​Статус - «государственный»: как встречают Назарбаева в Польше

Зарина Ахматова, Варшава, Vласть

Фото автора

В первый раз Нурсултан Назарбаев совершает государственный визит в Польшу. Ключевое слово «государственный». Дело в том, что президент другой страны может только однажды в течение срока пребывания на этом посту посетить республику с визитом, коему присвоен подобный статус. Все остальные визиты - официальные.

Термин «государственный визит» появился в польской дипломатической практике недавно. И решение о подобном статусе больше политическое. Этакий маркер и показатель важности двухстороннего сотрудничества для польской стороны. Как написали в справочной для казахстанских журналистов информации, «данное решение символизирует и отражает практически «идеальное/безоблачное» состояние политических и экономических отношений между государствами, а также наличие огромного потенциала в перспективе».

На практике государственный визит мало чем отличается от официального. Поэтому в настоящее время поляки вроде как определяют этот неявный переход - стандартизируют процедуры приема высоких гостей. Из особенностей протокола - почести в виде красной дорожки в аэропорту и почетного караула там же. Помимо шефа госпротокола министерства иностранных дел Польши, встречает главу иностранного государства госсекретарь канцелярии президента в ранге министра.

Польский президент в аэропорту встречает исключительно Папу Римского (это не шутка), поэтому Нурсултана Назарбаева встречал министр и караул.

В аэропорту, куда прибыл борт номер один, было тепло и пасмурно. Я расчехлила фотоаппарат и подошла к президентскому трапу. Камер там было немного, точнее три. «Вы поснимать хотите?» - спросил меня кто-то, кажется, из нашего МИДа. Вообще-то я хотела найти свой чемодан, но поснимать, конечно, больше. Со второго трапа спускалась наша делегация. Глава ЭКСПО-2017 Ахметжан Есимов, скромно отстоявший позади журналистов очередь на выход и отпускавший шутки в адрес Аскара Мырзахметова, министра сельского хозяйства, то и дело вовлекал своего визави в разговор веселым: «М, Асеке?». Мырзахметов кивал и был собран. Оно и понятно. Последние месяцы (после отставки его предшественника Асылжана Мамытбекова в связи с земельным скандалом) у Мырзахметова были напряженные.

«Красивый кадр будет», сказали мне, показав на торжественный полк вдоль красной дорожки. Я согласилась. Сфотографировала человека в желтой жилетке - кажется, он пробовал трап перед президентом. Через несколько секунд появился и сам Назарбаев. Для журналиста негосударственного СМИ в этих появлениях всегда присутствует какой-то флер.

Президент спустился, обменялся рукопожатием со встречающими, помахал в камеры, пошел по красной дорожке мимо почетного караула, несколько секунд позировал для операторов перед скромным одиноким «мерседесом». Караул промаршировал куда-то под серым варшавским небом и растворился в неплотном тумане.

В Польше у казахстанской делегации - насыщенная программа. После протокольных совещаний и высокопоставленных встреч в понедельник министры обеих стран под заботливыми взглядами своих президентов (стоящих за спиной) подписали ряд соглашений. Cегодня в Варшаве стартует большой бизнес-форум, в рамках которого намереваются подписать контрактов на 1 млрд долларов. Контракты - двусторонние.

Но до того, все ждали официального приема в президентском дворце. Торжественную часть отрепетировали, помост для прессы соорудили, красная дорожка лежала по периметру, а цветы были аккуратны и «вродливы», что на местном, значит, красивы.

Журналисты отстояли скромную очередь и прошли через рамку. Для уровня госвизита, считай, обошлось практически без напряжения.

За воротами собрались казахстанские студенты с флагами - то ли тоска по родине, то ли обязательство перед диаспорой. Они помахивали стягами и периодически вскрикивали: «Казахстан!» Рядом стояло несколько полицейских. Обычная европейская практика - обеспечивать безопасность участников массовых и средней массовости мероприятий.

Здесь в непомпезном с виду президентском дворце Нурсултан Назарбаев должен был встретиться со своим коллегой - молодым польским президентом Анджеем Дудой. Дворец был построен еще в XVII веке и в какой-то период принадлежал любимцу польской шляхты, повесе - князю Каролю Радзивиллу по прозвищу Пане Коханку (господин любимый). Он отличался вздорным нравом, любовью к пирушкам и мотовству. Да и прозвище придумал себе сам. В исторических документах его моральные характеристики варьируются в зависимости от отношения летописца к князю. После того как Радзивилл разругался с королем и местной знатью, он покинул Варшаву, а дворец сначала сдавали в аренду, а затем отдали театру. Позже король все-таки сумел отобрать его и у князя, и у артистов (не без труда, как свидетельствует история). А уже в XIX веке дворец перестроили в стиле классицизма в соответствии с палладианской схемой - следование симметрии, законам смерти и классической храмовой архитектуре Древнего Рима и Греции. Во время второй мировой нацисты разместили здесь казино и назвали его «Дойче хаус». После войны дворец пытались привести в порядок, но капитальный ремонт для размещения здесь президентской резиденции начался в 1990-м. Первым из президентов во дворце жил Лех Валенса, а его жена в ванной, поговаривают, установила раковины с хрустальной отделкой. Впрочем, эта комната в резиденции, очевидно, являлась привлекательным местом для многих первых леди - жена Квасневского, к примеру, любила здесь танцевать.

Торжественная встреча казахстанского президента должна была состояться на площади перед этим зданием, немым свидетелем многих эпох и не единожды демонстрируемыми человеческой глупости и благородства.

Анджей Дуда - ждал Нурсултана Назарбаева у главного входа. Стоит немного сказать о новом (сравнительно, он вступил в должность в мае прошлого года) президенте Польской Республики. Молодой (всего на два года старше алматинского акима Бауыржана Байбека) Анджей Дуда - выходец из Кракова, профессорский сын, юрист по образованию. Еще в молодости, он делал попытки политической практики, но они оказались не слишком удачными. Тогда Дуда занялся юриспруденцией, защитил диссертацию и даже открыл собственную юридическую фирму в 33 года. Переломный момент в его карьере случился в 2007 году, когда Лех Качиньский позвал Анджея Дуду в свою команду. Дуда стал заместителем госсекретаря в канцелярии президента Польши. Лех Качиньский ценил его и называл своим главным юристом. На этой должности последний проработал два года до гибели Качиньского в 2010-м в авиакатастрофе под Смоленском. Но и после его смерти Дуда оказался благодарным. Благодарным юристом. Он не признал легитимность передачи президентской власти спикеру парламента Коморовскому и в день вступления того в должность, подал в отставку. Через четыре года после этого брат погибшего президента Ярослав Качиньский, лидер оппозиции, не стал сам баллотироваться кандидатом на президентских выборах 2015 года, а внезапно объявил Анджея Дуду кандидатом от своей партии. И еще большей неожиданностью, как писали после, стала победа Дуды - талантливого юриста, но малоизвестного политика. Дуда в своей первой предвыборной речи благодарил «своего учителя» Леха Качиньского и обещал продолжить «его дело». Про Качиньского Дуда упомянул и выйдя к прессе после встречи с Назарбаевым, сказал, что это исторический визит, поскольку последний такого уровня был в Астане, когда покойный польский политик посетил столицу Казахстана.

Про польского президента Анджея Дуду известно, что он религиозен, рано женился, всегда достаточно критично высказывался относительно российско-украинского вопроса (не в пользу России) и обладает прекрасными манерами.

Правительственное авто с нашим президентом въезжало на территорию резиденции под патриотичные крики наших студентов и не менее патриотичные крики еще одного несостоявшегося президента Польской Республики - этнической казашки Балли Мажец, известной своим эпатажным выражением критической мысли в адрес казахстанских властей. Впрочем, в недолгую президентскую кампанию (Мажец намеревалась баллотироваться в президенты в последний раз, тот самый, когда Польша выбрала Дуду) досталось и польским политикам. Правда тогда она не собрала нужного количества подписей, но пиар-кампания удалась - про Мажец написали, как про выразительницу интересов женщин-мусульманок в Польше и западной прессе, и как про казашку-кандидата в Казахстане. Про нее известно, что много лет назад она вышла замуж за поляка (поэтому и переехала), какое-то время занималась предпринимательством (продавала строительные материалы), а затем создала ассоциацию казахстанцев в Польше (которую сама и возглавила).

И вот, сейчас, перед президентским Дворцом, что располагается между отелем Бристоль и костелом кармелитов, Балли, в девичестве Балжан, возмущается на двух языках (русском и польском). Со двора резиденции было не разобрать в деталях. Для небалованной казахстанской прессы происходившее казалось не просто демократией, а квинтэссенцией ее смысла, разнузданной и бесшабашной. Президент Казахстана улыбается коллеге, несколько полицейских следят за порядком, лениво разглядывая прохожих, неподалеку женщина несвязно протестует, а молодежь выражает восторг. Но потом звучит гимн Казахстана. И следом - Польши. И все молчат - и студенты, и президент Казахстана, и президент Польши и даже несостоявшийся кандидат в президенты Польши из Казахстана. Пане Коханку бы оценил.

А после обеда улыбчивый Дуда сказал, что приедет на ЭКСПО в Астану. Он, конечно не Папа Римский, но думается, тоже встретят, как надо.

Журналист, шеф-редактор Интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...