5 причин, почему членство Казахстана в СБ ООН будет незаметным

Маргарита Бочарова, Vласть

Едва ли кто-то знает, что Украина три раза была непостоянным членом Совета безопасности Организации Объединенных Наций, по одному разу это место доставалось Беларуси и Азербайджану. Vласть выясняет, почему возможное членство Казахстана в Совете рискует стать таким же малопримечательным.

16 октября 2013 года министр иностранных дел Ерлан Идрисов, обращаясь к казахстанским сенаторам, предложил принять в качестве национального проекта вступление республики в Совет Безопасности ООН в качестве непостоянного члена на 2017–2018 годы. Аргументы в пользу необходимости этого мероприятия традиционны — привлечение внимания к проблемам региона, продвижение международных инициатив Казахстана, укрепление имиджа страны.

К слову, похожие идеи звучали и из уст азербайджанских политиков, когда в стране активно пропагандировалось участие страны в работе Совета безопасности. Представители Азербайджана заседали в Совете в 2012-2013 годах и даже дважды председательствовали в нем. После в общей сложности двухмесячного председательства они бойко докладывали о 59 проведенных заседаниях, семи принятых резолюциях и 13 заявлениях для прессы.

В случае удачного для Казахстана исхода голосования в Генеральной Ассамблее и последующего двухлетнего членства в Совете безопасности, казахстанцам, вероятно, имеет смысл ожидать таких же сухих отчетов от отечественных дипломатов. Vласть нашла причины, почему гражданам республики по примеру Азербайджана не стоит возлагать больших надежд на участие страны в работе Совета безопасности ООН.

1. Избрание страны непостоянным членом Совбеза ООН рассчитано на внутреннюю аудиторию

Имиджевая часть заметных международных инициатив Казахстана, как правило, не уступает по значимости части содержательной. Однако в данном случае имеет смысл говорить не только о международном имидже республики, но и о формировании позитивного образа власти в глазах казахстанцев. Любые «победы» страны на мировой арене неизбежно наталкивают на мысль о высокой эффективности деятельности правительства и ответственных за реализацию внешней политики государственных органов.

Такого рода мысли у населения Казахстана в 2016 году придутся как нельзя кстати — в этом году, вероятнее всего, состоятся очередные выборы президента республики. Вместе с этим, на 2015-2016 годы придется наиболее активная фаза работы отечественных дипломатов по завоеванию сторонников в Генеральной ассамблее ООН. Таким образом, членство Казахстана в Совете безопасности естественным образом может стать одним из пунктов предвыборной кампании Нурсултана Назарбаева, и таким пунктом вряд ли сможет похвастаться кто-нибудь из других кандидатов.

2. Казахстан не сможет оказывать никакого существенного влияния на принятие решений в рамках Совбеза

О реформировании ООН эксперты и простые обыватели говорят уже далеко не первый год. К слову, одной из мер, призванных, по задумке ее авторов, повысить эффективность организации, является расширение состава Совета безопасности с одновременным ограничением бескрайних полномочий пятерки постоянных членов. Однако пока этого не произошло, нужно понимать, что все решения, принимаемые в рамках Совета, являются результатом консенсуса России, США, Китая, Франции и Великобритании. Таким образом, непостоянные члены Совбеза зачастую не питают никаких иллюзий относительно своего исторического участия в его работе.

Более того, нередко избрание той или иной страны непостоянным членом Совета безопасности рассматривается в качестве своеобразной политической игры со стороны мировых держав. Например, некоторые аналитики склонны полагать, что Азербайджан появился в составе непостоянных членов Совбеза благодаря имеющимся у него энергетическим ресурсам и связанным с этим амбициям. Запад, «позволив» этой стране заседать в Совете, таким образом хотя бы на время закрепил статус-кво в регионе.

3. Сдержанная позиция Казахстана по ряду глобальных вопросов не позволит ему стать активным членом Совбеза

Многовекторная внешняя политика Казахстана, с точки зрения официальной идеологии, является одним из гарантов национальной безопасности республики. Она же уже успела стать визитной карточкой страны на мировой арене. Под многовекторностью следует понимать, в первую очередь, стремление Казахстана к балансированию между геополитическими центрами силы. Балансирование, как водится, не предполагает выбора непримиримой позиции по тем вопросам, которые напрямую задевают интересы мировых стран-лидеров.

Выходит, в Совете безопасности ООН Казахстану грозит либо поступиться принципами своей многовекторной политики и открыто войти в состав «прозападной» или «российско-китайской» коалиции, либо остаться в числе тех членов Совбеза, которые действуют исходя из сиюминутной политической конъюнктуры. Если отечественные дипломаты выберут последнюю тактику, то никакой пользы от своего нового статуса Казахстан не получит. Однако, и приняв чью-либо сторону, республика рискует испортить отношения с союзниками.

4. Казахстан рискует попасть под «покровительство» России при принятии решений в рамках Совбеза

О стратегическом характере отношений между Россией и Казахстаном сказано не мало. Наивно было бы полагать, что с принятием Казахстана в непостоянные члены Совета безопасности ООН тесные союзнические связи между странами окажутся на втором плане. В случае с членством Азербайджана этого, например, не случилось. Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко недвусмысленно заявляла, что обе страны могут активнее использовать участие Азербайджана в деятельности Совбеза.

Россия и ее союзники могут, к слову, значительно поспособствовать избранию Казахстана непостоянным членом Совета безопасности, используя налаженные дипломатические связи. Во время голосования в Генеральной ассамблее по кандидатуре Азербайджана большинство стран Европейского союза и США предпочли, например, не отдавать свои голоса «за». Если же российские дипломаты помогут продвижению казахстанской заявки, республика неминуемо окажется в долгу у своего северного соседа.

5. Казахстан уже демонстрировал безуспешные попытки разрешить политические кризисы в рамках председательства в других международных организациях

В преддверии председательства Казахстана в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) отечественные дипломаты заявляли, что нацелены на возрождение усилий организации по урегулированию так называемых «замороженных» конфликтов — в Нагорном Карабахе, Приднестровье, Южной Осетии и Абхазии, и на Балканах. По итогам председательства пришлось констатировать, что усилия казахстанской дипломатии увенчались разве что возобновлением переговоров между конфликтующими сторонами.

В этой связи вполне ожидаемо, что став — хотя бы на два месяца — председателем Совета безопасности ООН, Казахстан попробует усадить за стол переговоров каких-нибудь давних противников. Между тем очевидно, что без поддержки и активного содействия со стороны России, США, Китая, Франции или Великобритании республике едва ли удастся успешно справиться с ролью медиатора.

Как бы то ни было, у сторонников участия Казахстана в работе Совета безопасности ООН есть не менее сильные аргументы в защиту своей позиции. Во-первых, членство республики в Совбезе не потребует от государственного бюджета столь высоких трат, как, например, при организации саммита ОБСЕ в Астане. А во-вторых, нельзя забывать, что успешная внешняя политика государства во многом зависит от наличия в нем пула профессиональных дипломатов, который не может быть сформирован, если страна уклоняется от какого-либо участия в международных делах.

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...