Китайская миграция в Казахстан: мифы и страхи

Дмитрий Мазоренко, фото Данияра Мусирова, Vласть

Миграция китайцев в Казахстан продолжает оставаться одной из самых обсуждаемых в обществе тем. Рост влияния Китая на экономику и появление большего числа его представителей в стране каждый раз только подпитывают страхи перед большим соседом. 

Усиление обеспокоенности хорошо показывают социологические исследования маркетинговой компании «BRIF Research Group» 2007 и 2012 годов. В каждом исследовании было проведено почти по 600 интервью с гражданами Казахстана из 14 областей об отношении к китайской миграции.

Результаты первого исследования показали, что почти 20% респондентов недовольны этим процессом. В 2012 году, число недовольных выросло до 33%. Наибольшее опасение у опрошенных вызывало увеличение конкуренции на рынке труда из-за массового переселения китайской рабочей силы, в 2007 у 24% опрошенных, а в 2012 уже у 31%.

Но в действительности проблема миграции не такая острая, как кажется, а тревожные заявления продолжают звучать из-за плохой информированности населения о жизни и быте китайских мигрантов в Казахстане. Vласть проанализировала статистику миграции и пообщалась с переселенцами, чтобы разобраться в этом вопросе.

Некитайская миграция

Как бы парадоксально не звучало, китайскую миграцию лишь условно можно назвать китайской. В своем недавнем исследовании «Китайская миграция в Республику Казахстан», эксперт Исследовательского совета по миграции стран СНГ при Центре миграционных исследований ИНХП РАН Елена Садовская определила, что подавляющее большинство мигрантов из Китая – казахские репатрианты, то есть – оралманы.

По данным министерства здравоохранения и социального развития (МЗСР) Казахстана, с 1999 по 2009 год на постоянное место жительства из КНР прибыло 56 718 человек, 95,4% из них – это казахи, 1,7% - уйгуры и лишь 1% коренных китайцев (ханьцев). К началу 2011 года количество переехавших из Китая оралманов выросло до 81,7 тыс. человек.

Однако часть оралманов предпочитает не менять гражданство после переселения в Казахстан, чтобы сохранить пенсию, иметь возможность вернуться обратно в Китай или беспрепятственно заниматься совместным бизнесом или навещать родственников.

Поэтому данные статкомитета Республики Казахстан показывают несколько иную картину - с 1995 года по октябрь 2012 года на ПМЖ из Китая в Казахстан переехало 43 296 человек. В большей степени переселенцы руководствуются желанием жить на исторической родине и считают, что в Казахстане у их детей больше перспектив, чем в Китае.

Численность трудовых мигрантов из Китая тоже не может говорить о серьезной экспансии на казахстанский рынок труда. Преобладание китайцев среди всей иностранной рабочей силы началось только в 2010 году, когда в Казахстане было зарегистрировано 6 877 работников из КНР. До этого доминировала Турция.

Но к этому времени количество китайских работников успело значительно снизиться. Пиковым моментом привлечения кадров из КНР стал 2008 год, когда началось строительство множества производственных проектов, из-за чего Казахстан столкнулся с острой нехваткой квалифицированной рабочей силы. В тот год МЗСР зарегистрировал 10 104 китайских мигранта на территории Казахстана, но к началу 2013 года их численность снизилась до 4 290 человек.

Впрочем, сомнения может вызвать незаконная миграция из КНР. По официальным данным, она незначительна – с 2000 по 2008 годы границу нарушало лишь 20-30 человек в год, пересекая её вне пунктов контроля или используя фальшивые паспорта и визы. Тем не менее, по данным пунктов пропуска Погранслужбы КНБ, c разной целью (туристической, частной, служебной, для обслуживания транспортных средств) в Казахстан в 2012 году въехало 190 633 китайца.

С деловой целью в 2012 году Казахстан посетило 34 181 человек. Хотя это и не совсем точная цифра, поскольку методика вычисления не исключает того, что один человек может несколько раз пересекать границу, она позволяет предположить, что у системы подсчета нелегально пересекающих границы могут быть серьезные изъяны.

Как расселяются и где работают

В большей степени рабочая сила и оралманы приезжают в Казахстан из Синьзян-Уйгурского автономного района (СУАР), Или-Казахского автономного округа. Небольшая часть казахов проживает в Пекине. В 2008-2009 годах примерная численность казахов в КНР составляла около 1,4 млн. человек.

Данные МЗСР показывают, что почти 90% оралманов расселились в соседних с Китаем областях.

Большая часть переселенцев из Китая переезжает в сельскую местность из-за низкой квалификации и отсутствия образования. 64% от общего числа оралманов имеют начальное, общее и основное среднее образование. В селах они живут относительно компактно и занимаются сельским хозяйством. Оралманы разводят скот, распахивают и засеивают бесхозные участки земли, строят хозпомещения, приобретают малую сельхозтехнику и транспорт для расширения посевных площадей и т.д.

Также переселенцы занимаются торговлей и мелким бизнесом, который они чаще всего открывают вместе со своими согражданами из СУАР. Те же 12,9% оралманов, которые имеют высшее и неоконченное высшее образование стремятся найти работу в совместных казахстанско-китайских предприятиях в Алматы, Астане или в западной части страны.

Среди оралманов, в том числе и из КНР, довольно высок уровень безработных. В середине 2000-х 136,1 тыс. человек из 225,8 тыс. оралманов, приехавших из разных стран, были трудоустроены.

Список регионов, где работают китайские трудовые мигранты, несколько отличается от списка мест проживания оралманов.

Расселение мигрантов зависит от типа их работы. Те, кто проживает в нефтяных регионах, зачастую живут в специальных вахтовых городках. Специалисты, которые работают в крупных компаниях Алматы, Астаны и Актобе проживают в арендуемых для них квартирах или домах.

С конца 1980-х годов в Казахстане преобладала торговая миграция из Китая. В начале 2000-х годов китайские кадры начали появляться в МСБ, энергетическом, строительном, транспортном, медицинском, телекоммуникационном, банковском и туристическом секторах. По данным китайских госорганов, в Казахстане зарегистрировано около 3000 китайских предприятий.

Помимо строительства нефтепроводов и необходимой инфраструктуры, китайские специалисты помогали и помогают при строительстве крупных промышленных объектах. Часть из них остается работать в Казахстане.

Китайские специалисты помогали в строительстве второго участка газопровода Бейнеу – Бозой – Шымкент, реконструкции и строительстве Атырауского и Шымкентского НПЗ, Жанажолского газоперерабатывающего завода в Актюбинской области, Павлодарского электролизного завода, Актауского завода пластических масс, Мойнакской гидроэлектростанции и т. д.

Среди крупных совместных предприятий известны АО «CNPC-Актобемунайгаз», группа нефтегазовых компаний «ПетроКазахстан», АО «Тургай Петролеум», ТОО «СП «Казгермунай».

Всего же на начало 2013 года в Казахстане действовало 36 крупных китайских и совместных с Казахстаном предприятий, а средних – 80.

Жизнь китайцев и оралманов в Алматы

В Алматы трудовые мигранты из Китая работают в представительствах крупных нефтегазовых компаний, на строительных предприятиях, в телекоммуникационном, банковском, торговом, гостиничном и ресторанном бизнесе, а также в мастерских по ремонту автомобилей и бытовых изделий.

Собеседники Vласти рассказали, что чаще всего китайцы работают в Алматы на временной основе. Они приезжают в страну без детей и семей, не рассчитывая задерживаться, даже несмотря на достаточно высокие зарплаты и наличие полного соцпакета. Средний срок пребывания одного специалиста в Алматы 2-3 года. Уровень зарплат варьируется от 700 до 20 000 долларов в месяц. Главная проблема для них – отсутствие социальной инфраструктуры – от детских садов, до развлекательных заведений.

Те, кто не знает казахского или русского языков, ведут достаточно пассивный образ жизни и редко стремятся искать и проводить время со своими согражданами. Чаще всего они ограничивают свой досуг походом в китайские рестораны, интернет-клубы, караоке и торговые центры. Некоторые мигранты посещают языковые курсы, в основном – русского языка, чтобы в дальнейшем получить возможность поработать в других странах СНГ, преимущественно в России.

Те же, кто перед отъездом успел пройти языковые курсы, в полной мере приспосабливаются под жизненный уклад казахстанцев и пользуются теми же услугами, кроме медицинских центров и банков. Но таких людей не слишком много и в основном это оралманы, которые успели получить высшее образование в Китае.

Помимо этого, в Алматы достаточно много студентов из Китая. Соответствующей статистики в разрезе регионов нет, но есть общая по Казахстану. В 2012, к примеру, в стране обучалось 1037 студентов из Китая. Свежая статистика по оралманам, которые получают высшее образование, также отсутствует, однако в 2006 году в казахстанских вузах обучалось 1735 оралманов.

Тихая гавань

Отдельного внимания заслуживает алматинская барахолка. По сведениям различных источников, китайские бизнесмены легально и нелегально владеют 50% торговых контейнеров на этих рынках. Причем, даже серия пожаров не заставила их отказаться от торговли в этом месте.

По словам одного из собеседников Vласти, сейчас легально и нелегально на рынке работает около 4000 китайцев, большая часть из которых – владельцы бутиков. Многие имеют проблемы с миграционной полицией и налоговыми органами, из-за чего отказываются рассказывать о себе и стараются сразу пресечь попытку разговора не о покупке или свойствах товара.

«По их рассказам, каждый владелец бутика платит администрации рынка по 1500 долларов в месяц за «охрану». Они нелегалы, и, естественно, ничего не хотят рассказывать. Они даже ходят по скрытным дорогам. У меня есть знакомые, с которыми мы вместе отдыхаем в свободное время. Но никто ничего толком не рассказывает, никому не нужны лишние проблемы. А я особо и не спрашиваю, не хочу навлекать на себя беду», - рассказал Vласти один из торговцев рынка.

По словам другого собеседника Vласти, коренных китайцев на рынках барахолки становится все меньше: «Раньше их было больше. Сейчас здесь в основном оралманы. Потом, когда в Алматы сменился аким, люди из акимата ходили и говорили, что на рынках должно работать местное население. Сейчас китайцы нанимают здесь лишь продавцов и сами привозят товар. Нередко продавцами становятся дунгане, тоже переселенцы из Китая. Но чаще всего – местные работники. Так они бизнес и поставили».

Несмотря на замечания местных жителей о все меньшем переселении китайцев и рассказы о том, что большинство приезжих уже адаптировались, и китайская речь, как и традиции, все чаще забывается, в поселке Заря Востока на окраине Алматы можно обнаружить немало китайского влияния. Вы можете найти его где угодно – в придорожных магазинах, которые продают китайские продукты и специи, в кафе, где по просьбе вам могут принести меню на китайском языке, на вывесках детского сада и парикмахерской, и даже в вашем мобильном телефоне.

Многие переселенцы устанавливают на свои мобильные телефоны приложение «Момо», которое помогает находить сограждан из Китая в разной удаленности от тебя и вести с ними переписку. Проходя по улицам Зари Востока и рядам барахолки, лента приложения постоянно изобилует пользователями.

Опознать дома коренных китайцев в поселке практически невозможно. Местные жители говорят, что их почти и не осталось, на смену им пришли казахи, уйгуры и дунгане, которые получили гражданство после переселения из Китая. Но они не отрицали и большого числа нелегальных переселенцев, в том числе и этнических китайцев.

По рассказам местных жителей, зачастую они снимают комнаты в домах этого поселка и дополнительно платят жителям, чтобы о них не рассказывали. Проверки проходят и некоторых разоблачают. Если хозяевам домов не удается договориться с миграционной полицией, пойманных депортируют. Но некоторые граждане Китая намеренно приезжают сюда без виз, скрываются здесь несколько лет, стараются как можно больше заработать, экономят на всем, потом намерено сдаются в миграционную полицию и их депортируют в Китай, лишая права легального въезда на территорию Казахстана.

«Но все проживающие в этом районе стараются быть неприметными, - рассказывает один из жителей. - До рассвета они стараются выйти из дома и направляются на склады рынков, где работают до сумерек, после чего также незаметно возвращаются домой. В основном они ведут тихий образ жизни, редко покидая свои комнаты. Но большую часть своего времени они проводят на работе».

«Нелегальных мигрантов могло бы быть меньше, но переселенцам, как и гражданам Китая, достаточно сложно получить гражданство. Многие из них пытаются это сделать. В течение многих месяцев они посещают консульство, но мало у кого получается решить свои проблемы. Поэтому они скрываются. Многие оралманы слышат различные обещания помощи от государства, продают свои дома и квартиры в Китае, уходят с работы и с небольшим количеством средств приезжают сюда. И оставаться приходится здесь даже тем, кто не получил гражданства и поддержку от государства, потому что назад пути нет», - говорит собеседник Vласти.

Нургуль – казашка, переселившаяся из Китая 10 лет назад. Она единственная, кто согласился дать не анонимный комментарий. Свой приезд она объяснила желанием вернуться на историческую родину: «В Китае казахские школы стали убирать. А я хочу, чтобы наши дети росли здесь и говорили на родном языке. Для этого я отдала их в казахскую школу».

Несмотря на свою любовь к Казахстану, семья Нургуль по-прежнему предпочитает китайскую кухню и медицину: «В казахстанских поликлиниках не могут лечить так, как в китайских. В Алматы достаточно много врачей из Китая, есть легальные, а есть те, кто работает без лицензии. Её они не могут получить, потому что есть проблемы с языком, и они не могут получить документы. Но в Китае все эти врачи квалифицированные».

О китайцах, живущих рядом, она практически ничего не знает: «Мы здесь уже 10 лет, но мало общаемся с другими переселенцами. Знаю, что местные в основном занимаются торговлей на барахолке. Ко мне в салон они часто приходят, но мы не разговариваем. Они молча стригутся, расплачиваются и сразу же уходят».

Многие жители Зари Востока жалуются на сложности и проблемы с получением гражданства. К захлестнувшему район нелегальному переселению многие относятся спокойно и даже с пониманием. Другой момент, который многих также не оставляет равнодушным – отсутствие помощи от государства.

Но люди готовы терпеть и это, а иные по-прежнему хотят переехать на историческую родину, даже вопреки туманным перспективам нормальной жизни. Две женщины, приехавшие в Казахстан к родственникам, это как раз и подтвердили: «Нам понравилось здесь. Может быть мы переедем, даже несмотря на все проблемы, о которых нам рассказывали. Здесь легче разбогатеть. По мне, местные жители ленивы, они только и горазды, что таксовать. А мы бы поработали. Да и родственники здесь есть, помогут, если что».

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...