Блог в законе: за что попадают под арест интернет-пользователи в Казахстане?

Пётр Троценко, Vласть

Фото Жанары Каримовой

По количеству громких судебных процессов, связанных с публикациями в интернете, 2015 год бьет рекорды. С чем связано столь повышенное внимание правоохранительных органов к Казнету и насколько велик риск пользователю Facebook попасть на скамью подсудимых?

Любой среднестатистический казахстанец, желающий поделиться своими размышлениями в блогах, соцсетях или в комментарии под злободневной новостью, должен действовать с осторожностью сапёра. Причиной тому - возросшее внимание правоохранительных органов к интернету. Самим авторам эти публикации могут показаться безобидными, а вот случайный (или не случайный) читатель способен увидеть в тексте призывы к экстремизму, насилию, социальной розни и ещё бог весть чему. И даже если автор ни в коей мере не подразумевал начинять свой текст радикальной смысловой нагрузкой, не факт, что суд будет на его стороне.

По количеству арестов за интернет-публикации 2015 год можно назвать самым «урожайным». А наиболее опасной статьёй обвинения для активных пользователей соцсетей, стали 174 статья Уголовного Кодекса Республики Казахстан - «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни» и , статья 164 - «Разжигание межнациональной вражды».

Первым громким делом стал арест алматинки Татьяны Шевцовой-Валовой, которая попала под суд за разжигание межнациональной вражды в Facebook и была приговорена к четырём годам лишения свободы условно. Затем за возбуждение социальной, национальной и религиозной розни под суд попал столичный блогер и активист движения «Антигептил» Сакен Байкенов. Поводом для возбуждения уголовного дела послужили всё те же публикации в Facebook, которые стоили Байкенову двух лет ограничения свободы. Юрист из Рудного Булат Саткангулов получил шесть лет лишения свободы за публикацию в соцсетях «материалов, пропагандирующих и распространяющих идеологию терроризма и экстремизма». Как утверждает сторона обвинения, юрист не скрывал своей симпатии к ИГИЛ, однако точка зрения самого Саткангулова диаметрально противоположна, своей вины он не признаёт.

Похожая ситуация произошла в Актобе - сотрудник краеведческого музея Нурхат Шильмагамбетов был обвинён в пропаганде терроризма за распространение радикальных видеороликов в соцсетях и получил четыре года лишения свободы. Обвиняемый тоже отказывается признавать свою вину, утверждая, что его страничка была взломана, а видео опубликовано кем-то другим.

В ноябре был осуждён Игорь Сычёв, администратор сообщества «Подслушано в Риддере» ВКонтакте. Сычёв привлёк внимание правоохранительных органов после того, как пропустил публикацию в сообществе, которая предлагала проголосовать «за» или «против» отсоединения Восточно-Казахстанской области от Казахстана. И хотя на суде Игорь Сычёв указывал на то, что голосование начиналось со слов «Давайте представим, что…» и завершалось знаком вопроса, его всё равно приговорили к пяти годам лишения свободы за сепаратизм.

В центре внимания продолжают оставаться общественные деятели Серикжан Мамбеталин и Ермек Нарымбаев, которые обвиняются в распространении в социальных сетях информации, якобы имеющей признаки национальной розни. Мамбеталин и Нарымбаев репостнули на своих страницах отрывок весьма скандального содержания из книги «Ветер с улицы», авторство которой приписывается лидеру Союза мусульман Казахстана Мурату Телибекову. По утверждению Жанар Балгабаевой, адвоката Ермека Нарымбаева, в этом деле много белых пятен, в первую очередь то, что оно было возбуждено на основании анонимного сообщения и личность анонимов до сих пор не установлена. А отец Серикжана Мамбеталина утверждает, что его сын в комментариях под репостом злополучного отрывка из книги ясно дал понять, что относится к ней негативно, к тому же книга «Ветер с улицы» официально в Казахстане не запрещена. «Ветер с улицы» - это неопубликованный сборник прозы, стихов и пьес, который до сих пор можно найти в сети.

За порядком казахстанского интернет-пространства следит комитет связи, информатизации и информации министерства по инвестициям и развитию Республики Казахстан. Сотрудники комитета мониторят популярные казахстанские и зарубежные сайты на предмет информации, нарушающей законодательство Республики Казахстан.

"Комитетом на постоянной основе ведется мониторинг продукции республиканских и региональных печатных изданий, 16 республиканских и 30 региональных телевизионных каналов. Кроме того, мониторингом охватываются материалы популярных казахстанских и зарубежных интернет-ресурсов и комментарии к ним, социальные сети, форумы, пользовательские каналы на видеопортале «Youtube», обновления в ленте актуальных хештегов в «Twitter». В оперативном режиме мониторинг осуществлялся по результатам запросов в поисковых сервисах", - сообщили в Комитете.

По информации, предоставленной в ответ на запрос Vласти, у комитета налажена связь с администрацией популярных соцсетей Facebook, VKontakte и Twitter. Поэтому, если на данных ресурсах появляются материалы, противоречащие законодательству, администрация немедленно получает уведомление с требованием заблокировать или удалить вредоносный контент.

Также в работе по выявлению в интернет-пространстве материалов, содержащих пропаганду идей терроризма и экстремизма, активное участие принимают профильные подразделения Комитета национальной безопасности, Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел и Комитета по делам религий Министерства культуры и спорта Республики Казахстан. Только из Штаба Антитеррористического центра с начала года были получены сведения о более чем 30 тыс. материалах такого рода, говорят в комитете.

"К примеру, на сегодняшний день решениями судов Республики Казахстан запрещено распространение на территории Республики Казахстан 569 материалов, размещенных на интернет-ресурсе youtube.com, 63 материалов, распространяемых на интернет-ресурсе «Facebook» и 22 материалов на интернет-ресурсе «Twitter». Между тем, до настоящего времени сохраняется свободный доступ к 299 материалам, признанным судом незаконными, на интернет-ресурсе «Youtube», 32 ‑ на «Facebook» и 8 – в «Twitter». Помимо этого за 2014-2015 годы в адрес указанных интернет-ресурсов уполномоченным органом было направлено более 100 предупредительных писем с предложением о добровольном удалении около 1,5 тыс. материалов, противоречащих законодательству Республики Казахстан, в порядке досудебного урегулирования. На сегодняшний день около 2/3 указанных материалов удалено, к 486 из них доступ до сих пор остается открытым", - сообщили Vласти в Комитете связи, информатизации и информации.

При этом в ответе Комитета, подписанным заместителем председателя Дмитрием Голобурдой, содержится замечание: "Комитет, как уполномоченный орган в области СМИ, безусловно, заинтересован в налаживании более тесного контакта с собственниками и администрациями указанных социальных сетей для обеспечения полного удаления незаконной информации, распространяемой через социальные медиа. Наиболее оптимальным вариантом решения данной проблемы стало бы открытие в Казахстане официальных представительств указанных компаний либо определение в Республике Казахстан лица, уполномоченного вести соответствующие переговоры от их имени".

Ликбез для юзеров

Повышенное внимание контролирующих органов в отношение интернет-пространства беспокоит казахстанских правозащитников. Юрист общественного фонда «Правовой медиа-центр» Гульмира Биржанова считает, что большинство мер, которые сейчас предпринимают правоохранительные органы, относятся к принципу «лучше перебдеть, чем недобдеть»:

«В Казахстане осталось очень мало независимой прессы. СМИ, которые могут свободно отражать иную точку зрения, можно пересчитать по пальцам, - полагает Биржанова. - Поэтому интернет для казахстанцев стал источником альтернативной информации, которая поступает через социальные сети. Наверное, правоохранительные органы всё-таки решили, что интернет представляет угрозу и пытаются его регулировать, хотя международные стандарты говорят о том, что интернет должен регулироваться этическими, а не законодательными нормами».

Небывалый наплыв обвинительных приговоров, связанных с публикациями в интернете отмечает и председатель международного фонда защиты свободы слова «Адил соз» Тамара Калеева. По её мнению, дело не столько в активизации наблюдений за глобальной сетью, сколько в невежестве самих интернет-пользователей, которые даже не подозревают, что их экспрессивные публикации могут в самом деле кого-нибудь серьёзно оскорбить и дело дойдёт до суда.

«Половина ошибок идёт от невежества. Многие пользователи не имеют ни малейшего представления об ограничениях свободы выражений, о том, что надо следить за своими словами, - говорит Тамара Калеева. - В этом плане необходим всеобщий ликбез. Сейчас в школах учат, как работать с компьютером, но не обучают правовым критериям».

При этом, отмечает Калеева, 90 процентов из дел, связанных с заключением общественных деятелей за их высказывания в интернете, «могут быть связаны с недостатком квалификации сотрудников правоохранительных органов, которые не видят разницы между пропагандой и убеждением, между правом на свободу выражения своего мнения и призывами к экстремизму и терроризму».

«Умные, компетентные и полномочные люди должны тщательно проанализировать наш Уголовный кодекс, чтобы у нас не было дальнейшей охоты на ведьм, которая, похоже, сейчас начинается, - говорит Тамара Калеева. - В противном случае люди снова начнут шептаться на кухнях, оглядываясь на лампочки в поисках электронного шпиона. А в это время реальные преступники, которые действительно занимаются терроризмом и экстремизмом, уйдут в подполье, где могут столько вреда причинить, что нынешним борцам с невинными болтунами и не снилось».

В доступе отказано

Если с арестами за противозаконные публикации в интернете всё более-менее понятно, то вот с информационными казахстанскими сайтами, доступ к которым перекрывается внезапно и без предупреждения, очень много неясностей. В 2015 году на территории Казахстана перестали открываться два журналистких ресурса - ratel.kz и zonakz.net. Это вызвало бурное обсуждение в интернет-сообществе, но ни к чему не привело. Кто заблокировал сайты до сих пор неизвестно.

«Проблема в том, что в случаях с «Зоной» и «Рателем» ответственность за блокировку не берёт вообще никто. Хотя в Казахстане согласно закону существует процедура блокировки — в течение трёх часов правоохранительные органы предупреждают провайдера, а уж потом блокируют, - говорит Гульмира Биржанова. - Кроме того, заблокированы сайты, работающие за пределами нашей страны — центральноазиатский сайт «Фергана», который не открывается уже больше года. Иногда под раздачу попадают сайты, которые не несут никакой политической направленности, как, например, произошло с Vimeo.com, там появился материал экстремистского характера, но блокировку с сайта сняли быстро, как только эта публикация была удалена».

Официально заблокированным считается ресурс Meduza.io - ещё в 2014-м в репортаже из Усть-Каменогорска спецкорра сайта Ильи Азара нашли признаки возбуждения межнациональной вражды, касающиеся Казахстана. Давно не открывается в Казахстане и сайт журнала «Maxim». Пользователи утверждают, что сайт вполне свободно открывается при помощи прокси-сервера, что ещё раз косвенно подтверждает его блокировку на территории Казахстана.

Но тут выяснилось, что прокси-серверы в нашей стране тоже подлежат блокировке, поскольку с их помощью анонимно можно посещать уже заблокированные в Казахстане сайты. Но был и положительный пример - этой осенью комитет связи, информатизации и информации открыл доступ к ресурсу LiveJournal, который подвергся многолетней блокировке из-за блога Рахата Алиева. За это время без ЖЖ подросло целое поколение казахстанцев, а те, кто им когда-то пользовался, давным-давно направили свою творческую энергию в другое русло. Поэтому радость по поводу возвращения подзабытого ресурса была крайне сдержанной - волна ностальгии сменилась опасением, не найдут ли на уже раскрученных площадках новой информационной угрозы?

Журналист

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...