не производились. В четверг утром они открылись повышением курса тенге к доллару до 182,05 (с ростом в 0,35 тенге).

Ерулан Мустафин, аналитик Halyk Finance объяснил Vласти, что рубль, из-за существенного объема взаимного товарооборота (который занимает 32,4% от общего объема экспорта и 19,3% от импорта) может оказывать давление на тенге, но первостепенным оно не будет.

«При текущем курсе тенге к рублю, импорт из России в Казахстан будет расти, а экспорт Казахстана в Россию – снижаться. Прирост импорта подешевевших российских товаров будет оказывать давление на казахстанских производителей. Это, впрочем, уже заметно. В магазинах, появилось больше российской продукции. Сильное отклонение курса тенге к рублю от средних исторических значений также оказывает определенное давление на тенге со стороны приграничного населения, которое продает тенге за рубли в надежде возвращения курса в район в 4-5 тенге за рубль», - пояснил аналитик.

По мнению Мустафина, основным фактором давления на курс тенге сейчас остается волатильность цен на нефть, которая обусловлена дисбалансом глобального предложения и спроса.

«В условиях пониженного спроса крупные производители нефти не спешат снижать ее добычу и, боясь потерять долю на рынке, снижают поставочные цены. Эта конкурентная борьба не закончится быстро, и какое-то время еще будет давить на цены на нефть. Мы думаем, что цены на нефть будут оставаться близко к нынешним уровням, и колоссального роста цен из-за этого мы пока не ждем. Тем не менее, для Казахстана важны среднегодовые цены на нефть. То есть, если цены будут низкими продолжительное время, настанет необходимость кардинального пересмотра бюджета», - подчеркнул он.

Мустафин считает, что необходимость в корректировке курса тенге есть, но по разным причинам вероятность одномоментной девальвации достаточно низкая : «Последние заявления правительства и Нацбанка о необходимости перехода к таргетированию инфляции подразумевают в перспективе отход от политики фиксированного обменного курса. На первом этапе это может быть механизм таргетирования коридора, который практиковал Банк России до момента полного перехода на свободное плавание рубля. В этом свете мы предполагаем ступенчатое ослабление тенге до верхней границы ранее озвученного коридора 188/USD до конца первого квартала».

Он так же пояснил, что степень девальвационных ожиданий и доверия к политике Нацбанка в полной мере отображает уровень долларизации (доли всех валютных депозитов в банковской системе). «В последние месяцы он вырос на 10-15% до почти 65%. В России, к примеру, несмотря на все шоки последних недель, уровень долларизации остается чуть выше 20%, что говорит о достаточно высоком доверии к политике Центробанка России, несмотря на высокие девальвационные ожидания. Высокий уровень долларизации повышает риски в финансовой системе, в частности риск кризиса ликвидности у банков, что создает почти перманентный эффект давления на курс, даже при достаточно стабильных внешних факторах».

Кроме того, текущее давление на тенге прослеживается по объему и количеству валютных интервенций, которые производит Нацбанк для поддержания курса тенге: «Из-за отсутствия официальной информации, мы можем только приблизительно оценивать объемы участия Нацбанка по характеристикам торгов и заявок на KASE. С начала декабря среднедневное участие Нацбанка в торгах мы оцениваем в 330 млн. долларов. Это достаточно высокий объем, который оказывает давление на валютные активы в резервах Нацбанка, которые мы оцениваем в чуть более 10 млрд. долларов. Очевидно, это ограничивает временную возможность регулятора удерживать курс на текущих уровнях. Для снижения давления на ЗВР регулятору будет необходимо снижать курс тенге, скажем пока до верхней границы нынешнего коридора в 188 тенге», - резюмировал аналитик.

Ануар Ушбаев, управляющий партнер Tengri Partners, также указал на необходимость проведения девальвации, но не из-за изменчивости курса рубля.

«Удорожание различной российской продукции, которая изготавливается с помощью импортируемого сырья, сейчас выше, из-за этого она потеряла экспортный потенциал и может продаваться только на внутреннем рынке. Но товары, которые российские предприятия производят исключительно сами, дешевеют относительно наших благодаря изменению курса рубля. Из-за санкций и внутреннего роста цен, этот конкурентный экспортный потенциал еще пока не был реализован. Но долго это продолжаться не будет, и я думаю, что через полгода максимум мы вполне можем ожидать роста импорта из России», - считает он.

Тем не менее, рост российского импорта, по словам эксперта, может быть нивелирован после поднятия ключевой ставки российским ЦБ: «Её поднятие может сильно испортить кредитный и инвестиционный климаты в России. Если все это произойдет, то значительного роста импорта можно не опасаться. Сейчас на нашем рынке есть те товары, которые успели импортировать из России по старому курсу, в ценах, которые были выставлены и зафиксированы в рублях. Соответственно, из-за удешевления рубля они стали выгодны и для нас. Как только эти товары закончатся, Россия будет экспортировать продукцию по новому курсу».

Ушбаев также объяснил, что исторически казахстанцы боятся рубля из-за роста импорта в перспективе, что приводило к ухудшению текущего платежного баланса: «Каждый раз, когда курс падал меньше 3,5 за рубль, баланс следующего квартала закрывался отрицательно. Сейчас этого не наблюдается. При прошлых девальвациях у рубля был потенциал для наращивания экспорта в Казахстан, а сейчас из-за санкций внутренний спрос на их товары достаточно большой. Поэтому импорт к нам не растет».

Одним из важных последствий психологического давления рубля, по словам эксперта, становится отток депозитов и частичная конвертация тенге в доллары: «Долларизация населения уже достаточно высокая, и сейчас потенциал серьезной спекулятивной атаки уже не очень большой. Я думаю, что физлиц и корпоративных компаний, у которых депозиты не в валюте осталось уже не так много. Если в ноябре в валюте было 65% депозитов, то в этом месяце, я думаю, их количество првысило 70%. Доллиризация и дальше может продолжаться небольшими темпами, и чем больше растет этот процент, тем меньший контроль Национальный банк имеет над монетарной динамикой в стране. Потому что все инструменты Нацбанка напрямую могут влиять только на тенговую массу. Процентные ставки в долларах инструменты Нацбанка никак не регулируют. И у нас есть риск того, что если мы достигнем 100% объема валютных депозитов, то может произойти долларизация наличности. И тогда появится проблема поступления доллара в наличное обращение, что может вытеснить из него тенге».

Как утверждает Ушбаев, абсолютная долларизация приведет еще и к тому, что у банков возникнут сложности с кредитованием экономики, поскольку у них не будет тенге. А Нацбанк Казахстана пока еще не является активным кредитором, и он не может предоставлять ликвидность на предсказуемой основе для казахстанских БВУ.

Эксперт уверен, что в нынешней ситуации рубль не сильно вредит стабильности национальной валюты, куда большую роль играет нефть. И сейчас уже неактуально говорить о давлении тенге, поскольку Нацбанк сделал для поддержания национальной валюты все, что мог:

«Регулятор тратил максимально разумные суммы на поддержание курса, и дальше поддерживать его будет сделать сложнее. Все это ставит перед нами два довольно серьезных риска. Первый заключается в том то, что у центрального банка больше нет инструментов для влияния на денежную массу.

А второй - если вдруг у населения будет недоверие к банковской системе, и если они захотят вынести все свои долларовые депозиты, то у банков не будет валютной наличности. Взять её они могут только в Нацбанке. Но нынешняя депозитная база в долларах уже в полтора раза превышает резервы Нацбанка. То есть, при нынешней ситуации, Нацбанк не сможет окупить даже 70% этих депозитов. Если бы люди при таких обстоятельствах выносили тенговые депозиты, то Нацбанк в какой-то момент мог бы предоставить им необходимые объемы тенге, чтобы они могли расплатиться с убегающими депозитерами и остановить кризис ликвидности».

В целом же, эксперт пояснил, что снижение цен на нефть значительно снижает золотовалютный фонд и это приводит к замедлению экономического роста: «Уже сейчас есть потребность в увеличении налоговой выручки. Я думаю, что на Нацбанк оказывается огромное давление, чтобы снова сделать одномоментную девальвацию и увеличить доходы госбюджета и пополнить Нацфонд. Фундаментальная причина именно в том, что поступления в Нацфонд сокращаются из-за понижения цен на нефть. Параллельно же с этим происходит и психологическое давление через ослабление курса рубля в ожидании того, что то же самое будет и с тенге», - резюмировал Ушбаев.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...