Остаточная культура

Тамара Ваааль, Vласть

Утром министр культуры и спорта Арыстанбек Мухамедиулы советовал нашим музеям равняться на Лувр, а мультипликаторам — на студию «Дисней». Председатель комитета по социально-культурному развитию палаты, депутат Гульнар Иксанова не понимает, как Министерство культуры и спорта может строить такие грандиозные планы и не выделять на все это средств.

— Как и в любой другой отрасли, развитие культуры зависит от финансирования, планирования, ресурсообеспечения и управления. Стоит сказать, что эта сфера, особенно на региональном уровне, одна из самых архаичных в организационно-экономическом плане. Нормативно-правовые документы давно устарели, финансирование всегда осуществляется по остаточному принципу, системного мониторинга анализа проблем не проводится, — перечислила Иксанова.

Перейдя от частного к общему Иксанова подчеркнула, что проблемы ресурсообеспеченнности казахстанских театров актуальны в основном на региональном уровне. По ее сведениям, около восьми региональных театров нуждаются в капитальном ремонте:

— В областных театрах срок эксплуатации 80% сценического оборудования составляет более 30 лет, а ведь мы говорим о постановке, звуке, изображении, для которых важно качество аппаратуры. На финансирование постановки одного спектакля выделяется в среднем в 10-15 раз меньше средств, чем на постановку в той же России.

— В регионах бюджеты новых спектаклей — 200-300 тысяч тенге. Что такое 200-300 тысяч тенге?!, — возмутилась Иксанова. — Это сопоставимо с двумя хорошими дорогими костюмами. Самыми дешевыми постановками в региональных театрах в 2013 году были постановки детских пьес (150-200 тысяч тенге). О какой зрелищности и посещаемости в таком случае можно говорить?

По данным Иксановой, средняя заработная плата работников республиканских театров составляет чуть более 95 тысяч тенге с надбавками, в областных — 49 тысяч тенге, а молодые актеры получают 25-30 тысяч тенге.

— Принципы, заложенные в единой тарифной сетке, не включают стимулирующего фактора вообще, не учитывают особенности интеллектуального творческого труда. Молодые артисты из-за своей мизерной зарплаты не в состоянии участвовать в жилищных программах, не могут даже мечтать об ипотеке. Актеры из профильных вузов Астаны и Алматы не хотят работать в регионах. Потому что в Астане и в Алматы они зарабатывают в шоу-бизнесе, на мероприятиях. В театральной режиссуре нет новых имен. В 8 региональных театрах свободны вакансии главных режиссеров, — перечислила проблемы глава комитета.

Хронически не решаются вопросы пенсионного возраста артистов балета.

— В Казахстане всего 350 артистов балета. Из них 36 человек в возрасте от 37 до 55 лет. Они вынуждены танцевать. Эти артисты должны выступать на сцене. А цена вопроса мизерная, — сказала депутат.

Но самое главное, по словам главы комитета — репертуарная политика театров.

— Никто у нас пока не занимается мониторингом и осмыслением современной драматургии, исследованием новых направлений в мировом театральном искусстве, практически нет института литературных критиков.

Депутат видит следующий выход из ситуации: нужен репертуарный госзаказ на создание отдельных драматических произведений по важным для страны событиям.

Что касается музеев, то они работают по инструкции 1984 года. Четыре года назад был представлен проект по идейной системе учета и хранения музейных экспонатов, но он до сих пор не принят. Также в международной практике отнесение предметов к культурно-историческим ценностям производится только на основе решения экспортной фондо-закупочной комиссии музея. Сейчас вся работа по пополнению и хранению фондов музеев проводится стихийно, субъективно. Деятельность комиссии не регламентирована. Отсутствует механизм, обеспечивавший поступление материалов археологических раскопок в областные музеи, авторы раскопок никому не подотчетны. В январе 2013 года в музеях страны были введены новые правила ведения бухгалтерского учета, по которым закупаемые предметы музейного значения ставятся на учет наравне с другими основными средствами: мебелью и компьютерами.

— Поскольку один и тот же предмет учитывается два раза, возникает опасность и риск списания особого экспоната, — переживает Иксанова.

Особо остро стоит вопрос с размещением фондов, потому что они не имеют современных типовых зданий. Кроме того, музеи Казахстана нуждаются в профессиональной реставрации, но у нас в стране нет необходимых специалистов. Связано оно с более чем скромной оплатой их труда. К примеру, зарплата музейного смотрителя — 24 500 тенге, научного сотрудника — 33 000 тенге.

От государства сейчас требуется комплексная и всесторонняя модернизация всей системы культуры. Сейчас расходы республиканского бюджета составляют всего 0,2% от ВВП.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...