Не тряситесь: есть ли надежда на казахстанских сейсмологов?

Пётр Троценко, Vласть

Фото Данияра Мусирова

Корреспондент Vласти выяснял, кто в Казахстане предсказывает землетрясение, как снизить сейсмоопасность при помощи водомёта и дождутся ли алматинцы появления карты сейсмического районирования родного города?

Отечественная сейсмология развивается не только в научном, но и в территориальном плане. Буквально за последнее десятилетие у казахстанских сейсмологов прибавилось работы на целую область - к традиционно сейсмоопасным южным и восточным регионам республики приплюсовали и запад страны. В 2008 году на территории Западно-Казахстанской области произошло землетрясение мощностью 7 баллов по международной шкале MSK-64. Одной из основных причин землетрясения, по мнению сейсмологов, стали последствия добычи полезных ископаемых. А поскольку разработка нефтегазовых месторождений продолжается, специалисты не исключают возможности повторения землетрясений.

Прогнозировать подземные толчки сложно, но можно. Этим занимаются в Институте сейсмологии Казахстана. По словам директора Института сейсмологии Танаткана Абаканова, все прогнозы делятся на три стадии — долгосрочные, среднесрочные и краткосрочные. В первом случае выделяются участки, где возможны сильные и разрушительные землетрясения в промежутке 5-7 лет. Среднесрочный прогноз выполняется ежегодно на базе исследований, проводимых в Казахстане и соседних странах — Кыргызстане и Китае. Все исследования анализируются, и даётся приблизительный – «вероятностный» прогноз на предстоящий год.

Анализ краткосрочного прогноза, который должен предсказать землетрясение минимум за сутки, проводится на основании 60 прогностических параметров. Однако даже столь подробные исследования ничего не могут гарантировать.

«Вопрос краткосрочного прогноза в мире до сих пор не решён, - говорит Танаткан Абаканов. - Многие страны мира отказались от краткосрочного прогноза, потому что его очень трудно выявить. В этом направлении целенаправленно работают лишь Казахстан и Китай. Поэтому в настоящее время мы ходим по лезвию бритвы: если не сможем вовремя спрогнозировать землетрясение, то конечно, будут искать крайних, а крайними окажемся мы».

Справедливости ради стоит отметить, что единственно успешный случай эвакуации перед землетрясением произошёл в 1975 году в китайском уезде Хайчэн. Сначала местных жителей насторожило снижение уровня воды в колодцах, затем стали поступать сообщения о змеях, которые, несмотря на холода, выползали из своих нор на снег и замерзали. После недолгих размышлений было решено эвакуировать людей. Вскоре после этого в Хайчэне действительно произошло землетрясение мощностью 7,3 балла. Всё-таки без жертв не обошлось — погибло более 1000 человек, но это всё равно считается самой удачной эвакуацией, поскольку количество погибших могло бы исчисляться десятками тысяч.

«Слабые землетрясения, интенсивностью до 6 баллов по международной сейсмической шкале MSK практически не прогнозируются, - продолжает Танаткан Абаканов. - Прогностические параметры в этом случае попросту не срабатывают. При сильных землетрясениях, интенсивностью 7 баллов и выше, прогноз возможен, но, разумеется, тоже не на 100 процентов».

Зафиксированные в Казахстане подземные толчки, как правило, являются отголосками более сильных землетрясений в соседних странах — Таджикистане, Китае и Киргизии. Тем не менее, казахстанцы, а особенно алматинцы, находятся в состоянии перманентного беспокойства и после каждого небольшого землетрясения ожидают чего-то более масштабного и серьёзного. К тому же Алматы находится в одной из наиболее сейсмоопасных зон. Уже много лет жители города ждут появления карты сейсмического районирования Алматы, благодаря которой можно будет произвести оценку риска и сейсмоопасности территории.

Дело в том, что последняя карта была разработана ещё в 1983 году и, разумеется, сильно устарела. По словам сейсмологов, за это время Алматы увеличился в два раза и многие территории, на которых находится новая часть города, практически не изучены.

«Работа над картой будет завершена в этом году, - заверяет Танаткан Абаканов. - Когда раньше разрабатывали подобные карты, было необходимо детальное исследование верхней 10-метровой толщи грунтового массива. Сейчас требуется исследование уже 30-метровой толщи. Если раньше нужно было подготовить только одну карту, в наши дни разговор идёт о целом комплекте карт - детерминистской, вероятностной, и, так называемой карты пиковых ускорений грунта. Это новый подход и мы все эти вопросы решаем благодаря помощи наших зарубежных коллег. Например, со стороны Международного центра геофизических исследований помощь вообще была бескорыстной - они представляли нам комплект из 16-ти сейсмических станций. Их товарищи, специалисты высочайшей квалификации, всё лето проводили здесь полевые работы, и сейчас в Потсдаме ведётся обработка полученных материалов. Эти материалы будут включены в окончательный вариант карты».

По словам учёного, несколько лет назад аналогичные карты были созданы для сейсмоопасных областей — Алматинской, Восточно-Казахстанской и Западно-Казахстанской. В перспективе должны быть разработаны карты сейсмического районирования для Шымкента, Тараза и Усть-Каменогорска. Пока же на подверженных землетрясениям территориях имеются сейсмические станции и пункты наблюдений, мониторингом которых занимается сейсмологическая опытно-методическая экспедиция (СОМЭ). Кроме того, дополнительно составляются карты сейсмического районирования для стратегически важных объектов, в число которых входят нефтяные месторождения и гидротехнические сооружения.

«В 2010 году в Кызылагаше безо всякого землетрясения прорвало дамбу, и были человеческие жертвы, - вспоминает Абаканов. - А ведь в случае землетрясения могут быть более серьёзные последствия. Несколько лет назад мы провели комплексное обследование на сейсмостойкость Капчагайской ГЭС. Там необходимо провести текущий ремонт, а в целом ГЭС соответствует требованиям сейсмостойкости. Такие же работы необходимо провести на востоке республики - Бухтарминская, Усть-Каменогорская и Шульпинская ГЭС. На юге Казахстана Шардарьинский гидроузел. Все эти указанные объекты дислоцированы на сейсмоопасных зонах».

Ещё сотрудники института сейсмологии наблюдают за поведением животных, так называемыми биопредвестниками, которые, как считается, способны заранее почувствовать приближающиеся подземные толчки. И если создание сейсмических карт дело дорогое и трудоёмкое, то работа с биопредвестниками носит более экономный характер. Впрочем, досконально утверждать, что животные предсказывают землетрясения, нельзя, поскольку их прогнозы сбываются далеко не всегда. Многие страны, которые во второй половине ХХ века с энтузиазмом изучали сейсмологическую чувствительность животных, отказались от своих научных опытов в пользу других, более практичных направлений. Например, в Японии стали уделять внимание повышению прочности зданий, которые теперь способны выдержать даже мощные подземные толчки. Так получилось, что Казахстан — едва ли не единственная страна в мире, которая на протяжении многих лет без перерыва ведёт наблюдения в лабораторных условиях. Параллельно с нашей страной в этой сфере работает, пожалуй, только Китай.

Начальник сейсмобиологического отряда СОМЭ Сергей Шимов работает с животными больше 20 лет. По словам Шимова, за это время в Алматинской области не было серьёзных поводов для того, чтобы на практике проверить способность животных предсказывать сильные подземные толчки.

«У нас имеются четыре постоянно действующих станции и пункт наблюдения, - рассказывает Сергей Шимов. - Примерно с 2000-го года на станциях сформировалась полноценная сеть биологических наблюдений, где фиксируются все поведенческие реакции животных. Сначала наблюдения велись визуально, а впоследствии появились аппаратурные методы регистрации, которые работали уже в автоматическом режиме. Сейчас эти приборы физически устарели, требуется их реконструкция, и уже идёт подготовка к обновлению техники. К счастью, за это время сильных землетрясений в нашем регионе не наблюдалось, поэтому явных прогнозов от биопредвестников мы не получали».

Сергей Шимов рассказывает, что пик исследований по биопредвестникам наблюдался в СССР в 80-е годы. Существовало несколько крупных центров по изучению поведения животных - на Дальнем Востоке, в Крыму, в Душанбе и Алматы.
«Ценность нашей работы состоит, в том, что за всё это время, несмотря на развал Советского Союза и финансовые трудности, у нас накоплены ряды многолетних непрерывных наблюдений», - говорит сейсмолог.

По словам Сергея Шимова, в настоящее время специалисты внимательно отслеживают поведенческие изменения животных в связи со сменой погоды или геофизическими воздействиями. И если у животных будет замечена более активная реакция, то это можно расценивать как опасность. Выбор биопредвестников производили сами сотрудники сейсмостанции. Одним из главных критериев отбора было то, чтобы животные были неприхотливыми в содержании, легко переносили неволю и обладали специфической манерой поведения, когда любое отклонение от нормы бросается в глаза.

«На нашей станции практически на свободе живут голуби и бентамские куры, - рассказывает Сергей Шимов. - В лабораторных условиях целой группой содержатся волнистые попугайчики - эти птицы именно в группе всегда проявляют более резкую реакцию. Из местных животных - змеи. Причём, восточный удавчик активен ночью, а узорчатый полоз - днём. И смена стереотипов поведения в активное время суток тоже является показательным фактором того, что они что-то чувствуют».

Из млекопитающих на роль биопредвестников были отобраны кролики, которые тоже живут в компании. Водятся на станции и собаки, однако, в качестве предсказателей землетрясений их никто не рассматривает, поскольку эти животные обладают весьма активным характером поведения, в котором сложно выявить причины для беспокойства перед надвигающейся опасностью. В течение нескольких лет на одной из станций жили дикобразы, но большая часть этих животных стала жертвой какой-то не совместимой с жизнью инфекции. Сейчас сейсмологи планируют приобрести ещё несколько особей дикобразов и восстановить наблюдения.

«Дикобразы привлекли внимание тем, что это норный вид животных, которые практически весь день проводят в укрытии и выходят только в ночное время суток, - говорит Сергей Шимов. - В этом году мы рассчитываем вести наблюдение с применением видеорегистрации и фиксировать поведенческие особенности дикобразов».

По утверждениям специалистов, если в сейсмоопасной зоне долгое время не происходит умеренно сильных подземных толчков, то в почве накапливается энергия, которая может стать причиной для более мощного землетрясения. Чтобы этого не произошло, казахстанские сейсмологи вынесли на правительственный уровень предложение о создании специальных полигонов, на которых искусственным образом будут создаваться разряжающие почву подземные толчки.

«Если в нашем регионе возможны землетрясения мощностью 9-10 баллов, то их интенсивность можно снизить до безопасных 6 баллов, - говорит Танаткан Абаканов. - Для этого в 60-80 километров от Алматы нужно создать специальные бассейны, в которых будут расположены аэрогидропушки. Выстреливая в плотную среду, эти пушки будут создавать землетрясения интенсивностью около 6 баллов в эпицентре, а до Алматы дойдёт в виде безопасного одного балла, который в городе даже не почувствуется».

По словам учёного, на каждом полигоне нужно будет произвести не менее 500 выстрелов.

«Это очень затратный процесс и сейчас он рассматривается высшими эшелонами власти. Несмотря на экономическую ситуацию в стране мы, учёные, подняли этот вопрос. В принципе, к нам прислушались, и в данный момент этот вопрос рассматривается», - отметил Абаканов.

Фоторепортер

Журналист

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...