Эксперты считают логичными обозначенные президентом в его послании меры по трансформации экономики, но ждут конкретики от правительства

Дмитрий Мазоренко, Vласть

В понедельник президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выступил с посланием к народу, где обозначил основные векторы экономической политики, которой будет придерживаться правительство в борьбе с кризисом. Экономисты Касымхан Каппаров и Галим Хусаинов в комментариях для Vласти утверждают, что эти векторы логичны и правильны, но ожидают подготовки конкретных мер по трансформации экономики.

Касымхан Каппаров, экономист

Основной вывод послания в том, что правительство, в первую очередь, будет ориентироваться на экономический рост, и вся экономическая политика будет выстраиваться для его поддержания. Но в нынешнем положении это затруднительно. У нас нет достаточного объема инвестиций и государственные расходы тоже сложно повышать, наоборот, правительство планирует провести их оптимизацию. Потребительский спрос частично будет стимулироваться за счет увеличения социальных выплат, но они компенсируют только уровень потерь в этом году, произошедших из-за девальвации и инфляции. То есть, инфляция будущего года в этой мере не заложена.

Основной проблемой в ближайшем будущем станет удержание инфляции и предоставление тенговой ликвидности для предприятий. Насколько видно из послания, ликвидность будет понижаться для удержания инфляции. Как это планирует делать правительство – непонятно, потому что, с одной стороны, нужно будет удерживать инфляцию, а с другой – поддерживать рост экономики. На каком-то этапе, наверное, придется выбирать одно из двух.

Понятно, что в следующем году инфляция будет выше, чем в этом, потому что корректировка обменного курса еще не отразилась на ней. Инфляция начала проявляться лишь в последние 2-3 месяца. И по темпам экономического роста все крупные международные организации склоняются к тому, что они в 2016 году будут минимальным - 1-2%. И в самом послании прозвучал момент, что мы не знаем, какой сложится ситуация в следующие годы – улучшится она или нет. Возможно, в 2017 году она будет хуже, чем сейчас. Поэтому строить прогноз о том, достижим ли ориентир по экономическому росту в 5% - довольно сложно. Конечно, главная цель сейчас – войти в 30 государств по уровню доходов, но без экономического роста это невозможно. Поэтому, чтобы его достичь, нужно найти источники. И при нынешних ценах на нефть сделать это будет сложно.

По поводу увеличения обрабатывающей продукции в структуре экспорта можно ставить любые задачи, но нужно понимать, что мы нефтезависимая страна. Это яркий пример голландской болезни, когда обменный курс негативно влияет на рост обрабатывающей промышленности. И это видно по структуре экспорта, как она менялась в последние 15-20 лет. Раньше доля перерабатывающей промышленности была выше. Сейчас у нас рекордная доля минеральных ресурсов в экспорте. И, несмотря на все заявления правительства, экономика становится более зависимой от нефти и минеральных ресурсов. Чтобы снизить долю этих составляющих, нужно проводить кардинальные реформы, которые не были озвучены. Вся нынешняя экономическая модель подстроена под производство и экспорт минеральных ресурсов. Чтобы начать развивать обрабатывающую промышленность, нужно начать перестраивать всю фискальную и монетарную политику, весь экономический курс. То, что прозвучало в послании, там нет никаких кардинальных мер, только косметические и антикризисные решения.

Президентом правильно было озвучено направление на снижение государственных активов в экономике через приватизацию. Но, опять же, по опыту стран, где она проводилась, приватизация делает миллионеров миллиардерами, а бедное население остается незадействованным. Эта мера обоснована на этапах первичного накопления капитала, но чтобы развивать средний класс, приватизация в этом не поможет. Можно было бы сделать немного по-другому – проводить объекты для приватизации через аудит и постепенно выводить через фондовую биржу. Как бы в продолжение программы «Народное IPO». Тогда и процесс будет более прозрачным. Президент же озвучил, что приватизация у нас реализуется в рамках легализации, чтобы легализовать средства и вернуть их в страну. На самом деле там не стоит цели развивать средний класс или повысить эффективность активов.

В послании также вновь прозвучала здравая мысль, что средства Нацфонда не должны выделяться на поддержание неэффективных предприятий и отраслей. Теперь из Нацфонда будут выделяться только гарантированные трансферты в бюджет, а целевых трансфертов не будет. Но, с другой стороны, прозвучало и то, что ЕНПФ будет менять модель управления – ими будут управлять частные компании, в том числе и иностранные. При этом может быть реализована модель, когда ЕНПФ сольют с Нацфондом. Это будет «Норвежская модель». Её реализуют, если посчитают, что пенсионного фонда уже недостаточно для выполнения обязательств. И тогда нагрузка будет перенесена из госбюджета на Нацфонд. Будет введена новая функция по выплате пенсий, то есть солидарная пенсия может выплачиваться из Нацфонда.

Чтобы изменить структуру экономики, нужно задуматься о защите инвесторов, и для этого нужно провести правовую и судебную реформы. Это как раз одно из направлений, заявленных президентом в «100 конкретных шагах». Также должен быть проработан закон о банкротстве. Банкротить предприятие должно стать выгоднее, чем содержать его бездействующим. И третье, нужно навести порядок в банковском секторе – повысить его прозрачность и эффективность за счет повышения конкуренции. Но так как мы вступили во Всемирную торговую организацию, то финансовый сектор тоже должен либерализоваться, и в него смогут заходить иностранные игроки, если им будет это интересно.

В плане притока иностранных инвестиций также важно понимать, что все, что было привлекательным для иностранцев – продали еще в 90-х. Сейчас остались активы, которые не привлекают их. Плюс к ним добавляются валютные и политические риски. И пока эти моменты не будут решены, будет очень сложно привлечь иностранцев, потому что налоговая нагрузка не является самым большим препятствием для них. Инвесторы готовы приходить и платить налоги, если им будут обеспечены права. И в этом плане перед правительством стоит задача присоединиться к Организации экономического сотрудничества и развития и привести всю законодательную базу под их требования, сделав её понятной для иностранцев.

В целом, привлечение иностранных инвестиций – путь развития всех развитых государств, потому что это не только приток денег, но и технологий, не говоря уже о возможности развивать человеческий капитал. Понятно, что Казахстану выходить на международный рынок со своей компанией будет очень затратно. К примеру, в Японии, не имея самолетов под своим брендом, они собирают 40% комплектующих самолетов Boing. В этом плане инвестиции стоит расценивать так, что Казахстан станет частью глобальной цепочки производства товаров. И нужно стремиться к тому, чтобы наше участие в этой цепочке было максимально интеллектуальным, а не ресурсным, как это происходит сейчас.

Для развития внутренних инвестиций президентом была озвучена мера по изменению налогового режима, чтобы стимулировать выход из теневой экономики, которая составляет 25% от всей экономики. А второй инструмент – легализация вместе с приватизацией. Другой момент, что у нас довольно маленький размер среднего класса, и нужно стимулировать его развитие, поскольку население не имеет средств для инвестирования. Хотя во всем мире принято, что реализацию крупных инфраструктурных проектов государство всегда финансирует за счет выпуска внутренних облигаций. И нужно думать в этом направлении. Источник инвестиций для инфраструктуры должен быть внутренний.

Галим Хусаинов, генеральный директор BRB Invest

Те моменты, которые обозначил президент относительно разгосударствления, логичные и правильные - это приватизация гособъектов, сокращение числа стратегических объектов, выведение Единого накопительного пенсионного фонда и Фонда проблемных кредитов из-под управления Национального банка. Эти вещи напрашивались уже давно. Но, я думаю, что самое главное – это качественное исполнение всех этих поручений. Если его не будет, то эти меры никакого эффекта не дадут.

Возьмем ЕНПФ. Если создадут госструктуру, которая будет так же подчиняться правительству и решать их задачи, то сути это не изменит. Национальный банк сейчас не имеет независимости в решении задач, поэтому, когда говорят вывести из-под его контроля ЕНПФ, это говорит о необходимости полной смены структуры управления. И нужно сделать так, чтобы деньги ЕНПФ работали в конкурентной среде и управлялись лицами, которые имеют в этом опыт и наилучшую практику. И, скорее всего, идея разделения ЕНПФ между частными управляющими компаниями была бы более актуальной. Если бы портфелем управляли отобранные на конкурсной основе инвестиционные компании, и те компании, которые показывали бы хорошие результаты, получали большую долю портфеля, это бы оживило фондовый рынок и позволило оптимизировать прибыль. Сейчас же ЕНПФ больше выполняет роль источника финансирования некоторых банков и государственных программ. И это не реализация желаний Нацбанка – это желание правительства.

Теперь по поводу приватизации. Просто все продать, то есть обозначить какие объекты должны быть проданы – это не проблема. Проблема найти тех, кто все это купит. Президент сказал, что все должно быть продано по рыночной цене. Но в Казахстане сейчас нет инвесторов, которые могли бы потянуть государственные объекты. У них нет денег. Возьмем, к примеру, промышленную группу, которая решила приобрести объект. Им все равно для этого нужны кредитные средства, либо рассрочка от государства, а с этим сейчас сложно. Соответственно, здесь вся надежда на иностранных инвесторов, которые придут сюда с дешевыми деньгами и будут покупать. Но, пока что, учитывая нисходящий тренд нашей экономики, инвесторов таких тоже будет немного.

Плюс есть проблема с инвестиционным климатом. Для начала его следует полностью пересмотреть и поменять, и начать менять то, что гарантированно даст положительный денежный поток, необходимый инвесторам. Инвестор всегда смотрит на риски и прибыль, которую он получит. Соответственно, чем выше риски, тем больше прибыли он должен получить. Казахстан в этом плане не такой надежный. И у нас практически нет активов, которые могли бы приносить большую доходность. В этой связи, здесь достаточно сложно структурировать сделки, либо нужно будет снизить стоимость наших объектов.

С другой стороны, важно понимать, какую цель ставит государство перед приватизацией. Если цель – пополнить бюджет за счет продажи госактивов, то эта цель сейчас сложно реализуема. Если они хотят просто передать активы в частные руки для более эффективного управления, то это другая задача. Тогда их рыночная стоимость не важна, и нужно определить такую цену, чтобы просто суметь продать. Или же цель может заключаться в том, чтобы предприятия росли, повышали налоговую базу, и государство за счет этого получало дивиденды. Цель станет понятна после прочтения антикризисной программы, потому что послание – это более стратегический документ.

Говоря об инфляции и экономическом росте, нужно понимать про какую среднесрочную перспективу говорится – 5, 7 или 10 лет. Ближайшие год-два говорить об инфляции в 4% - сложно. Также сложно говорить об экономическом росте в 5%. Скорее всего, президент имел ввиду, что через 5 лет нужно будет вернуться к экономическому росту в 5%.

Здесь, соответственно, должно быть качественное изменение структуры экономики, потому что мы понимаем, что за счет нефтяных доходов экономический рост уже не обеспечить. Должен быть найден новый локомотив, который позволит обеспечить рост в 5%. Плюс инфляция. Инфляция в 4% очень слабо коррелирует со свободным плаванием тенге (в нынешних условиях – V).

Казахстан сам по себе – это страна, которая большую часть потребительских товаров импортирует. И если тенге будет постоянно обесцениваться, то в такой ситуации говорить об инфляции в 4% очень сложно. Грубо говоря, когда мы импортировали при 200 тенге, а потом при 300, то импортные товары подорожали на 50-60%. Соответственно, это все влияет на инфляцию. Для того, чтобы обеспечить этот уровень инфляции, нужно стабилизировать тенге и определить механизмы, благодаря которым он может быть прогнозируемым.

У нас говорят, что в Казахстане нужно реализовать программу по импортозамещению. Но это очень сложно. К примеру, в Америке есть большие транснациональные компании. Естественно, мы с ними конкурировать не сможем. В любом случае, мы будем импортировать большинство продуктов. В том числе и из России - там промышленная продукция более разнообразна, чем в Казахстане.

По налоговой части, насколько я понял, вместо НДС все же планируют ввести налог с продаж. Это очень негативно скажется на экономике. Мне кажется, президенту расписали плюсы, но не расписали минусы. Налог с продаж в таком виде, в котором его сейчас предлагают вводить, (облегчит доступ – V) импорту в Казахстан. Импортные товары не содержат косвенных налогов. А наши производители будут его уплачивать во всей цепочке производства. Получается, мы не будем поддерживать наше производство, а просто дадим российским товарам занять нашу нишу за счет этого налога, поскольку их производители будут платить его лишь однажды - при ввозе в Казахстан. А наши же предприятия, чтобы произвести товар, будут покупать несколько других. И пока до конечного потребителя дойдет, будет 4-5 переделов с учетом посредников. Это повысит налоговую составляющую в стоимости продаж.

То же самое касается экспорта. Наши экспортные товары также будут содержать налог с продаж. Когда мы выйдем на российский рынок, то там существует НДС, и наши предприятия еще сверху будут платить этот НДС. Налоговая система между нашими странами выходит несинхронной. Это особенно невыгодно в контексте России, потому что мы в едином экономическом пространстве и из-за этого опять начнем думать, каким образом поддерживать наших товаропроизводителей в условиях разных налоговых систем. В этой ситуации, наоборот, нужно сближать налоговые системы таким образом, чтобы они были похожими и создавали равные условия.

В налоге с продаж очень много минусов, и если его введут, уберут льготы, то это не понижение налоговой нагрузки, а повышение, потому что у нас налоговые органы смотрят только на отдельные примеры. Возьмут, вырвут из контекста субъект малого предпринимательства, и окажется, что для него налоговая нагрузка снизится. Понятное дело, что для парикмахерской она станет ниже, но надо смотреть на глобальную цепочку. Нельзя из контекста вырвать один субъект и смотреть только на него. Они не понимают, что когда малый предприниматель покупает продукцию для своего производства, в нем уже содержатся налоги, которые нужно отслеживать по всей системе в целом. Это одно из самых непонятных решений. С остальным я, в принципе, согласен - нужно приватизировать активы, решать проблемы с кредитами и очищать банковскую систему.

Репортер интернет-журнала Vласть

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...