Как проблемы истощающихся месторождений и слабой прозрачности добывающего сектора остались нерешёнными
  • 13625
Почему Кодекс о недрах не решает проблем и не повышает прозрачность нефтяного сектора?
Фото Марии Гордеевой

Алтынай Ахметова, специально для Vласти

В Казахстане вступил в силу новый кодекс «О недрах и недропользовании, пришедший на смену закону «О недрах и недропользовании». Документ условно поделен на две части – регулирование в сфере углеводородного сырья (УВС) и твердых полезных ископаемых (ТПИ). По оценкам экспертов, реформы могут активизировать геологоразведочные работы в нефтегазовом секторе. Однако текущие проблемы, связанные с падением добычи на нерентабельных, истощающихся, нефтегазовых месторождениях остаются нерешенными. Как и проблемы доступа к информации о конечных собственниках активов в добывающей отрасли.

Положение дел в нефтегазовой отрасли

Низкие темпы геологоразведки и истощающиеся месторождения, требующие инвестиций для повышения нефтеотдачи и экономической эффективности, остаются основными проблемами нефтегазового сектора Казахстана. Республика значительно отстает от передовых стран стран по объемам разведки, отмечает генеральный директор юридической фирмы Avantgarde Group Руслан Мухамедов, принимавший участие в разработке нового кодекса.

«Согласно данным министерства по инвестициям и развитию, в Казахстане на каждый квадратный километр приходится $7 инвестиций в геологоразведку, в то время как в Канаде около $203, в Австралии – $167. Мы в разы отстаем по приросту запасов, а большинство открытых в советское время месторождений розданы действующим недропользователям», - говорит Мухамедов.

Для активизации геологоразведки стране необходимо стимулировать малые и средние компании, присуждая им налоговые льготы. Так как крупные транснациональные компании интересуются только большими проектами, малые нефтегазоносные поля остаются неразведанными, объясняет экономист Жарас Ахметов. При этом снижение расходов на разведку критично именно для малого и среднего бизнеса, так как для крупных иностранных игроков подобные затраты в Казахстане остаются незначительными.

«Такие затраты растворяются в глобальных расходах, которые они несут по всему миру и компенсируются глобальными доходами, которые они имеют. Для малых и средних компаний, которые пытаются заниматься геологоразведкой, это существенные расходы, которые в случае неудачи они ничем не могут компенсировать. Для них это очень высокие риски. Любое снижение рисков будет стимулировать их к геологоразведке», - отметил Ахметов.

Месторождения нефти на поздней стадии разработки или разрабатываемые на пределе рентабельности нуждаются в технологиях для повышения экономической эффективности и снижения себестоимости нефти. Это критично при текущих ценах на нефть и наличии обязательств по поставкам на внутренний рынок. Проблема затрагивает не только малые и средние компании, но и крупные по казахстанским меркам добывающие предприятия.

«Это проблема для «Озенмунайгаза» (компания входит в состав РД КМГ – V), на месторождении «Каражанбас» в Мангистауской области. Проблема многих полей в Атырауской и Актюбинской областях», - говорит Ахметов. «Пока стимулов, особенно после падения цен на нефть, заниматься такими месторождениями и их развитием – нет. Они дают достаточно небольшой объем добычи. Поэтому всё, что направлено на стимулирование повышения нефтеотдачи пласта, снижение обводненности – это капитальные расходы, внедрение новых технологий – должно приветствоваться», - добавил экономист.

Основная добыча нефти в Казахстане, по оценке Ахметова примерно три четверти, приходится на крупные компании РД «КазМунайГаз», «СНПС-Актобемунайгаз» и месторождения Тенгиз, Карачаганак, Кашаган. Тогда как малые и средние месторождения дают 20-30% от общего объема производства. Согласно прогнозу рейтингового агентства Fitch, в 2025 году доля трех крупнейших месторождений Тенгиз, Кашаган и Карачаганак в общем объеме добычи достигнет 75%, увеличившись с 50% в 2015 году.

Войти
У вас уже есть аккаунт? Войдите
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики