Мало кто в мире верит, что Пхеньян говорит правду об эпидемии
Как коронавирус обошел Северную Корею
Фото Korean Central News Agency

Мария Левина, Vласть

Северная Корея в феврале оказалась зажата между двумя эпицентрами распространения коронавируса – Китаем с севера и Южной Кореей с юга. Одна из самых закрытых стран, по утверждению ее официальных органов, так и осталась свободна от коронавируса. Южнокорейские и мировые СМИ сомневаются в правдивости этих данных. Vласть описывает отношения Северной Кореи с пандемией коронавируса.

Что происходит внутри страны

В настоящее время в КНДР до сих пор нет официально подтвержденных случаев COVID-19, однако ситуация неоднозначна из-за информационной закрытости страны. Ряд южнокорейских источников, в частности издание Daily NK, которое работает напрямую с источниками из Северной Кореи, утверждает, что болезнь уже проникла в страну, но властям пока удается это скрывать. Считается, что вирус пришел в КНДР из Китая, а не из Южной Кореи, поскольку китайско-северокорейские пограничные ограничения не так строги, как демилитаризованная граница между Северной и Южной Кореей. Тем не менее, количество зараженных COVID-19 в двух китайских провинциях (Ляонин и Цзилинь), граничащих с Северной Кореей, было небольшим.

Ким Чен Ын уже предупреждал о «серьезных последствиях», если вирус доберется до его страны, которая запретила въезд туристам и приостановила международные рейсы еще в январе. Традиционно закрытая страна ввела ограничения на внутренние и зарубежные поездки, хотя туризм – одна из немногих сфер, приносящих ей прибыль, что, очевидно, затмило северокорейскую реакцию на предыдущие вспышки SARS, MERS и Эболы. В начале февраля правительство распорядилось начать массовую дезинфекцию товаров из-за рубежа. В конце февраля по всей стране были закрыты школы, а иностранным студентам пхеньянских университетов было запрещено покидать общежития. При этом карантин продлевали дважды – в последний раз его продлили до 15 апреля, поскольку в этот день отмечается день рождения Ким Ир Сена. Идея приказа о закрытии учебных заведений заключается в том, чтобы северокорейцы «боролись с эпидемией» до «священного дня», чтобы затем отпраздновать национальный праздник всей страной.

Северокорейским вождем был отдан приказ завершить строительство «современной больницы общего профиля» в «кратчайшие сроки», несмотря на утверждение, что в стране нет ни одного случая заражения коронавирусом. Ким Чен Ын также попытался продемонстрировать, что его страна серьезно относится к распространению вируса, в том числе разрешив публиковать фотографии, на которых военнослужащие носят медицинские маски.

Тем не менее, в начале марта источник NK из числа военных Северной Кореи сообщил, что около 200 северокорейских солдат скончались от симптомов, которые схожи с симптомами нового коронавируса. Военно-медицинский корпус направил военным руководителям доклад с подробным описанием воздействия COVID-19 на солдат страны. В докладе говорится, что в январе и феврале погибло 180 солдат и что примерно 3700 солдат к моменту публикации статьи находились на карантине. Согласно докладу, погибшие военнослужащие были в основном размещены на китайско-северокорейской границе или вокруг нее в провинциях Северный Пхеньян, Чаган, Рьянган и Северный Хамген. Доклад был подготовлен после того, как руководство Вооруженных сил распорядилось, чтобы больницы, обслуживающие каждое подразделение Вооруженных сил, собирали данные о количестве солдат, умерших от высокой температуры, вызванной пневмонией, туберкулезом, астмой или простудными заболеваниями. Кроме того, студентов привлекают в патрули, строго следящие за тем, чтобы на улицах все носили медицинские маски. Помимо студентов, в патрулировании принимают участие представители других общественных организаций. Это значит, что северокорейцы в городе никогда не знают, кто их остановит.

И что – снаружи

В конце февраля ВОЗ заявляла о том, что в Северной Корее нет «никаких признаков» случаев заболевания коронавирусом. Тем не менее, уже 9 марта сообщалось, что Томас Охеа Кинтана, специальный докладчик ООН по правам человека в стране, обратился к руководству страны с просьбой предоставить доступ к внешним медицинским экспертам и гуманитарной помощи на фоне обеспокоенности по поводу воздействия нового коронавируса на недоедающее население. Он также призвал к «пересмотру» карательных санкций, введенных в отношении Северной Кореи, настаивая на том, что «дальнейшая изоляция страны – это не ответ».

Из-за разваливающейся медицинской системы, санкций, ограничивающих торговлю, и десятилетий неэффективного экономического управления, оставивших более 40% населения страны хронически недоедающим и оттого особо уязвимым к болезням, Северная Корея сталкивается с риском превращения вспышки коронавируса в гуманитарную катастрофу. Представители ВОЗ, несмотря на свои заявления, не отрицают, что планируют отправлять оборудование и материалы в Северную Корею. Даже Госдепартамент США предложил направить помощь и работать с международными организациями, чтобы предотвратить гуманитарный кризис. Россия уже поставила Пхеньяну наборы для тестирования на наличие вируса, в то время как Красный Крест призвал к снятию санкций, чтобы можно было перевести деньги в свой северокорейский офис. Южная Корея также выразила готовность помочь соседям. Северная Корея, к слову, не возражает против получения зарубежной помощи в трудные времена, но часто в своей внутренней пропаганде выставляет пожертвования зарубежной данью своим лидерам, а не благотворительностью.

Тоталитарный постельный режим

В пользу Северной Кореи говорит опыт эффективного искоренения вирусов: в 2018 году ВОЗ похвалила страну за успешную ликвидацию кори. Если коронавирус, который заразил уже более 1,3 млн. человек по всему миру, все-таки проник в Северную Корею, Ким Чен Ын сможет вновь использовать свои тоталитарные полномочия, чтобы собрать и изолировать всех инфицированных, заблокировать пораженные регионы и скрыть информацию о происходящем от общественности. С одной стороны, можно ожидать, что карантин и другие меры социальной изоляции в Северной Корее окажутся чрезвычайно эффективны, а наличие большого количества врачей поможет облегчить процесс течения болезни подавляющего большинства инфицированных. С другой стороны, печальная участь ожидает то меньшинство, у которого есть вероятность развития пневмонии или других серьезных осложнений. Эти люди останутся без шанса лечиться с использованием сложного оборудования вроде аппаратов ИВЛ, поскольку такое оборудование практически отсутствует в Северной Корее. Только северокорейская элита, составляющая 0,1% от общей численности населения, имеет доступ к нескольким хорошо оборудованным клиникам, которые находятся примерно на том же уровне, что и средние, небольшие западные больницы.

При этом число погибших от вируса, вероятно, не окажет большого влияния на статус режима, обладающего таким тотальным контролем, что оказался в состоянии пережить голод 1990-х, в результате которого погибло, по оценкам, от 240 000 до 3,5 миллионов человек.

Выпускающий редактор

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Просматриваемые