Телевидение превращает бывших последователей нетрадиционных религий в милейших людей
Телеобзор: Как на двух каналах секты обсуждали
Фото freepik.com

Маргарита Бочарова, Vласть

В пятницу на прошлой неделе звезды совпали так, что сразу два республиканских телеканала решили в формате ток-шоу обсудить не выходящую из моды тему религиозных сект и фанатиков. Телевизионщики подготовились: «Евразия» пригласила в студию бывшего ваххабита, а «Хабар» - бывшего старейшину Свидетелей Иеговы.

Чем вызван синхронный интерес к теме, понять несложно - в начале мая презентован проект концепции государственной политики в религиозной сфере, а в конце апреля президент в очередной раз призвал казахстанцев не «покрываться черными платками». Спустя три недели после появления инфоповода каналы, наконец, решили выдать в эфир заготовленные выпуски о религиозных объединениях. «Хабар» в качестве цели своей атаки выбрал Свидетелей Иеговы, а «Евразия» взяла на себя радикальный ислам, предварив разговор о нем критикой сайентологии.

"Жертва сайентологии" предстала перед участниками ток-шоу «Час Пик» в жгуче-красном обтягивающем платье. Возмущенная девушка, выглядящая более чем благополучно, рассказывала о том, как потеряла мужа и десятилетний бизнес. Три недели, по ее словам, она пребывала в совершеннейшем трансе, после чего решила, что сайентологи - «деструктивная секта, которая разрушает сознание людей, разрушает семейные отношения, разрушает бизнес». Ведущим и гостям в студии оставалось только порадоваться, что девушке удалось «не распасться на кусочки». Вся студия поняла, сказала ведущая Дарья Клебанова, что имеет дело с «цельной личностью». И только другой ведущий, Жангельды Сулейманов, так и не понял, почему «цельная личность» до сих пор так и не удосужилась написать заявление в полицию на этих «бизнес-тренеров».

Образ бывшего ваххабита у телевизионщиков с «Евразии» тоже не слишком удался. Сначала участникам ток-шоу продемонстрировали сюжет, из которого следовало, что некий Аблайхан Чалимбаев, заинтересовавшись исламом, записался на курсы в официально зарегистрированный учебный центр и стал изучать разрешенную на тот момент литературу. Впоследствии книга была запрещена, а мужчину посадили на пять лет - за пропаганду терроризма, разжигание межрелигиозной розни и хранение боеприпасов. Учредители учебного центра никакой ответственности не понесли.

В студии мужчина вел себя более чем скромно - он взял микрофон лишь единожды. Клебанова ожидала услышать от него слова возмущения по поводу бездействия правоохранительных органов, но бывший ваххабит сказал: «Я сюда пришел, чтобы поддержать свою мать. Она же начала жалобы писать, она отдала книги на экспертизу». Мужчина попытался было рассказать присутствующим о содержании упомянутой литературы, но вскоре его перебили. Журналист Карлыгаш Исабекова поспешила возмутиться тем, что смысла бороться с радикальными организациями тогда нет никакого…

Микрофон у нее, к счастью, перехватил адвокат Жангазы Кунсеркин: «В данной ситуации судебная практика у нас, к сожалению, очень странная. У нас людей осуждали даже за цитирование Корана. Одна судья умудрилась у нас запретить Коран, между прочим. Правоприменительная практика у нас не просто удручающая - она у нас ужасная». Но другие участники продолжали бесноваться: «Вот на него посмотрите! Он не похож… Если он уважает свою мать, он не похож на террориста, и у него ничего террористического нет в данный момент (сам «террорист» в это время смущенно улыбался). Это слабость государства! Надо их, как говорил Путин, мочить даже в сортирах», - пылко вещал завсегдатай ток-шоу на «Евразии» Мухтар Айсаутов, заслуженный строитель Казахстана.

И пока на «Евразии» возвышали роль матери, на «Хабаре» невольно сосредоточились на роли отцов. В студию «Давайте говорить» в качестве героев пригласили женщину с дочерью. Надежда Проселкова, усадив дочь рядом, сообщила, что та не слышит и не разговаривает. Девушка по имени Тамара действительно не произнесла за всю программу ни слова. Между тем, ее мать рассказала, что, будучи десятиклассницей, девушка неожиданно стала «проповедницей» Свидетелей Иеговы. Как только ведущая Майя Бекбаева заикнулась о вине матери, она была тут же прервана психологом Анной Минаковой: «Я против такой формулировки. Нет здесь никакой вины, не надо ее чувствовать. Там просто папы не хватает…». Надежда была близка к тому, чтобы расплакаться.

Чуть позже Бекбаева попросила заведующую отделением национального научного центра материнства и детства Венеру Алтынову рассказать о случаях, когда родители отказывались от медицинской помощи для детей по религиозным мотивам. Медик вспомнила о трех и зачем-то подчеркнула: «Во всех трех случаях отец ушел из семьи из-за взглядов мамы. Семья была разрушена и те дети, на которых мать смогла повлиять, остались с мамой, а те дети, которых она не смогла убедить, ушли с отцом. Все три случая - одинаковые».

В истории бывшего старейшины Свидетелей Иеговы Бахытбека Таржанова тоже фигурировал отец. Пожилой мужчина рассказал, что тот был коммунистом и воспитал сына в лучших традициях коммунистической идеологии, где коллектив провозглашался чуть ли не первой ценностью. После распада Союза Бахытбеку стало остро не хватать этой общности, и он решил найти организацию, «чтобы все вместе были». Сейчас он называет Свидетелей «духовными террористами» и утверждает, что они не имеют ничего общего с религией. Но искренним уважением к бывшему лидеру этой сомнительной религиозной организации участники ток-шоу прониклись тогда, когда он рассказал душещипательную историю о своей добродетели - он якобы лично вернул законному наследнику дом, который отписала Свидетелям их преданная последовательница перед смертью. Вот так искусно казахстанское телевидение переворачивает с ног на голову и без того неоднозначные темы.

Обозреватель интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...