• 2885
«Правительственный час» с министром внутренних дел Калмуханбетом Касымовым начался на несколько нетрадиционной ноте. Едва поднявшись на трибуну, глава МВД сразу же признался: «Я осознаю, что сегодняшний уровень работы полиции, пока не устраивает наших граждан и не может устраивать нас самих, полицейских».

 

Софья Пашкова, Астана, Vласть

 

«Правительственный час» с министром внутренних дел Калмуханбетом Касымовым начался на несколько нетрадиционной ноте. Едва поднявшись на трибуну, глава МВД сразу же признался: «Я осознаю, что сегодняшний уровень работы полиции, пока не устраивает  наших граждан и не может устраивать нас самих, полицейских».

 

Видимо, столь откровенное признание несколько подкупило депутатов, поскольку мажилисмены, хоть и задавали критические вопросы, общий настрой «правчаса» был вполне благожелательным, и, как это принято называть, прошел в «конструктивном диалоге». 

 

Глава МВД обратил внимание депутатов на то, что сегодня в органах внутренних дел ведется жесткий контроль за регистрацией преступлений и борьба с укрывательством. 

 

"Мы ломаем сложившуюся с советских времен практику укрывательства преступлений, когда любой ценно надо было показать в отчете снижение преступности и высокий процент раскрываемости, - рассказывал министр. - Принимаем к виновным самые строгие меры, вплоть до уголовной (санкция новой статьи - до 10 лет лишения свободы). По фактам укрытия преступлений наказаны около 2 тыс. сотрудников, из них 270 руководителей. В отношении сотрудников возбуждено 25 уголовных дел. В результате на 75% сократилось число укрытых  преступлений. До конца года доведем эту работу до логического завершения. Надеюсь, мы добились реальной статистики. Теперь будем работать со знанием реальной криминальной ситуации в регионах". 

 

У депутатов нашлась иная статистика. По данным мажилисмена Ергена Дошаева, если в 2007 году уровень раскрываемости преступлений составлял около 64%, то к настоящему времени он скатился до 46%. «То есть, каждое второе противоправное деяние в стране не раскрывается. И самое главное, не реализуется на практике главный принцип Фемиды – неотвратимости наказания за совершенные преступления, - возмутился депутат. - За каждым преступлением, особенно квартирные кражи, грабежи увеличились в 2-3 раза, стоит имущество, судьбы людей. И практически, преступники на свободе, наши люди в своих правах ущемлены».

 

Министр согласился – вопросы с раскрываемостью действительно есть. Больше того, главе МВД «понятно, что каждый человек, подвергшийся совершению преступления, хочет справедливости, чтобы преступление раскрыто было». С другой стороны, раскрываемость показывает и реальный уровень работы полиции. «Вот наш уровень нашей полиции - так он и есть. Да, мы можем раскрывать по тяжким преступлениям. Вот сегодня железно мы можем раскрывать 47-50%, по особо тяжким – до 70%. Вот этот уровень, которого мы достигли. Поэтому сейчас, твердо встав на ноги, зная, какой уровень преступности в нашей стране, мы можем уже принимать меры по профилактике и по усовершенствованию наши служб отдельно взятых», - признал министр и даже рассказал депутатам, как происходит на практике раскрытие преступлений: 

- В раскрытии преступления доля есть всех. И дежурной части – быстро выехала на место происшествия, и экспертов – быстро снял отпечатки, и нашей собаки, которая прибежала, раскрыла. И участковых - путем сыска, и уголовный розыск со своими возможностями. Все это надо развивать в комплексе. А когда мы все это прятали, мы не могли найти результаты каждой службы в отдельности. Сейчас будем заниматься каждой службой в отдельности. Когда все службы заработают, тогда раскрываемость повысится.

 

Когда в стране случится это знаменательное событие, министр, правда, умолчал. Видимо, сглазить побоялся. 

 

Заинтересовали депутатов и результаты внеочередной аттестации сотрудников органов внутренних дел. Прошли аттестацию более 73 тысяч сотрудников, почти две тысячи отказались от прохождения аттестации и уволились из органов внутренних дел. А по результатам аттестации 10,7 тысяч, или 14,6% сотрудников - признаны несоответствующими занимаемым должностям. Мажилисмены поинтересовались, будет ли МВД каким-то образом решать вопросы по трудоустройству уволенных полицейских. Судя по словам министра, рассчитывать бывшим сотрудникам не на что:

 

- Здесь что-то либо изменить никак нельзя было. Если человек не прошел два вопроса: стрельбу или физподготовку, мы его понижали в должности. Если он не сдавал закон и еще что-то, мы его увольняли. Тот, кто не сдал три этих позиции – подлежал увольнению. Поэтому у нас получается, что 3938 человек подлежали увольнению. Здесь произошел казус в каком плане: если бы он перед тем, как сдавать аттестацию, пришел бы, написал рапорт и уволился, мы ему бы отдали все, что ему положено и выслугу и все. Но он пошел на сдачу аттестации и не сдал, - рассудил Касымов. 

 

Что же касается тех сотрудников, кто уволился, отказавшись от прохождения аттестации, то они, как явно следовало из слов министра, сами выбрали свой путь. И чем они будут заниматься дальше – МВД уже не касается.

 

Прозвучали вопросы и об охране самой полиции. Мажилисмены вспомнили о преступнике, напавшем на здание РОВД в Атырау, и поинтересовались, как полиция намеревается решать вопросы с охраной своих же учреждений. 

 

- Действительно, проблема у нас по охране зданий есть, - слегка смутился министр. -  Специальные подразделения у нас предусмотрены только в крупных ДВД. В остальных случаях, конечно, охраняется - той оперативно-следственной группой, которая заступила. Но в любом случае, в свете последних событий, которые произошли, мы повсеместно разработали инструкцию, как должны охраняться. Кстати, по Атырау, там эти охранники стояли. Они стояли, беспечно, и этот преступник спокойно зашел и смог забросить бутылку с зажигательной смесью в здание РОВД. В принципе, они нашу инструкцию выполнили, другой вопрос стоял – как они ее исполняли. То есть, в каком качестве было исполнение. Поэтому мы были вынуждены все руководство освободить от занимаемых должностей, некоторых сотрудников поувольняли. Но мы этот вопрос поднимаем, действительно есть необходимость в зданиях, где большое посещение людей, предусмотреть людей, которые бы стояли на входе. Конечно, это есть вопросы, это финансово затратная, мы ставим эти вопросы, занимаемся. Но пока выходим из положения за счет заступающих оперативно-следственных групп.

 

Многие проблемные вопросы, решение которых упирается именно в финансовую составляющую, министр фактически оставил открытыми. Мол, нужны деньги – и на этом точка. В их числе – проблемы в пенитенциарной системе, где одна из ключевых – производство в колониях. Касымов признался, что сегодня занятость в колониях до 20-30%, и «в основном, это обслуживание самой колонии, а как такового производства сейчас нет». «Попытаться сейчас кого-то завести туда, в наши устаревшие колонии, которые по 40-80 лет действуют, какого-то инвестора заводить туда, с новыми станками, с этими деньгами просто невозможно, - посетовал он, и рассказал, какой выход из положения нашли в МВД, - Мы пошли по новой системе, по системе частного партнерства, мы в Караганде уже разрабатываем, на следующий год хотим первые 2-3 колонии начать строительство, где предусмотреть этот вопрос и завести туда определенное производство».

 

Депутаты, внимательно выслушав, не стали ловить министра на словах, и высказывать сомнения, что руководство МВД лукавит перед депутатским корпусом. Да и глава полицейского ведомства не уставал заверять мажилисменов, что все их замечания и рекомендации обязательно будут учтены в работе МВД. Свои советы народные избранники дали. Осталось дождаться их выполнения.

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики