Эксперты уверены, что оно должно это делать, госорганы обещают решать проблемы «поэтапно»
Как государство помогает матерям-одиночкам
Фото с сайта classpic.ru

Елизавета Цой, Vласть

Неполные семьи – явление нередкое не только для Казахстана, но и для большинства стран мира. Самые частые причины: развод, смерть одного из супругов, рождение ребенка вне брака. Если при разводе на содержание ребенка казахстанцам выплачивается хоть какая-то сумма в виде алиментов, при смерти одного из работающих супругов – пособие по утере кормильца, то содержанию внебрачных детей в неполных семьях государство никак не помогает. Решение всех материальных и бытовых проблем, воспитание ребенка ложится на плечи одинокой матери (реже отца).

«Я дружила два года с парнем, встречалась с ним, мы жили 9 месяцев вместе. Как-то мы с ним очень сильно поссорились, он меня бросил. Потом я узнала, что я беременна», - рассказывает Асем (имя изменено – V).

Девушке 23 года, ее ребенку - год и месяц. О том, что Асем ожидает ребенка, ее родственники узнали только при родах. «Конечно, мама очень поддержала меня, я родила, потом мама забрала меня к себе домой, но отчим был против того, чтобы я с ребенком жила дома. В тот день, когда я приехала туда вечером, в тот же день он избил меня и выгнал с ребенком из дома», - вспоминает Асем.

Ночью того же дня девушка нашла «Дом мамы» - кризисный центр, где бесплатно живут матери-одиночки в сложных жизненных ситуациях и получают необходимую помощь. До родов девушка работала дезинфектологом в реанимационной, сейчас у нее нет возможности работать. «Если я сейчас выйду на работу, у меня не будет времени смотреть за ребенком, ухаживать. Потому что сутки на сутки, два на два - вот так я работаю. Вы знаете, в реанимации какая работа, слышали, наверное», - поясняет Асем.

Чего ждать от государства

На данный момент в Казахстане отсутствует юридический статус «мать-одиночка», следовательно, нет и специальных пособий для родителей, в одиночку воспитывающих детей. Все выплаты одиноким матерям регламентируются общим законом о семьях, где есть дети. 2 382 тенге – таков размер ежемесячного государственного пособия на содержание ребенка, назначаемое и выплачиваемое на детей до 18 лет семьям с месячным среднедушевым доходом ниже 24 459 тенге (стоимость продовольственной корзины). Каждой женщине, вне зависимости от ее доходов и наличия супруга, в связи с рождением ребенка также выплачивается единовременное государственное пособие и ежемесячное государственное пособие по уходу за ребенком до того времени, пока ему не исполнится год. Сумма последнего зависит от количества детей в семье. В случаях, когда среднедушевой доход семьи не превышает черту бедности (40% от величины прожиточного минимума – 9 783,6 тенге), в соответствии с законом, государство также платит адресную социальную помощь.

Исполнительный директор фонда помощи молодым казахстанским матерям «Дом мамы» Бибигуль Махметова уверена, что нынешний уровень государственной помощи неполным семьям недостаточен. «Матери, воспитывающие в одиночку ребенка (детей), как правило, испытывают большие материально-финансовые трудности. Сюда же относятся жилищные проблемы семьи: нет денег - нет жилья и (возникают) социальные проблемы», - говорит Махметова. Директор «Центра защиты детей и поддержки семьи» Зульфия Байсакова отмечает, что проблема низкого уровня государственной поддержки детей актуальна не только для неполных семей, но и для многодетных семей, где есть оба родителя. «И те маленькие пособия, которые выделяются, безусловно, они недостаточны для того, чтобы можно было поддержать жизнедеятельность семьи», - утверждает Байсакова.

В этом году Наргизе (имя изменено – V) будет 56 лет, она родила поздно и воспитывает сына самостоятельно с момента его рождения, сейчас ему уже 14 лет. Из-за работы врачом, которая «занимает всю жизнь», женщина не успела завести семью в юном возрасте. «Когда я забеременела, решила, как Бог даст, и получилось, я родила. Я в вдруг вспомнила, что есть личная жизнь, кроме работы. Ну и уже поздно было, естественно, замуж выходить, уже все женаты», - рассказывает Наргиза. «Когда ребенок был маленький, было тяжело, конечно, тогда был закон до полутора лет (отпуск по уходу за детьми – V)», - вспоминает одинокая мама. Когда ребенку исполнилось полтора года, женщина вышла на работу. «Конечно, он скучал по мне, он плакал, я оставляла его с бабушкой, но тогда работала только день. Ночами не могла, он без меня не мог спать», - делится Наргиза. Женщина проработала 4 месяца, а когда были внесены поправки в закон, позволяющие продлить отпуск по уходу за детьми до 3 лет, она так и сделала.

В то время, когда Наргиза не работала, она жила на деньги, которые накопила, пока была беременна: «Я предполагала, что меня некому будет содержать. И я накопила и экономно жила». За все время государство не оказывало помощи женщине, кроме общих пособий, которые 14 лет назад были еще меньше, чем сейчас: «Это только справка звучит, которую мне дали в загсе, что я мать-одиночка, но эта справка у меня так и лежит, она нигде не пригодилась, никаких пособий не выдают. Учитывая, что я врач все-таки, у меня зарплата выше того прожиточного минимума, на который выдается пособие (2 382 тенге в месяц на ребенка - V), поэтому не выдают то, на что, считается, что люди могут прожить».

Казахстанские матери-одиночки нуждаются в особой поддержке

Махметова уверена, что одиноким матерям нужна особая поддержка: «Конечно, было бы правильно определить это социальное положение, как социально-уязвимое и требующее специальной социальной защиты и поддержки государства и общества». Байсакова добавляет, что государству необходимо ввести не только юридический статус «мать-одиночка», но и «отец-одиночка», либо просто «родитель, самостоятельно, воспитывающий ребенка». Этот статус, объясняет она, нужен для того, чтобы при планировании государственного бюджета, данная категория населения не игнорировалась.

«Если мы не введем этот термин, значит, не будем решать вопросы, проблемы этих людей, значит, общество все время будет испытывать проблемы в тех семьях, где один родитель воспитывает ребенка самостоятельно. (…) И таких достаточно много, к сожалению», - поясняет Байсакова.

Асем подтверждает, что никакой помощи государство ей не оказывает. Девушка получила земельный участок, вот только позже отказалась от него, потому что у нее нет средств даже на то, чтобы оформить земельные документы. «Я отказалась от этого участка и написала заявление на квартиру, так как у меня сын, сказали, что выдадут двухкомнатную квартиру. Я не знаю, выдадут или нет, может, выдадут, когда моему сыну будет уже двадцать лет. Я не знаю даже. Вот живу в этом доме (кризисный центр «Дом мамы» - V). У меня уже срок: уже в начале августа должна из этого дома уйти», - говорит одинокая молодая мама. Средств на жизнь у Асем нет, а на руках годовалый ребенок: «Я сейчас не хочу работать, потому что у меня ребенок маленький еще, во-первых. Во-вторых, если я буду работать, мне надо нянечку найти, квартиру снять, на это все у меня зарплаты не хватит. Из-за этого я здесь (в «Доме мамы» - V) с девочкой договорилась, она скоро уходит отсюда, я буду за ее дочкой смотреть и могу там с ней жить. Пока моему ребенку не будет 2 или 3 годика».

Как помочь неполным семьям с детьми?

По мнению директора Центра защиты детей и поддержки семьи Зульфии Байсаковой, государству нужно, во-первых, обозначить несколько видов пособий для всех детей, которые попадают под категорию «уязвимые» (неполные и многодетные семьи, малоимущие). Во- вторых, выплачивать ежемесячно пособия не в размере 2 или 3 тысяч на ребенка, а полноценную сумму из расчета всех потребностей ребенка. Эксперт подчеркивает, что сегодня размер пособий составляется из расчета на то, сколько денег потребуется, чтобы накормить и напоить ребенка. «Мы должны все-таки смотреть на то, сколько денег необходимо затратить на развитие ребенка. Нам не нужны люди, которые просто едят и пьют, нам нужны дети, которые развиваются, могут стать полноценными членами нашего общества, для того, чтобы развивать государство в целом», - говорит Байсакова.

Социальные потребности неполных семей Махметова считает очевидными: это пособия, позволяющие преодолеть временную нетрудоспособность и покрывающие реальные затраты на жизнь, временное жилье, детские сады, рабочие места с гибким графиком работы или надомный труд. «Удовлетворение этих потребностей обеспечивает неполным семьям достойное качество жизни», - считает исполнительный директор фонда «Дом мамы». Махметова, ссылаясь на опыт развитых стран, говорит, что эффективнее и действеннее всего решать социальные задачи на основе государственно-частного партнёрства. Государство должно формулировать и создавать необходимые условия для привлечения в социальную сферу организаций из неправительственного сектора. «НПО знают потребности граждан, групп социального риска в регионах и могут предоставить им качественные и своевременные социальные услуги, оставаясь открытыми и прозрачными для общества», - резюмирует эксперт.

Так, приводит она пример, опыт четырехлетней работы общественного фонда «АНА YЙI» («Дом мамы») доказывает, что общественная организация может решать определённые социальные запросы общества и вносить реальный вклад в сокращение тех случаев, когда у ребенка есть мать или отец, но по разным причинам он оказывается в детдоме (социальное сиротство).

«Дом мамы» оказывает адресную материальную помощь молодым матерям с детьми (возраст мамы до 30 лет, ребенка - до 18 месяцев) в первый год жизни - самый трудный год для неполной семьи, предоставляя место проживания и питание, правовую и психологическую поддержку. Все расходы по содержанию мамы и ребенка оплачивают казахстанские бизнесмены – меценаты проекта. «В дальнейшем, после выхода женщины из «Дома мамы», около 80% из них воссоединяются со своими кровными родственниками. Оставшиеся 20% справляются с трудностями самостоятельно», - говорит Махметова.

Руководитель национального центра по правам человека Серик Оспанов, в ответе на запрос Vласти, признает, что важно изучить и проработать вопрос отсутствия юридически закрепленного статуса одинокой матери, как следствие отсутствие специальных пособий. По его мнению, это позволило бы повысить правовые и социальные гарантии женщин и детей в стране.

Тем временем департамент социальной помощи министерства труда и социальной защиты населения, в ответ на запрос Vласти, «считает необходимым напомнить», что казахстанская модель государственной соцподдержки - это не обязательство и не гарантия на содержание семей с детьми, а только дополнительная помощь семье с учетом того, что родители несут личную ответственность за воспитание детей.

«Что касается увеличения размеров действующих и введения новых видов выплат семьям с детьми, то государством принимаются меры по совершенствованию системы социальной поддержки материнства и детства, и в дальнейшем данные меры будут осуществляться поэтапно, пропорционально темпам экономического развития страны, с учетом реальных возможностей государственного бюджета», - говорится в ответе на запрос Vласти. Никаких конкретных сроков ответ не содержит.

«Многие оставляют детей, либо вообще прерывают беременность, не рожают, потому что не видят этого просвета, не видят будущего», - уверена Наргиза. Женщина рассказывает, что когда она вышла на работу после отпуска по уходу за ребенком, ей приходилось работать на полторы ставки. И все равно в материальном плане было очень сложно. Ребенок растет и затраты увеличиваются.

Наргиза говорит, что часто сталкивается с женщинами в схожем с ней положении: «У меня были случаи, когда приходят, просят посмотреть ребенка - мама-одиночка, а у нее, извините, не то что на мясо, у нее на хлеб денег нет, у нее на молоко… действительно нет денег. Я сталкивалась с такой ситуацией, просто в окружении много таких женщин-одиночек».

Журналист

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...