Эксперты говорят о перспективах и возможности возникновения подобного политобъединения
Почему в Казахстане нет националистической партии?
ФОТО ca-portal.ru

Данияр Молдабеков, Vласть

Прошлогодние «земельные» митинги, как не раз отмечали эксперты, в первую очередь носили национально-патриотический характер. Противники продажи и сдачи в аренду земель китайцам в большей степени апеллировали к теме родной земли, истории и независимости. Поддержку, по крайней мере на словах, протестующим также выражали в основном деятели национал-патриотического (термин, которым смягчают понятие «национализм») лагеря. Но и без этого ряд «нацпатовских» тем – выход страны из ЕАЭС, усиление роли казахского языка – набирают популярность и находят отклик у значительной части казахстанцев. Тем не менее, националистической партии в Казахстане по-прежнему нет.

Почему нет партии?

Отсутствие партии один из самых заметных националистов страны - Мухтар Тайжан связывает с нежеланием властей видеть такую силу во внутренней политике. «Создание партий у нас находится на особом контроле власти и пока к созданию такой партии власть не готова. Лично я три раза подавал документы на регистрацию не партии даже, а движения. Согласно закону, создание партии у нас очень осложнено. Фактически ее можно создать только имея административный ресурс, то есть если на это будет одобрение со стороны властей», - уверен он.

По мнению президента научно-образовательного фонда «Аспандау» Каната Нурова, есть и другие причины. «Все прошлые стихийные движения, - утверждает Нуров, - подавлены на заре становления нашей республики. А люди, которые сегодня претендуют на лидерство в национально-патриотическом движении, по существу, остались в плену прежних настроений. По существу, это казахско-советский национализм, направленный просто против диктата Москвы. Они не чувствуют и не слышат своих же потенциальных сторонников и избирателей и потому не пользуются серьезным моральным авторитетом. В то время как необходима современная идеология, выстроенная по примеру европейских правых партий, а не архаизм, неинтересный никому, кроме группы «научной и творческой интеллигенции».

Если же националистическая партия европейского образца будет создана, то она, по мнению Нурова, может добиться регистрации: «Теоретически благоприятный режим со стороны власти может получить партия с конструктивной и прагматичной идеологией. Необходимо понимать, что Россия, Китай и другие наши соседи, не являются ни вечными друзьями, ни вечными врагами. В каких-то вопросах у нас есть с ними общие интересы, в каких-то – нет. В зависимости от этого и нужно вырабатывать позицию, не впадая в фобии», - считает эксперт.

Не исключено, что помимо прочего, отсутствие националистической партии связано с советским восприятием терминологии. Национализм, воспринимаемый в мире как патриотизм и отстаивание в первую очередь национальных интересов, в Казахстане по-прежнему иной раз воспринимается как агрессивная идеология, опирающаяся на превосходство одной нации или расы над другой, считает Мухтар Тайжан. Но это, утверждает он, совсем не так. «Националистический – это не нацистский, это патриотический. Это не значит, что такие силы (националистические – V) должны создаваться на национальной, даже на языковой основе – нет, это партии, которые ставят суверенитет, независимость и экономическую самостоятельность во главу угла», - говорит Тайжан.

Социолог Серик Бейсембаев уверен, что «само понятие национализма в условиях Казахстана чрезмерно нагружено негативной коннотацией».

Поэтому, по словам Бейсембаева, каждый политик понимает, что «публичное позиционирование в качестве казахского националиста в текущих условиях не принесет ему явных дивидендов, а риски являются очевидными»: «Тем более, что есть возможность продвигать националистическую повестку, не называя себя националистом. Показательным является пример партии «Ак жол», которая была вполне себе националистической. В своей электоральной кампании в 2004 году эта партия как раз представляла собой умеренное крыло казахского национализма. В результате, за нее больше всего проголосовали, прежде всего, казахские регионы. Причем в некоторых из них партия набрала более 30%, что является довольно хорошим показателем», - говорит Бейсембаев.

Нужна ли националистическая партия?

Здесь все зависит от оттенков – умеренная гражданско-националистическая партия, классического либерального образца может быть полезной, считает Канат Нуров. «Правая политическая партия, то есть классического либерально-демократического толка, которая под эгидой титульной национальности чётко отстаивает интересы всех казахстанцев во всех областях, безусловно, принесла бы большую пользу Казахстану. Более того, национализм, произрастающий из либерализма, мог бы быть преградой на пути распространения радикальных религиозных течений», - комментирует Нуров.

С другой стороны, добавил эксперт, партия «этнических националистов-шовинистов», которая будет в первую очередь отстаивать интересы только казахского этноса и/или только мусульман окажет негативное влияние как на наши отношения с соседними государствами, так и на обстановку в самом Казахстане.

Создание националистической партии необходимо, поскольку только она может решить ряд важных для страны проблем, считает Мухтар Тайжан. Например, такая партия должна выступать за закрытие всех российских военных полигонов в Казахстане. Причем, усиленное внимание именно к российским полигонам, подчеркнул Тайжан, связано не с тем, что патриотам не нравится Россия как таковая, а в том, что других военных полигонов в стране нет. Они, в свою очередь, несут значительный вред здоровью казахстанцев – и только националистическая партия, уверен общественный деятель, может взяться за борьбу против их размещения на территории Казахстана.

«...Гептил – он вредит всем. Так что здесь нет специально антироссийской направленности. Это буквально борьба за выживание. Мы рекордсмены по онкозаболеваниям. Это все результат воздействия химического яда. Гептил в шесть раз вреднее цианида. Он запрещен в Европе, Америке, даже в России. Он применяется только у нас», - сетует Мухтар Тайжан.

Серик Бейсембаев считает, что создание партии маловероятно, потому что у казахстанских националистов, по его мнению, нет четкой идеологии. Кроме того, национализм в стране, уверен социолог, представлен отдельно взятыми личностями, более-менее заметными, но никак не политиками, «которые работают с электоратом»: «Дискурс казахского национализма остается аморфным и предлагает широкий набор идеологем – от агрессивно радикальных до либерально-демократических. Есть более или менее согласованные позиции, касающиеся вопросов продвижения казахского языка, пересмотра истории и обновления символического ряда, однако, до формирования внятной политической идеологии еще далеко», - считает Бейсембаев.

Ясная позиция у националистов есть только в языковом вопросе, согласен Канат Нуров, в остальных вопросах внутренней политики – много расхождений. «Самое серьёзное расхождение – в курсе внутренней политики. Либерал-демократическое крыло, исламистское крыло, социал-демократическое и огромное не определившееся «болото». В этом кроется одна из причин пока невысокой популярности национал-патриотических и националистических деятелей», - полагает глава «Аспандау».

Бейсембаев, кроме того, видит в стане националистов два лагеря – «традиционалистов», состоящих из творческой интеллигенции, и «либералов», среди которых преобладают общественные деятели, блогеры и политики. «Ключевым различием, пожалуй, выступает трактовка понятия «казахской нации» - если для первых – это исключительно этническая категория, то вторые ставят на первое место гражданство. Несмотря на радикальную непримиримость этих двух позиций, серьезных дискуссий по этому поводу мы сейчас не наблюдаем», - утверждает Бейсембаев, добавляя, впрочем, что более оживленные дискуссии по этому поводу мы еще увидим.

Мухтар Тайжан, в отличии от других экспертов, говоря о лагере националистов, уверен – различий во взглядах среди них все-таки меньше, преобладают претензии личного характера. «Развитие языка, закрытие полигонов, выход из ЕАЭС – это все общее. Есть нюансы, конечно, но они не столь важны. По сути, больше расхождений личностного плана. Это существует. Но я по этому поводу сильно не переживаю – это свойство любых больших человеческих коллективов», - говорит Мухтар Тайжан.

Однако, судя по всему, в ближайшем будущем мы вряд ли увидим «казахскую» партию, но даже если это и произойдет, то, как подчеркнул Серик Бейсембаев, ничего хорошего нет, когда партия создается пусть и не по инициативе, но даже с одобрения властей, то есть «сверху». «Если исходить из целесообразности повышения политической культуры населения и формирования более устойчивой политической модели, то, не думаю, что создание (как проект «сверху») умеренно- националистической партии будет эффективным решением. Можно придумать любую партию, однако, без открытой политической борьбы и честных конкурентных выборов это будет всего лишь имитацией политического процесса», - резюмировал он.

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Просматриваемые