• 6017
В последние два года в казахстанских СМИ растет число публикаций, посвященных проблеме передачи власти в республике. Вопрос закономерен, однако в 2012 году он приблизился к апогею, за которым вероятно будет принято решение о том, как Казахстан обретет следующего президента.

 

Расул Дулатов, специально для Vласти

 

В последние два года в казахстанских СМИ растет число публикаций, посвященных проблеме передачи власти в республике. Вопрос закономерен, однако в 2012 году он приблизился к апогею, за которым вероятно будет принято решение о том, как Казахстан обретет следующего президента.

 

Голос из оврага

 

Следует отметить, что появление темы преемника при существующем конституционном порядке передачи власти никого не удивляет и не возмущает. При действующем президенте, который будет править еще несколько лет – даже провластные политические аналитики обсуждают рецепты его смены. Очевидно, что подобные выкладки делаются с ведома «Ак Орды». И только из спортивно-аналитического интереса, в целях опроса: на кого бы поставили нынешние высшие чиновники-олигархи. Разумеется, что «массы» никто и не спрашивает, потому что, согласно практике, активной частью населения является не более 10%.

 

Как знают специалисты, это классическая практика «цыганского гипноза», применяемая во всех развитых демократиях. Вместо введения в транс всего мозга (народа) используется перевозбуждение маленького участка и воздействие на него.

 

Но факт опроса подтверждает, что в руководстве нет единого мнения о будущем страны, и еще раз доказывает, что нарушен информационный обмен не только с областями, но и с ближайшими политическими силами.

 

Подъем с переворотом

 

Рассмотрим вероятности. Верховная власть в Казахстане может быть передана в плановом порядке или в экстренном. Плановый порядок – это когда преемник выдвигается на выборах, побеждает, и Нурсултан Назарбаев работает его советником, для обеспечения сохранения нынешнего порядка. Подобный властный расклад можно также назвать диадой или постепенным подъемом нового президента.

 

Анализ наиболее откровенных публичных высказываний показывает, что основных мнений два. Первое: назначение преемника и его легитимизация через выборы (группа «за преемника»); второе: переход к парламентской республике через досрочное формирование 2-3 партийного марионеточного парламента («парламентаристы»). Эти два варианта поддерживают наиболее могущественные группы в Казахстане, демонстрирующие свои возможности президенту, который выступает арбитром в этой «полит-инновационной ярмарке». За обе группы играют аналитические центры и СМИ, показывающие нестандартные ходы: от промышленных нано-инноваций, до раскачивания угрозы религиозного экстремизма.

 

Группа «за преемника» уже имеет определенного кандидата, на которого у нее есть явное влияние, и она готова сплотиться вокруг него на несколько лет. Группа «парламентаристов» ратует за формирование парламентской республики и переход Назарбаева на позицию лидера парламентского большинства, оставляя должность президента номинальной.

 

Как показывает политическая история, группа «за преемника» будет монолитной только на короткий период, после чего в группе появится свой неформальный лидер, который в результате внутригрупповой борьбы станет третьим президентом. А группа «парламентаристов» вынуждена продвигать свою линию ввиду того, что их лидер не имеет на данный момент активной поддержки региональных элит. После набора нужного политического веса, очевидно, что «парламентаристы» планируют возврат к президентской республике с новым главой государства.

 

Есть также иллюзорная «третья сила» в лице политиков-бизнесменов (включая воспитанников нынешнего президента, находящихся за границей), которые по всей вероятности активно контактируют с двумя другими группами.

 

Обе группы в то же время осознают, что свобода фантазии может быть лабораторным опытом, поэтому озвучивают свои идеи на публике и лично президенту только через рядовые фигуры, которыми можно пожертвовать.

 

Незамысловатость рассмотренных конструкций компенсируется масштабом рекламных кампаний и количеством вовлеченных персонажей.

 

В целом нынешний «съем реакции» и гипнотические манипуляции не новы и имеют десятки аналогов в мировой истории. Но общий настрой на изначально ущербную глобализованную модель экономики (работа в Казахстане, семья и деньги – в Швейцарии) сохраняют обе «команды». Именно это является плохим сигналом.

 

Ветер в горах

 

Основная проблема в том, что ни одна из представленных сил до конца не осознает, перед какими проблемами они окажутся, когда будут представлять Казахстан на международной арене против ведущих мировых держав. Сейчас группы «за преемника», «парламентаристы» и «третья сила» ведут неторопливую беседу с иностранными государствами в качестве представителей нынешнего президента, в том числе и обсуждая будущее Казахстана.

 

Когда эти группы станут сами определять внешнеполитические приоритеты, иностранные партнеры в обмен на поддержку нового режима, будут требовать немедленных и однозначных решений: тепличные условия чиновничества кончатся в одночасье. Общеизвестно, что президент Назарбаев и был архитектором нынешней внутриполитической системы и со-архитектором отношений со всеми основными контрагентами Казахстана на международной арене. Любая же новая властная группа будет отброшена назад к началу 1990-ых, в жесткий прессинг со стороны крупнейших международных игроков. И если группировки в Астане надеются, что их конечной целью является только приход к власти в Казахстане, то они заблуждаются. Надо еще будет удержаться на волне новых надежд во внутренней и внешней политике.

 

Не секрет, что политика многовекторности, которую эффективно применяет Казахстан сейчас, чрезвычайно раздражает многих сильных мировых игроков. Ведь слово «глобализация» является другим термином для империализма, просто более высокого порядка.

 

Внешнеполитическая же позиция новых руководителей будет иметь критическое значение для успеха. Внутриполитические силы в Казахстане перестали быть только внутренними. На страну  активно влияет мировое сообщество, а мы раскрыты перед глобализацией как жемчужница, выставив наружу слабые места. Зависимость же политико-экономических групп по большей части от  расположения президента ослабляет общую устойчивость.

 

Создается ощущение не «пирамиды власти», где каждый верхний ярус надежно опирается на каменную поддержку, а дерева, где на верхушке «Ак Орды» гроздьями висят «эффективные менеджеры», полностью полагаясь на решения президента.

 

Хотя казахстанские политико-экономические группировки в последние 7-8 лет сформировали уникальную модель государственного устройства – земляческий и племенной социализм. Данная схема позволяет нефтяным доходам методом капельного орошения доходить до активных слоев общества, а единожды попав «в обойму» (по земляческому или племенному принципу) чиновник как правило, выпадает из нее только в крайнем случае, в результате межклановых распрей.

 

Но данная схема жизнеспособна только на нынешнем этапе развития, и не выдержит реконструкции международных отношений Казахстана после смены власти. А пересмотр многих моментов неизбежен при новом режиме, в первую очередь это будут нефтяные контракты, государственные границы, членство в международных организациях и региональных блоках (включая Таможенный союз, ОДКБ). Именно об этом должны думать политико-экономическим элитам Казахстана, которые борются за право наследование нынешней власти.

 

Идеальный кандидат

 

Предполагать какого-либо умозрительного кандидата в преемники целесообразно только на основе ряда критериев. Базовые из них - сохранение нынешней структуры собственности активов, сохранение внешнеполитических приоритетов, гарантии безопасности другим властным группам, продолжение текущей внутренней политики. «Новичок» должен пользоваться одинаково высоким авторитетом во всех регионах и быть старше лидеров других казахстанских групп (старше 55 лет).

 

Также, преемником может быть человек, долго и хорошо знакомый со всеми элитами Казахстана с позиции вышестоящего и могущий вести равный диалог с лидерами соседних стран. Кандидат в преемники должен иметь безусловную поддержку казахстанских силовых структур, а также быть в приемлемых отношениях с основными центрами силы для Казахстана – Россией, Китаем, а также группами Ротшильдов, Рокфеллеров и Ватиканом.

 

Поэтому в перспективе на 2012-2014 годы, при более или менее плановых раскладах, наиболее вероятными преемниками президента Нурсултана Назарбаева является группа до 5 человек.

 

В силу солидного опыта и возраста преемник сможет сохранять нынешнюю систему какое-то время, однако будут вынуждены в пожарном режиме вводить изменения.

 

Элиты

 

Элита - неотъемлемая и важная часть любого государства. Она управляет обществом, заботится о его развитии, вырабатывая новые модели поведения. Основные подходы к элите следующие.

 

Аксиологический подход базируется на смысловом значении слова и подразумевает, что входящие в элиту лица обладают более высокими интеллектом, талантом, способностями, компетентностью по сравнению со средними показателями конкретного общества.

 

Например, Конфуций понятие правящей элиты раскрывал через социальные качества: «благородные мужи» следуют долгу и действуют в соответствии с законом, они требовательны прежде всего к себе самим, в отличие от простолюдин, которые заботятся только о личной выгоде. В соответствии с его теорией, соблюдение моральных норм давало право управлять.

 

Альтиметрический подход называет элитой тех, кто обладает реальной властью, без привязки к интеллекту и морально-этическим качествам. Здесь больше подходит подход Николы Макиавелли.

 

В обоих подходах только неустанная забота элит о развитии общества и государства могла легитимизировать их власть в глазах народа.

 

И тут возникает вопрос. Являются ли казахстанские политико-экономические группы «элитами»? Воспитывает ли элита будущих лидеров страны? Можем ли мы назвать какой-либо казахстанский вуз, госорган, регион – кузницей кадров для элит, которые видят смысл жизни в служении Родине?

 

Как отметил политический аналитик Амир Арынов, основная проблема казахстанских элит в том, что финансовые устремления своих групп они ставят выше государственных интересов.

 

Нельзя называть элитой группы, которые смысл жизни видят в концепции «взять денег и эмигрировать». Нельзя называться казахстанской элитой, планируя уютную старость на берегу Средиземного моря. А значит нельзя ожидать-требовать-просить поддержки у народа Казахстана, если не связывать будущее только с этой землей, ее прогрессом и памятью предков. Кого-то удивляет разгул перестрелок, детского и подросткового бандитизма, воровства, педофилии в нашей стране? Просто рядовые граждане берут пример с элит, что можно вести себя как угодно, и не отвечать за поступки. И можно быть выше закона.

 

Времени мало, но оно есть. Надо начинать воспитание умных, образованных, отважных государственных менеджеров с высокой моралью. В этом предложении нет никакой инновации, на которой можно украсть деньги, но это единственный и очевидный рецепт выживания страны. Тяжкий, почти каторжный труд воспитания собственных элит, через который прошли все без исключения государства, добившиеся успеха.

 

Наивно полагаться на помощь извне, никому в мире сильный Казахстан не нужен. А торговым и политическим партнерам Казахстана нужна соглашательская политика, продажные чиновники и народ, занятый выживанием, а не творчеством.

 

Народ Казахстана пожертвовал недрами земли, отдал их иностранцам почти навсегда, чтобы ограниченное меньшинство неограниченно разбогатело. Готовы ли казахстанские элиты пожертвовать всем, чтобы сделать казахстанцев счастливыми? Готовы ли элиты вернуть свой долг народу?

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики