Грэм Шэффилд, директор проектов British Council по искусству: «Культурное преображение общества - это не быстрый процесс»

Дмитрий Мазоренко, Vласть

Фото Чингиза Сайханова

После продолжительной работы Британского совета в Казахстане, организация пришла к выводу, что помимо языковых программ, в стране важно стимулировать и развитие искусства. На прошлой неделе Казахстан посетил глобальный директор проектов Британского Совета по искусству Грэм Шэффилд, чтобы определить ключевые задачи для культурного департамента. Vласть поговорила с ним о задачах организации, общественной полезности проектов, а также о том, почему на мотивацию Британского совета не смогут повлиять существующие в обществе предубеждения.

Прежде всего, давайте поговорим о задачах, которые ставит Британский совет перед своими проектами по искусству. Каких результатов вы хотели бы достичь по их окончанию?

Если говорить о глобальных задачах, Британский совет работает в нескольких направлениях – это образование, культура и английский язык. Также мы работаем в научной и общественной плоскостях. Частично мы получаем финансирование от государства Великобритания, но также мы стараемся зарабатывать свои деньги, чтобы обеспечивать определенный уровень независимости. И еще у нас есть спонсоры и доноры, которые помогают нам осуществлять наши проекты. На самом деле, сейчас мы хотим немного изменить формат работы и сделать так, чтобы не только Британский совет представлял свою культуру в более 100 странах, где он работает, но и наоборот, чтобы культура этих стран представлялась в Британии. Если говорить о Казахстане, я пробыл здесь два дня, но у меня было достаточно встреч с представителями независимой культурной сцены, чтобы сформировать кое-какое представление. Последние 7-10 лет Британский совет делал больший акцент на языковых программах, а культуре и искусству уделялось гораздо меньше внимания, в том числе и в Казахстане. В течение этих двух дней я пытался нащупать те направления культурного развития, которые будут интересны казахстанцам. Мы не хотим что-то насаждать сверху, мы хотим делать проекты в диалоге с ними. Поговорив с нашими партнерами, мы решили, что было бы интересно поработать в области творческой экономики. Особенно это будет полезно в нынешних экономических условиях, которые коснулись Казахстана. Стране нужен какой-то новый ресурс, благодаря которому экономика могла бы укрепляться дальше. Еще мы хотим поработать с проектами в области музыки, кинематографа, театра, дизайна, архитектуры и урбанистики. Также нам было бы очень интересно поработать с творческими предпринимателями, потому что в том, что есть очень большая потребность в их навыках. Чтобы все культурные направления развивались, нужно чтобы появлялись не только те, кто будет создавать продукт, но и те, кто будет помогать его продавать.

А вы хотите делать свои проекты при поддержке акимата Алматы или постараетесь заниматься ими обособленно?

У нас была встреча с управлением культуры города. Нам сказали, что они, в принципе, открыты к сотрудничеству. Нужно только найти правильный подход, что мы сейчас и пытаемся сделать. Ребята, кто работает с искусством, хотят работать с городом и получать какую-то поддержку, и сам город хочет получать какую-то поддержку. Но каналы коммуникации у нас пока еще провисают. За два дня стало понятно, что разрыв между ними достаточно серьезный. Конечно, не нужно стараться насильно скрепить их связь, но достигнуть в нем хотя бы небольшого прогресса было бы неплохо. Вообще, город в определенной степени уже сейчас неплохо взаимодействует с частным предпринимательским культурным сектором. Зачастую, власти города помогают не финансово, но дают помещения, и прорабатывают некоторые законодательные вопросами. В городах Великобритании предпринимательский сектор тоже в основном старается обходиться собственными силами. Хотя государство нередко оказывает им содействие.

Если посмотреть на нашу страну со стороны, можно заметить, что мы не слишком восприимчивы к другим культурам. Это никак не может помешать вашей работе?

Я думаю, что вопрос сопряженности Казахстана с мировой культурой важен, и я думаю, что этот момент мы как раз и можем решить через приглашение людей искусства в Казахстан. Казахстан –растущая экономика, кроме того у него есть определенный политический вес для международного сообщества и Великобритании в частности. У вашей страны интересное геополитическое расположение – между Россией, Китаем. Не так далеко находится и Индия. Поэтому, с политической точки зрения Казахстан не такой уж и отстраненный. И когда мы говорим про культуру, на самом деле это именно тот канал, который помогает различным культурам понять друг друга.

Тем не менее, у части наших людей довольно часто возникает недоверие к культурному продукту, который имеет иностранную или скорее даже западную маркировку. Особенно это чувствуется в регионах. Вы не могли бы пояснить, почему им не стоит бояться того, что вы собираетесь делать?

Я думаю, этот вопрос относится не только к Казахстану, но и ко многим другим странам. Такие группы населения есть в Индии, а в Китае их еще больше. Но, естественно, в первое время мы в основном сосредоточимся на крупных городах - Алматы и Астане. Для работы с другими крупными городами мы будем стараться использовать цифровые технологии и каналы коммуникации. Но важно понимать, что люди, находящиеся за пределами больших городов, они и без того глубоко интегрированы в культуру и искусство. Они не ходят в театры, как это делают горожане, но это не значит, что они не сочиняют музыку, не пишут картины или не занимаются литературой. Они, на самом деле, не отделяют культуру от своей жизни, как это делают жители городов. То есть, искусство само по себе интернационально и интегрировано в жизнь любого человека, вне зависимости от его географического нахождения. Безусловно, мы не можем охватить своей работой всех и каждого, заставив людей полюбить искусство. На самом деле, это и не нужно. Слабый интерес к культуре у определенных групп населения существует везде, и это нормально. Недавно мы обсуждали аудиторию, с которой хотим работать. Мы хотели бы нацелиться на предпринимателей, на тех, кто близок к принятию решений, которые помогают искусству развиваться. И речь идет далеко не о муниципальных властях. Наша главная целевая аудитория – это люди 18-35 лет, возможно студенты и молодые ребята, которые и являются той прослойкой, которая будет воспитывать уже следующее поколение.

А в чем важность вашей работы для людей, которые, как вы сказали, занимаются принятием решений?

Если говорить в общих чертах, мы хотели бы создать платформу для международного обмена знаниями. К примеру, ребятам, которые работают в фэшн-индустрии Казахстана, наверняка будет интересно получить опыт или даже поработать в Британии. Также и нашим молодым специалистам было бы интересно поработать у вас. Это даст им возможность пересмотреть какие-то свои взгляды и многое почерпнуть. Любой творческий профессионал, который примет участие в наших программах, сможет больше понять о том, как построить партнерские отношения, как научиться фандрайзингу, как работать с маркетингом и т. д. Нам кажется, что именно этих навыков не хватает в культурной сфере Казахстана.

А если перейти в плоскость ценностей, то почему ваши проекты могут быть важны и интересны другим людям?

Это важный вопрос, конечно же. На самом деле культура и общество разделились примерно в 18 веке, когда появился романтизм и искусство ради искусства. Но я уверен, что оно все еще остается важным элементом общества. И общество без проблем, которые и отображаются в искусстве, существовать не может. Естественно, сегодня искусство должно затрагивать и проблемы социального равноправия, гендерного равенства, прав сексуальных меньшинств – то есть базовых человеческих ценностей. А искусство ради искусства, без интеграции в различные общественные процессы, вряд ли будет жизнеспособным.

Вы правы, люди, связывающие свою жизнь с искусством, действительно хотят говорить об остросоциальных вопросах. Но не всегда государственные институты приветствуют их инициативу. Но вы, наверняка, не сможете избежать работы с подобными проектами. Не боитесь ли вы недовольства или сопротивления со стороны общества и государства в целом?

Есть несколько стран, где присутствует Британский совет, с официальным мнением которых мы расходимся во взглядах. К примеру, по вопросам прав женщин или сексуальных меньшинств. В Саудовской Аравии у нас есть арт-менеджер, которая постоянно говорит: «Вот это мы можем делать, а это совсем никак не можем. Но, потенциально, мы могли бы что-нибудь сделать, если аккуратно затронем этот вопрос». Естественно, мы делаем то, что разрешено и то, что укладывается в рамки разумного. Но, при этом, всегда пытаемся исследовать границы допустимого. Культурное преображение общества - это не быстрый процесс, он требует времени. Но постепенные действия приводят к определенным подвижкам.

А вы не могли бы назвать конкретные проекты, с кем вы договорились о совместной работе в ближайшее время?

Мы работаем с фестивалем ARTBAT Fest, и в этом году хорошо поработали над проектом Artpoint. В ближайшем будущем собираемся помогать кинофестивалю Clique, который пройдет в начале ноября. В прошлом году мы делали только показы, а в этом у нас будет уже расширенная программа. Также мы хотим поработать с театральным фестивалем «Откровение» и театром АRTиШОК отдельно. Еще недавно мы провели воркшоп по индустриальному дизайну вместе с Experimentarium. Такой же семинар только в fashion направлении мы будем делать с Mercedes Benz на их неделе моды и Atomik Architecture. Хотим еще попробовать поработать с фестивалем Weekender, у нас есть интересный список инди-бэндов и диджеев, которых мы хотели бы привезти сюда. Планов, как вы видите, у нас очень много.

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...