Репортаж из Южно-Казахстанской области, где готовятся объявить режим ЧС
О жадности и о реке
ФОТО Данияра Молдабекова

Данияр Молдабеков, Алматы - Шымкент, Vласть

В начале июня 2017 года несколько информагентств рассказали о небольшом поселке Ак-Кала Сайрамского района Южно-Казахстанской области (ЮКО). Через поселок проходит река Аксу, а около неё расположен скотомогильник - потенциальный очаг распространения сибирской язвы. Река в последние годы изменила русло, и приблизилась к скотомогильнику, расположенному на самом берегу. В акимате Южно-Казахстанской области эту ситуацию рассмотрели только в начале сентября, спустя три месяца после ее возникновения. Было принято решение – выделить 101,2 млн тенге на строительство 1,5 километров дамбы. Кроме того, местный акимат поставил вопрос об объявлении ЧС. Съездив в Южный Казахстан, чтобы посмотреть как чиновники и надзорные органы исправляют ситуацию на деле, репортер Vласти обнаружил, что очаг сибирской язвы – лишь вершина айсберга, а реке Аксу грозит экологическая катастрофа из-за активной добычи песчано-гравийной смеси (ПГС).

«Там же люди живут»… «Международная проблема» в Каракутском сельском округе?

В Сайрамском районе ЮКО, где большинство жителей составляют узбеки, готовят, возможно, лучший плов в стране. Село Аксукент, центр района, кажется, состоит только лишь из солнца, зелени и дыма, валящего из казанов. Сегодня (11 октября) здесь очень жарко, воздух раскален. На узких сельских улицах много машин. Вдоль узких сельских улиц – много кафе. В них будут спасаться от жары ташкентским чаем. Самое популярное кафе – «Центр плова». Там обедают все – чиновники, прокуроры, полицейские, рабочие, дальнобойщики, водители грузовиков, спортсмены…

«Центр плова» – заведение популярное, но «есть и лучше», как говорит Бакытжан (имя изменено – V), местный житель и большой патриот казахского Юга. Он обещает показать «настоящий ресторан». «Смотри, сейчас октябрь да, а все в футболках. Где еще так будет? Я много по стране ездил, у вас в Алматы был, мне не понравилось. Суеты много. Здесь, смотри, как хорошо», - говорит он, выходя на веранду ресторана после сытного и по алматинским меркам невероятно дешевого обеда. Перед его осоловевшим от водки взглядом – центр торжеств: несколько каменных зданий, стоящих плотно друг к другу. Над двором, вымощенным брусчаткой, нависают ветви деревьев. В центре двора стоят огромные, в два этажа, шесты, положенные крест на крест, напоминающие алтыбакан – казахские качели. Но на деле это танцевальная площадка. Мимо – вишенка на торте – течет река Аксу. Этот берег – именно этот берег – укреплен камнем и слышно, как об него бьется вода. «Видишь, нормально же все? А ты за экологию переживаешь. Вон, течет же твоя река. А то, что гравий – так его тут до..я (очень много). Съездишь, посмотришь – он там везде вдоль Аксу валяется. Это, пойми, выгодно же. Вот человек, например, живет простой, ему что-то построить надо. Где материал взять? Здесь же можно. Причем дешево. Камаз гравия – можно за 70-100 тысяч сторговаться. Ты вот где такую цену найдешь? Это выгодно», - твердит Бакытжан.

Он соглашается показать несколько карьеров, где добывают гравий. Его машина подъезжает к первому из них не вплотную, а останавливается поодаль, метрах в ста от шлагбаума. За ним кипит работа – гудят экскаваторы и дробилка. И охранник идет к шлагбауму, едва завидев незнакомцев. Он говорит, что не знает, как называется компания, которая ведет работы. Из-за его спины вырастает густое облако пыли, поднятое проехавшим по территории карьера грузовиком. Огромная разница в сравнении с каменной свежестью ресторана, оставшегося в другой части реки.

Путь ко второму карьеру, расположенному чуть ниже первого, помогает найти местный житель. Его, этот карьер, почему-то опасаются. Ни местный житель, ни Бакытжан не хотят подходить к нему близко. «Тут реально же закопать могут, брат. Это же Юг», - говорит Бакытжан. «Это же Юг», - это его любимая фраза. Здесь вообще любят рассказывать о своей области, городе, округе, селе. Причем в ярких, щедрых тонах: и мяса у них больше, и нефти, и пробок на дорогах, и расправ, начинающихся хлопком багажника. Но, когда дело доходит до второго карьера, слова заменяет скупой жест: мол, вон туда иди...

Там, вниз по размытому, рыхлому берегу работает экскаватор. Местами, довольно часто, встречается мусор.

Берег кажется очень широким. «Раньше, еще в начале нулевых годов, ширина реки Аксу составляла 40-50 метров, сейчас – около 200-300 метров. Берега, все берега, могут развалиться. А они (добывающие компании – V) туда заходят. Сейчас надо срочно укреплять берега – поставить дамбы, бетонные плиты», - подтверждает догадки, связанные с шириной реки, руководитель Южно-Казахстанской региональной инспекции геологии и недропользования Тлеухан Джумагулов, подчеркивая, что «там же люди живут».

Метаморфозы, происходящие с рекой, здешние чиновники связывают в основном с добычей ПГС. Добыча ископаемых якобы привела и к ситуации с очагом сибирской язвы – скотомогильником советских времен, расположенном на берегу реки Аксу. «На берегу реки Аксу на расстоянии 18 метров на 117 квартале Карамуртского сельского округа Сайрамского района расположен скотомогильник (захоронение очага "Сибирской язвы") который был забетонирован и огражден в 1987 году. Тогда же было возведено железобетонное ограждение от смыва берега реки Аксу. Из-за обильных осадков в текущем году и незаконной добычи песчанно-гравийной смеси, река Аксу изменила свое русло, смыла построенную дамбу и начала подмывать берег реки в направлении скотомогильника», - говорится в ответе акима Сайрамского района Бактияра Мамаева на запрос Vласти.

Всего, как сообщили в акимате, в Сайрамском районе находится 20 скотомогильников с очагом сибирской язвы. Но самый опасный – тот, что в Каракуртском сельском округе. «Если вот эта сибирская язва сейчас откроется, то это не только районный масштаб будет! Эта река идет в Арыс, она впадает в Сырдарью, а она идет в Арал. Это – граница с Узбекистаном. Тут уже международный скандал, международная проблема будет!», - сетует руководитель отдела предпринимательства Сайрамского района Шухратулла Убайдуллаев.

Легенда о юноше, победившем дракона

Шымкентский историк и краевед Омирбек Шыныбекулы рассказывает местный миф. Он, среди прочего, является хорошей метафорой, связующей легендарное прошлое и весьма реальное настоящее.

«Давным-давно на берегу реки Аксу жил трехглавый дракон. Он не давал покоя местным жителям, и в день съедал трех баранов, двух девушек и двух парней. Жила в том месте и старуха. И была у нее единственная дочь. Только ее не съел дракон. Но пришло и ее время. Народ подготовил баранов, девушку, но парней в деревне совсем не осталось. Где же теперь его взять, думал народ, как вдруг им встретился молодой парень на жеребенке. Он сказал девушке:

- Зарежь трех баранов и иди к дракону, я сильно не задержусь, пойду сразу за тобой.

Как только дракон покончил с тремя баранами и уже намеревался съесть девушку, парень на скаку вонзил свой меч ему в брюхо. Разорвав ему сердце, парень убил дракона, но и сам погиб. Собравшийся народ увидел, что жеребенок джигита скачет вдоль побережья реки. Чтобы сохранить память о юном герое, это место стали называть Аксу жабағылы – Жеребячья река», - такую историю рассказал Омирбек-аға.

«Аксу жабағылы» – это первый казахстанский природный заповедник. Он был организован постановлением Совета народных комиссаров Казахской АССР в 1926 году. Через пять лет к заповеднику присоединили каньон реки Аксу. Эта река – гордость региона, и ее надо спасти, как когда-то спасли девушку, шедшую на заклание дракону, уверен историк – старожил.

Другой вопрос – кто будет это делать?

«У нас нет полномочий»

О водах реки Аксу, подбирающихся к скотомогильнику с очагом сибирской язвы, стало известно еще в начале июня. Сообщалось, что река изменила русло. В интервью агентству «Хабар» одна из местных жительниц жаловалась: «Здесь много карьеров. Они копают землю, еще снег в горах тает. Воды много и она уже подступила к скотомогильнику, где захоронены животные, зараженные сибирской язвой».

Руководитель ветеринарного отдела Сайрамского района Рыскул Есполай в интервью тому же «Хабару» сказал: «Речку Аксу смывает в сторону захоронения. Раньше здесь был защитный железобетонный блок, а сейчас они убраны, сняты чужими людьми, кто использует этот карьер, создаются опасные условия».

В целом же об участившихся, прямо вредящих природе случаях добычи общедоступных полезных ископаемых говорили еще раньше, например, два года назад – в южно-казахстанской прокуратуре: «В последнее время участились случаи самовольной добычи природного песка, камня, грунта и других видов общераспространенных полезных ископаемых, о чем свидетельствуют многочисленные обращения граждан. При этом имеют место факты самовольной добычи полезных ископаемых под видом добросовестного землепользования, этими действиями наносится значительный ущерб не только материальным интересам государства, но и экологической обстановке региона, поскольку добыча зачастую проводятся вблизи и на территории водоемов, на землях лесных хозяйств и сельскохозяйственного назначения».

Тогда же, в 2015 году, Tengrinews цитировал на тот момент акима ЮКО Бейбута Атамкулова, который, говоря в целом о добыче общедоступных ископаемых, подчеркнул: «Вы знаете плачевное состояние русел рек. Это будет экологическая катастрофа. Такая огромная незаконная выемка грунта произведена, что вода просто исчезает и уходит под землю. Сейчас многие жилые дома находятся просто на грани обрушения. Если завтра произойдет небольшое землетрясение, то эти грунты скатятся и целые массивы рухнут вместе с людьми. Все это происходит при бездействии органов, которые должны контролировать. Я бы хотел обратить внимание на полное попустительство со стороны акиматов».

Наконец, два года спустя, эту тему вновь подняли в акимате ЮКО. На этот раз – новый глава области Жансеит Туймебаев. Как сообщила пресс-служба акимата ЮКО, Туймебаев, «поручил принять строгие дисциплинарные меры в отношении лиц, которые не предотвратили или не пресекли факты незаконного использования недр земли». «При этом также будет проведена проверка на соответствие деятельности акимов сельских округов и участковых инспекторов полиции», - добавили в акимате ЮКО.

Словом, эта тема поднимается из года в год. Как правило, областные власти призывают местные, районные и сельские акиматы тщательнее следить за работой карьеров. Там, в свою очередь, ссылаются на областные власти.

«У нас нет полномочий, чтобы что-то привлечь (к ответственности – V). Есть, например, в области земельная инспекция, департамент экологии, департамент природопользования и т.д. Они выдают контракт и они контролируют», - говорит Шухратулла Убайдуллаев из акимата Сайрамского района.

Раньше разрешение на добычу выдавали «Южказнедра». Затем эту функцию передали областному акимату. «Тогда раздали 100-200 контрактов, начиная с 2000 года. Теперь опять хотят отдать [эти функции] в "Южказнедра". А природу уже не восстановить. Там, знаешь, какие заросли были в устье этой реки! Ничего не осталось», - говорит Убайдуллаев.

Он говорит, что их, представителей местного акимата, «туда (к карьерам – V) даже не пускают». «Туда нужно с санкции заходить. С прокуратуры, например. У нас нет права проверять. С нашей стороны, если какое-нибудь незаконное действие они (добывающие компании – V) ведут, мы сразу сообщаем в область и местной полиции. Местная полиция, бывает, уже камазы останавливает. Я уже не буду говорить о дорогах… Вот, например, то же село Ак-кала. Где этот очаг (сибирской язвы – V). Там камазы ездят с прицепами. Добывают гравий, берега обваливаются. Метров на пять река, наверное, уже вниз ушла», - говорит Убайдуллаев.

По его словам, акимат ЮКО, среди прочего, написал письмо в местную полицию, «которая контролирует (ситуацию с очагом с сибирской язвой – V)». «Там есть круглосуточный [контроль], один человек закреплен, он постоянно там находится», - сказал Убайдуллаев.

Но «на месте», около очага сибирской язвы, никакого человека не оказалось. Возможно – он просто не спешил.

Как не спешили, например, в акимате ЮКО, где знали об этой – на самом деле, комплексной – проблеме очень давно. Что же касается реакции главного исполнительного органа конкретно относительно очага сибирской язвы, то она, как нам сообщили там же, в акимате ЮКО, выглядела примерно так: ситуация со скотомогильником была впервые рассмотрена 5 сентября, три месяца спустя после первых новостей; в тот же день аким поручает нескольким управлениям области провести берегоукрепительные работы, чтобы избежать ЧС. Никаких следов работ по укреплению берега на месте обнаружить не удалось.

Режим ЧС, как удалось узнать накануне, будет, наконец, объявлен только 24 октября.

Но он вряд ли решит более широкую проблему – с добывающими компаниями, которые, если верить местным властям, нередко «крадут» ископаемые за пределами территорий, которые оговорены контрактами.

«Если бы они (добывающие компании V) работали на своей территории, которая предусмотрена контрактом, такого бардака бы не было. Если бы они не воровали (гравий – V), то с речкой все нормально было бы. Они там гравий отрабатывают, где не положено, а это может привести к загрязнению. За счет гравия происходит естественная фильтрация воды, а там местами его совсем на дне не осталось, а осталось только глина, которая пропускает грязь. Потом люди могут отравиться. Тут даже если не брать в расчет очаг сибирской язвы, все равно – загрязнение», - уверяет руководитель Южно-Казахстанской региональной инспекции геологии и недропользования Тлеухан Джумагулов.

Наличие проблемы, наконец, признал и новый аким области Туймебаев. На упомянутом совещании он сказал: «В области заключены соглашения с 166 юридическими недропользователями. Однако, лишь 65 земельных участков оформлены в виде карьера, а оставшиеся 101 земельных участков стоят на учете в качестве земель сельскохозяйственного назначения. Поручаю провести проверку и обратить особое внимание на законность использования земельных участков недропользователями и законность выдачи этих документов».

Однако, как было сказано выше, примерно в том же духе высказывался экс-глава региона Атамкулов. И это было два года назад. «А природу уже не восстановить».

Vласть направила и готовится направить запросы относительно ситуации вокруг реки Аксу компаниям, работающим вдоль ее русла, и рассчитывает получить их комментарии в ближайшее время.

Продолжение следует.

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...
Просматриваемые