Кредитная история

Ирина Галат, Vласть

 

Vласть опросила экспертов по поводу «кредитного конфликта», о его влиянии на общество и дальнейшего развития. После достаточно конкретной оценки ситуации со стороны главы Нацбанка, посоветовавшего обращаться в компетентный орган, а не к общественным защитникам, вопросы, тем не менее, остались.

 

Получивший широкую огласку в социальных сетях и СМИ конфликт между общественным защитником, представляющим интересы заемщиков, и двумя казахстанскими банками хоть пока и не подрывает имидж отечественной банковской системы, но уже влияет на уровень социальной напряженности в обществе, считают эксперты.

Претензии, высказанные общественным защитником, как себя сам называет Ермек Нарымбаев, в адрес Kaspi bank и Альянс банка по поводу их работы в части предоставления населению кредитов, по мнению опрошенных Vластью экспертов, на сегодняшний день носят не очень тревожный характер. Тем более, уверены эксперты, что считать данные обвинения обоснованными до решения суда попросту нельзя.

Директор Центра макроэкономических исследований Олжас Худайбергенов убежден, что без соответствующих судебных решений, где черным по белому будет указано, кто прав, кто виноват, говорить о влиянии данного конфликта на имидж, как этих двух банков, так и всей банковской системы еще рано.

«Ситуация в экономике ухудшается. Все меньше заемщиков в состоянии выплачивать прежние объемы отчислений банкам по потребительским кредитам», - говорит политолог Максим Казначеев. В такой ситуации, считает он, публикации о якобы недобросовестных маркетинговых схемах банков «воспринимаются как возможность избавиться от выплаты кредита через суд».

Он также уверен, что в каждой кредитной истории судам надо разбираться отдельно: «Если потребитель берет кредит, не вникая в особенности его возврата, то это все-таки его проблемы».

Экономист Петр Своик считает, что «фактически, «сыр-бор» разгорелся только из-за Ермека Нарымбаева», так как именно он «открыл» злоупотребления банков и сделал это достоянием интернет-пространства, а уже от него это стало обрастать и другими обвинителями и обвинениями».

«Насчет обоснованности его выкладок от комментариев воздержусь: навскидку выглядят убедительно, а в деталях я не копался. Давно и хорошо зная Ермека, лично я не стал бы полностью полагаться на объективность его аргументов и выкладок. Но тут важно, что фактический и не менее убедительный, чем его обвинения, «отлуп» ему ни от кого с банковской стороны не последовал. Следовательно, прав Ермек, а виноваты – банкиры», - говорит Своик.

По его мнению данная ситуация получила широкий размах не из-за самого Ермека Нарымбаева, «а из-за того, что банки оказались сейчас практически в центре всех надежд и тревог казахстанцев».

«Правительству уже никто не верит и на него не надеется, этот факт уже состоялся. Банки же, парадоксальным образом, вселяют сейчас в население и наибольшую надежду, и наибольшую тревогу. Все ждут девальвации, это ожидание тоже стало состоявшимся фактом. Все переживают за курс тенге и рост цен, боятся за свои сбережения и боятся нести деньги банкам. Однако где их еще хранить, если не в банках, и где взять денег на серьезные покупки, или просто на жизнь, если не через банковскую ипотеку или кредит?», - вопрошает экономист.

Юрист Руслан Джусангалиев считает, что Ермек Нарымбаев хочет простой экономической проблеме придать подоплеку социального конфликта, в то время как это проблема каждого конкретного заемщика.

«В связи с тем, что идет большой рост потребительских кредитов, невозврат этих кредитов может привести к обострению данной проблемы. Может, и приведет, если ее неправильно организовать, если неправильно будет организована работа банков, если неправильно будет организована работа самих заемщиков, если ее будут популяризировать вместо того, чтобы решать простым конкретным способом персонально с каждым заемщиком», - поясняет Джусангалиев.

Юрист подчеркивает, что ни один банк не хочет потерять деньги, и ни одному банку не нужно имущество, а потому, в первую очередь, именно данные финансовые институты заинтересованы в разрешении каждой конкретной проблемы. Что касается имиджа, как отдельных банков так и всей банковской системы, то по мнению Джусангалиева, эта ситуация никоим образом, по крайней мере пока, на нем не отражается.

«Это можно было бы говорить о системном кризисе, о кризисах каких-то связанных с имиджем, если это было бы обосновано, если бы это не было популизмом. Вот против чего я. Против популизма и некомпетентности», - заявляет Руслан Джусангалиев.

Олжас Худайбергенов убежден, что все проблемы заемщики с банками должны решать цивилизованным путем, не вынося на публику и не нагнетая, таким образом, ситуацию. Лучшим, по его мнению, способом урегулирования конфликтов является личное обращение заемщика и его юриста в банк для обсуждения претензий, а в случае недостигнутой между ними договоренности обращаться в суд.

Он также не отрицает вероятности выдвижения аналогичных претензий заемщиков и к другим банкам.

«Я думаю, заемщики могут объединяться, а могут действовать в индивидуальном порядке, но независимо от этого, они должны действовать сухо, без эмоции, без широкой публичной огласки - сперва должен быть разговор с банком, а при несогласии сторон надо подавать в суд. – говорит Худайбергенов. - Апеллирование к общественному мнению, с тем чтобы вызвать гнев и давление на сторону ответчика, неважно это делает банк или заемщик является совершенно неправильным, мешающим сторонам прийти к компромиссу, обсуждать вопрос конструктивно, и в этом случае это принесет вред не только банку или заемщику, но и обществу в целом, подрывая культуру и практики решения таких вопросов».

Что же касается повторения ситуации с другими банками, то Максим Казначеев не отрицает такой вероятности, отмечая, что это будет зависеть от ряда факторов, а в первую очередь от результатов текущего противостояния.

«Если будет создан прецедент, и банки будут вынуждены уступить, то мотивация других заемщиков к повторению конфликта вырастет», - считает Казначеев.

Петр Своик считает, что другим банкам тоже стоит быть готовым к возможному всплеску обвинений в их адрес.

«Думаю, что кампания обвинений будет разрастаться: в отношении и других банков. Банки стали той самой «подзорной трубой», через которую люди пытаются разглядеть тревожащее их будущее, причем изображение в этой «трубе» все более теряет четкость, становится все расплывчатее, а потому все более пугающим», - говорит экономист.

Финансовая безграмотность, а порой и чаще безответственность и необдуманность принимаемых людьми решений, приводит к тому, что взятый кредит даже на небольшую сумму, в результате просрочек и, соответственно, наложенных пеней вырастает в неподъемный груз финансовой ответственности, что, в конечном счете, и приводит к конфликтным ситуациям.

«Ситуация добавляет градус напряженности в общий объем социального негатива. В тоже время необходимо отметить, что процесс развивается стихийно, лидеры и требования пока не определены. А значит до перехода в протестную плоскость еще далеко. Кроме того, перед выходом в протестную политическую плоскость, должна быть пройдена еще одна принципиальная стадия - уровень судебных разбирательств по отдельным фактам банковского мошенничества», - считает политолог Максим Казначеев.

«Сами банки, конечно, уже пострадали, но надо признать, что выполнили тяжелую функцию по ликвидации правовой и финансовой безграмотности населения. Теперь каждый из нас семь раз подумает, прежде чем примет участие в очередной кредитной авантюре», - уверен политолог.

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...