Сандугаш Султанова, телеведущая: «Наш зритель – человек добрый и понимающий»

Маргарита Бочарова, Vласть

В интервью Vласти известная телеведущая Сандугаш Султанова, работавшая в информационной службе «Седьмого канала», рассказывает, чем грешат отечественные телеканалы, по какой причине в теленовостях не практикуется личностный подход, почему телеканалы делают акцент на развлекательную составляющую, и чем были недовольны зрители «7NEWS».

С недавних пор вы руководите собственной телелабораторией, которая, судя по многочисленным отзывам в социальных сетях, пользуется популярностью. Особенно среди молодежи, среди не журналистов. Скажите, а чему бы вы научили действующих журналистов, телевизионщиков, если бы они заглянули к вам?

Действующего журналиста я буду учить тому же, чему и всех своих воспитанников – как правильно дышать, говорить, преподносить себя. На самом деле ведь не важно, журналист пришел ко мне на занятия или нет. Суть в другом – понять, что нужно человеку для дальнейшего развития, роста. А будет этот рост личностным или профессиональным – дело второе. Многие ребята, из тех, кто приходит в мою лабораторию, вовсе не собираются становиться телеведущими. У кого-то есть трудности с публичными выступлениями, кто-то испытывает комплексы по поводу внешности или голоса, а многие просто хотят получить полезные знания и навыки, которые помогут им в жизни. И наша задача помочь каждому. А придет коллега телевизионщик, мы будем только рады. Постараемся понять, в чем именно он нуждается больше всего и начнем работать.

И в продолжение темы, на ваш взгляд, чего не хватает казахстанским ведущим новостей?

Хотите чтобы я критиковала своих коллег по цеху? Каждый человек индивидуален, поэтому говорить о каких-то общих достоинствах и недостатках новостной братии неразумно. Другое дело, что можно говорить об общих тенденциях и состоянии всего телевизионного рынка. Ведь ведущие – часть процесса, они не могут далеко опережать свою профессиональную сферу, а тем более отставать от нее. Так вот, если говорить о вещах общих для казахстанского телевидения, то можно заметить, что в подавляющей массе информационные программы делаются по заказу государства. Я сейчас говорю не только о новостях. Частным инвесторам, неважно телеканалы это или какие-то продюсерские организации, выгоднее вкладываться в развлекательный контент. Он больше привлекает рекламодателей. Вот и выходит, что информационное поле на ТВ формируется во многом за счет госзаказа, а это накладывает отпечаток и на содержание, и на манеру подачи.

Почему, как вы считаете, в Казахстане не принято делать себе имя на работе телеведущим? Ведь на западе, например, новостные шоу смотрят именно из-за ведущих, они буквально «очеловечивают» новости, публикуют книги, дают интервью, становятся настоящими знаменитостями...

Ответ на ваш вопрос заключается в самом вопросе. Всё дело как раз таки в том, что вы говорите о западной практике и западных традициях. Такой «личностный» подход к новостям традиционен для США и Европы. Казахстанский же медиа-рынок большую часть времени развивался под влиянием российского, а оба они - наследники советской агитационной системы. Я не говорю, что это плохо. Это просто так и есть. Конечно, со времен СССР много воды утекло и многое изменилось, но ожидать, что у нас сегодня может быть так же, как у них на Западе, по меньшей мере наивно. Впрочем, какие-то элементы личностного подхода на казахстанском новостном поле практикуют. В частности, это делали мы в «7NEWS».

Новости на «Седьмом канале», как известно, успели заслужить у зрителей доверие. Насколько неожиданным стало для вас решение руководства телекомпании о закрытии дирекции информационных программ?

Ну, неожиданным это решение было, конечно, для всей команды. На мой взгляд, у нас сложился очень хороший коллектив, и он выдавал качественный медиапродукт в собственном, востребованном стиле. Что ж, руководству канала виднее, в какую сторону развивать собственный бизнес – в пользу информационных или развлекательных программ.

Как вы лично оцениваете общую для многих стран тенденцию постепенного перехода телеканалов от информирования зрителей к развлечению? Вы сами не собираетесь перепрофилироваться – из ведущей новостей в ведущие ток-шоу, к примеру?

Я думаю, что эта общая тенденция может быть связана с тем, что интернет в последние годы отнимает у телевидения пальму первенства в вопросе поставки информации. Людям удобнее и быстрее зайти на какие-то сайты и посмотреть, что происходит в стране и в мире. Более того, социальные сети становятся активными проводниками свежей информации. Поэтому неудивительно, что телевидение пытается бороться за внимание зрителя, делая акцент на развлекательную составляющую. Что касается меня, то мне было бы интересно попробовать себя в других телевизионных жанрах. Я вообще люблю экспериментировать, пробовать что-то для себя новое. Так что, возможно, если кто-то пригласит на интересный телепроект, почему бы и нет? Мне, например, близки темы материнства и детства, моды и дизайна.

Расскажите подробнее о новостях «Семерки». Какие рейтинги у них были? Кто был вашим среднестатистическим зрителем? Как отреагировал зритель на перезапуск новостей осенью прошлого года, появление «7NEWS»?

Рейтинги у наших новостей были разные. Иногда выше, иногда ниже. Честно говоря, я лично считаю, что все эти рейтинги вещь довольно условная. Без сомнения, они нужны для ведения медиа-бизнеса, чтобы привлекать рекламодателей и всё такое. Но есть еще одна составляющая нашей профессии, которую не измеришь никаким рейтингом. Когда люди подходят на улице и благодарят за душевный подход, когда знакомые увлеченно обсуждают с тобой содержание вчерашнего выпуска, ты понимаешь, что не зря делаешь свою работу.

Наша зрительская аудитория была довольно широкой – чиновники, бизнесмены, студенты, домохозяйки, пенсионеры. Люди самых разных возрастов, социальных слоев и интересов. У нас был принцип – рассказывать о событиях так чтобы было понятно и интересно и студенту второго курса, и пенсионеру. Задача эта весьма непростая, но интересная. Кроме того, мы всегда старались смотреть на любые события сквозь призму простых человеческих интересов.

Когда произошел перезапуск новостей и появился бренд «7NEWS», аудитория проявила большой интерес. Это ведь была довольно смелая концепция общих новостей на двух языках одновременно. Правда, многие зрители выражали недовольство слишком большим количеством рекламных блоков внутри нашего новостного часа. Мы и сами чувствовали, что рекламы действительно слишком много, и обратились с этим вопросом к руководству канала. Нам пошли на встречу, и количество рекламных блоков уменьшили вдвое.

Много ли ваших коллег осталось в результате без работы?

Насколько я знаю, без работы не остался никто. Надо отдать должное руководителям канала: команду информационных программ оповестили об увольнении заранее, выплатили все положенные компенсации. Так что время найти новую работу было. Некоторые, правда, предпочли заняться собственными проектами.

Сейчас нет страха у вас, что зритель может вас забыть, если перестанет видеть на экране?

Страха нет. Это нормальный процесс зрительского восприятия. Сначала зритель привыкает к новому ведущему, потом воспринимает чуть ли не как еще одного члена семьи, а затем, если его долго нет на экране, эта связь слабеет. Бояться тут нечего. Если у телевизионщика есть цель продолжать работу в эфире, ему потом не составит труда восстановить эту связь со зрителем. Что касается меня, то пока мне хватает работы в собственной телелаборатории, но, как я уже говорила, если поступит интересное предложение, то почему бы и нет?

Я знаю, что некоторые из ваших бывших коллег нашли работу в информационной службе «Хабара», то есть на государственном телеканале. А вы бы согласились уйти на национальный телеканал, работать фактически на «рупор власти»? Или, может, у вас есть какие-то предубеждения относительно государственных масс-медиа?

Нет, предубеждений против государственных газет и каналов у меня нет. Как и против государства в целом. Напротив, если вы знаете, я ведь параллельно работаю пресс-секретарем в министерстве юстиции. И вообще, я считаю, что дело не в том, принадлежит ли канал государству или нет, важнее другое – какая подобралась команда, и какие она ставит перед собой цели. Так что если то же самое предложение поступит от какого-либо госканала, то я готова его рассмотреть. Главное, чтобы мне это предложение было интересным, чтобы я захотела там работать.

Скажите, а какую новость в эфире вы бы никогда не стали читать?

Ту, которая, по моему мнению, не интересна моему зрителю. Как это определить? Критерии у каждого свои, но я думаю, что мой опыт - как профессиональный, так и жизненный - позволяет судить о таких вещах. И поскольку мнения на этот счет бывают разные, то, да, случались споры с выпускающим редактором, нужна эта новость или нет. Спорили иной раз очень горячо, но никогда не ругались и не ссорились.

Еще никогда не дам в эфир информацию, которая повредит человеку, особенно ребенку. Тут я настроена категорично. Никакая жареная новость, никакой рейтинг не стоит того, чтобы терять человеческое лицо. Пример? Ну, предположим, ребенок подвергся насилию. Иногда репортеры, особенно молодые, начинают выяснять его имя и фамилию, место учебы… Зачем? Об этом ли материал? Стоит ли усугублять человеческую трагедию?

Сандугаш, насколько вы сами доверяете телевизионным новостям как источнику информации?

Наверное, у меня как и у любого здравомыслящего казахстанца в голове есть несколько режимов восприятия информации. Мы все автоматически делаем этакие поправки на то, откуда исходит информация. У СМИ может быть репутация желтого или чрезмерно официозного. В любом случае здоровая доля скепсиса еще никому не помешала, правда?

И, наконец, что самое главное вы поняли для себя о нашем телевидении за 13 лет работы на нем?

Главное? Наверное, то, что стекло экрана вовсе не отделяет меня от зрителя. Аудитория чувствует малейшую фальшь и неискренность. И не прощает этого. Хотя на самом деле наш зритель – человек добрый и понимающий. Он простит, если ведущий где-то случайно ошибется или запнется, гораздо важнее для него, чтобы он видел в тебе близкого и понятного ему человека, не побоюсь этого слова, друга.

Мы в телелаборатории учим своих студентов многому – технике речи, актерскому мастерству, азам стилистики, но какую бы тему мы не проходили, я всегда говорю ребятам, что они должны быть искренними, быть самими собой. И хотя некоторые люди говорят, что на экране и в жизни я выгляжу по-разному, это по большому счету относится к гриму, освещению, а внутри себя, по своим жизненным принципам, убеждениям я остаюсь одним и тем же человеком.

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...