Ни тоски, ни жалости: В Алматы начался процесс по делу стрелка Кулекбаева

Айсулу Тойшибекова, Vласть

Фото автора

В понедельник в стенах следственного изолятора ЛА 155/18 на окраине Алматы прошло первое заседание по делу Руслана Кулекбаева, обвиняемого в совершении теракта в городе 18 июля. Во время заседания судья Ерлан Болатов выслушал потерпевших, затем – подсудимых, последним из которых выступал сам Кулекбаев. О произошедшем главный обвиняемый рассказывал спокойно и, несмотря на показания других, свою вину в ограблении и разбойных нападениях, всячески отрицал.

У входа в здание СИЗО дежурит скорая помощь, на входе – все те же рамки, металлоискатель, тщательный досмотр. На этот раз следить за процессом журналистов пригласили в небольшую комнату, оборудованную экраном, выводящим записи с камер из зала суда. Заседание, начавшееся в 10 утра, продолжалось до 17.30, с перерывом на обед.

Перед началом процесса адвокат Шамиян Жайлканов, защищающий Ербола Кусаинова, вышел к журналистам объясниться – нападки в адрес адвокатов со стороны родных погибших от рук Кулекбаева несправедливы:

«Мы всех защищаем: преступник, убийца, наркоман, свидетель, просто человек – всех. Нас, государственных защитников, назначает государство, мы не имеем ни морального, ни юридического права отказать в защите. Мой подзащитный Ербол Кусаинов к этому теракту, который совершил Руслан Кулекбаев, никакого отношения не имеет, о его планах он не знал», – заявил юрист, после чего отправился в зал заседаний. До начала главных судебных разбирательств оставались считанные минуты.

Прежде чем начать процесс, судья Ерлан Болатов, помня предварительное заседание, обратился ко всем присутствующим с просьбой держать себя в руках, сохранять порядок в зале, вставать и отвечать на заданные вопросы в соответствии с судебным порядком.

Участники процесса не заставили себя долго ждать – обвиняемый в совершении теракта Руслан Кулекбаев демонстративно сидел в плохо просматриваемом углу клетки даже тогда, когда к нему обращался судья:

«Подсудимые встаньте. Кулекбаев, встаньте, – дважды обратился к Кулекбаеву судья, а затем резко оборвал растущее возмущение дерзостью подсудимого среди родных погибших. – Тише. Кулекбаев, назовите причину, по которой вы не встаете с места, у вас рядом есть микрофон», – сказал Болатов.

«Болею», – коротко ответил подсудимый, так и просидев все заседание, на котором заслушивались показания двух сторон.

Одним из потерпевших по разбойному нападению, в котором обвиняются шестеро подсудимых, проходит предприниматель Вячеслав Мещериков. Дать свои показания судья пригласил его первым. Перед судом Мещериков сообщил, что вечером 23 ноября 2015 на него было совершено нападение – неизвестный открыл огонь из травматического пистолета, попав в него дважды, грабитель выхватил сумку, в которой находился планшет и скрылся. На вопрос прокурора о том, когда он узнал, что среди нападавших был Кулекбаев, потерпевший ответил:

«Когда меня пригласили сотрудники милиции на опознание по фотографии, – а позже добавил, – Я видел только Руслана Кулекбаева».

О том, что Кулекбаев занимался грабежом и разбоем, сообщила и Ляйлим Умурзакова. Судом она признана потерпевшей, как и ее погибшая подруга Наргиз. В ночь на 18 июля Кулекбаев напал на сидящих в автомбиле с таксистом Ляйлим Умурзакову и Наргиз Садыкову у гостиницы «Аят»:

«18 июля мы сидели в машине вместе с Наргизой, впереди сидел водитель. Со стороны водителя к пассажирскому месту подошел мужчина в темной одежде, открыл дверь, влез наполовину, сказал, чтобы отключили все мобильные. Водитель в то время по телефону говорил, переспросил. Он сказал, чтобы включил свет. Мы включили и увидели, что на нас направлен пистолет, – вспоминает Умурзакова, – В это время Наргиза не поняла и переспросила что случилось. Он нагнулся и выстрелил. Я сразу легла, притворилась мертвой, а Наргиза на меня упала. Я так и лежала. Потом водитель убежал. Он (Кулекбаев – V) обошел машину, сел за руль и поехал. Он где-то минут 20 ехал, потом я от запаха крови закашляла, он обернулся и сказал: «Встань». Я привстала, он направил на меня пистолет. Он по дороге, пока я лежала, кричал «Аллах акбар», «Аллах акабар», «Во имя Аллаха». Когда я встала, он сказал: «Покайся перед смертью, грешница». Я начала у него прощения просить, он мне сказал «У меня прощения не просили, проси у Аллаха». В то время, когда я лежала, я потихоньку сняла туфли, увидела, что он дверь не заблокировал. Когда встала, зазвенел телефон Наргизы, красного цвета. Я от страха никак не могла сообразить, он сказал взять трубку и отключить. А я никак не могла отключить, тогда он вырвал трубку и сам отклонил, сломал телефон и куда-то кинул его. Потом он начал требовать деньги, но у меня рядом не было денег, он попросил сумки, из сумки я ему дала. Одной рукой он вел машину, второй в сумке (искал деньги). Он ничего не нашел в ней, начал шарить в бардачке, открыл, вытащил деньги, положил их в карман», – рассказала потерпевшая.

Пропажу денег из салона машины подтвердил и владелец авто – Ринат Имангалиев:

«Деньги там пропали, я сейчас не помню, что-то вроде 40 или 50 тысяч тенге у меня лежало в бардачке», – сообщил Имангалиев.

Журналисты встречают в коридоре потерпевших, выходящих из зала заседания во время перерыва.

Рассказанное Русланом Кулекбаевым на суде не отличается от официальной версии происшествия.

Чего он не признает, так это обвинений в том, что у гостиницы «Аят» им, помимо социальной неприязни и религиозных убеждений, двигала еще и жажда наживы. Кроме того, на суде Кулекбаев отрицает тот факт, что обрез охотничьего ружья, используемый им, он взял у Сапарбекова, также проходящего по делу:

«Я полностью отказываюсь от показаний, данных ранее, я сказал неправду. Гражданин, которого я знаю с 2014 года – Лю. 28 апреля 2015 года мы вместе с Асембекулы Дауреном въезжали в квартиру №57 в доме №39 по улице Калдаякова. Лю, приехав помочь нам с переездом, забыл у нас дома черный пакет. Когда мы открыли пакет, увидели коричневый металлический обрез охотничьего ружья с патронами. Я в руки не брал его, положил откуда взял», – рассказал Сапарбеков.

Этот обрез он подарил Нурсултану Абдымомыну, с которым они знакомы с 2013 года, когда они торговали петардами к Новому году на рынке. В марте 2016 года в отношении Сапарбекова было начато уголовное расследование по статье 287, части 3 Уголовного Кодекса и чтобы не подставлять своего товарища Сапарбеков забрал обрез обратно. Позже обрез было решено выбросить:

«Когда оружие я вернул, мой друг Руслан Кулекбаев, который жил с нами, спросил, что я буду с ним делать. Я ответил, что разберу и выброшу – мне проблемы не нужны были <…> Руслан взял пакет и сказал: «Я выкину», я не мог ему возразить, потому что психологически я его боялся. После я этого оружия больше не видел», – сказал Сапарбеков.

— Отрицаю. Я ничего не брал. Я его сам взял в Кызылорде, привез оттуда, отремонтировал, – ответил, в свою очередь, судье подсудимый Кулекбаев, когда Болатов спросил его о ружье.

— Согласно предъявленным обвинениям, вам инкриминируется статья 99 – лишение жизни людей и покушение на убийство, вы признаете их?, – обратился к Кулекбаеву судья Болатов после того, как другие подсудимые были выслушаны.

— Что? – уточнил коротко стриженный, почти обритый, молодой мужчина.

— Вы убили людей, лишили их жизни, намеревались убить раненных. Вы это признаете? – пояснил судья.

— (молчит) Намерения убить раненных? – отвечает вопросом на вопрос Кулекбаев

— Да, – терпеливо продолжает Болатов.

— (молчит) Кто без движения лежал, я после в них не стрелял… После выстрела лежали без движения, все. Я шел дальше, – ответил подсудимый.

— Вы признаете угон автомобиля?

— Какого автомобиля?, – вновь задает вопрос обвиняемый.

— Вы сели в автомобиль сбежавшего человека.

— А, да. Я угнал его, чтобы доехать до города, – спокойно сообщил Кулекбаев.

После этого, обвиняемого попросили рассказать о событиях в ночь с 17 на 18 июля, начиная с убийства у гостиницы «Аят»:

«Рано утром, в 3.30 часа, я подошел к гостинице «Аят». Еще до Рамадана я туда каждый день ходил пешком, мы их предупреждали, что не надо такими делами заниматься в месяц Рамадан, говорил им: «Не надо такое делать, потому что это безнравственные поступки. Это противоречит воле Аллаха». Я пошел туда 18-го, увидел того таксиста, увидел, как две девушки садятся к нему в машину. Я подошел к ним и сказал: «Я вас предупреждал, вы почему не боитесь Аллаха?» Тогда я застрелил одну из девушек, чтобы это стало им предупреждением, потому что законы Аллаха – это не игрушка. После выстрела, я повернулся к водителю, но он убежал в момент второго выстрела. Я обошел машину, сел в нее и поехал в сторону города, я не знал как проехать, поэтому попросил одну из девушек объяснить проезд. По пути я сказал ей, что нужно бояться гнева Аллаха, тогда она попросила у меня прощения. На это я ответил ей, чтобы просила прощения у Аллаха, она попросила у Аллаха», – вспоминал Кулекбаев.

Во время остановки автомобиля на красный свет, Умурзаковой удалось бежать. Проехав еще, подсудимый оставил автомобиль недалеко от моста. До утра Кулекбаев находился недалеко от Алмалинского суда, где он решил дождаться судей и прокуроров:

«Я оставался там до утра, ждал судей и прокуроров, потому что они живут не по законам Аллаха, а по своим законам, законам какого-то государства, судят людей несправедливо. Когда не соблюдаются законы Всевышнего, случаются такие вещи. Когда стали приходить люди (к зданию Алмалинского районного суда – V), я не смог различить их – они все были в обычной одежде, поэтому я не стал заходить внутрь, чтобы не попасть в гражданских. После я направился к РУВД. Там, я услышал разговор одного человека по телефону, из которого я понял, что он «следак» – он говорил по телефону о делах, что они поступили к нему и он сам решит. Я начал с него», – обыденно вел свой рассказ подсудимый.

Он подробно рассказал о том, как он стрелял в полицейских, как выискивал их по городу:

«Я увидел удостоверение, спросил: «Кто ты?», он ответил, что он гражданский. Я ответил: «Не ври, у тебя в кармане «корочка», зачем ты врешь? Покажи, если ты врешь, то я отправлю тебя к Аллаху». Он показал мне «корочку», он солгал и я его застрелил. А в «сороковке» (автомобиль Toyota Camry –V)…я даже и не думал его убивать. Окна были слегка затонированы, я не сразу увидел, а когда пригляделся, то увидел форму, ментовскую, похожа была. Я подумал, что он хочет меня сбить, вышел перед ним и начал стрелять. Я потом только узнал, что он пограничник», – признался Кулекбаев.

На суде он вел себя спокойно и уверено. Во время дачи показаний, Кулекбаев даже оживился, свои ответы он не ограничивал, приводя в подтверждение правильности своих действий, отрывки из религиозной литературы.

«Я не брал (деньги – V), я же не из-за денег это совершил. Я не признаю этих обвинений. Если бы я взял эти деньги, их бы обнаружили в моих карманах. Если мне нужны были деньги, я пошел бы в банк», – ответил Кулекбаев на вопрос государственного обвинителя о пропаже денег из автомобиля Имангалиева.

— Какова основная причина ваших действий против этих граждан? По какой причине вы стреляли в этих людей, – поинтересовался его мотивами прокурор.

— Почему я стрелял в этих людей, – переспросил подсудимый, – Потому что они не живут по законам Аллаха, потому что это все против законов Аллаха. Сколько сейчас братьев-мусульман страдают, они отказывают им… вот это было причиной для меня, – пояснил он.

— Почему вы стреляли в таксиста – гражданина Узбекистана, – вновь спросил прокурор.

— В какого таксиста, – в свою очередь переспросил Кулекбаев.

— В таксиста, который является гражданином Убекистана, – настаивал гособвинитель.

— А, тот таксист, когда я приходил до Рамадана, развозил этих девушек по клиентам, – вспомнил наконец Кулекбаев.

— То есть в него вы тоже стреляли из-за ваших религиозных убеждений?, – уточнил прокурор.

— Да, – ответил подсудимый.

— Значит, его вы тоже хотели убить?

— Его я тоже хотел убить, но он сбежал, – почти буднично подтверждает Кулекбаев.

В понедельник суд также заслушал практически всех потерпевших - 20 человек.

Заседания суда будут проходить ежедневно в том же режиме, что и в первый день процесса. Суду предстоит опросить около сотни свидетелей.

В результате перестрелок в Алматы 18 июля погибли 9 человек, в том числе 7 сотрудников правоохранительных органов.

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...