«Добра не смыслишь — так худа не делай» — эксперты о создании Центробанка для ЕЭС

Дмитрий Мазоренко, Vласть

Создание Центрального банка Евразийского экономического союза отложили до 2025 года. Эксперты уверены, что единый банк в этом интеграционном объединении нужен, но подход к его созданию и формированию функций пока оставляет желать лучшего. Vласть с помощью экспертов попыталась разобраться в этом вопросе.

Хроники заявлений

По проекту соглашения о требованиях для осуществления деятельности на финансовых рынках государств-участников Евразийского экономического союза от 14 января, к 2015 году было решено создать единый центральный банк. Очевидно, что такая новость, а главное — сроки создания такого ведомства вызвали массу вопросов у экспертов.

Впрочем, в конце марта вице-премьер России Игорь Шувалов сказал, что создание откладывается до 2025 года. Кроме того, Шувалов объяснил, что Центробанк ЕЭС будет играть примерно такую же роль, как Центробанк Евросоюза. При этом, нацбанки стран-участников ЕЭС будут действовать и дальше, но они передадут некоторые функции общему ЦБ. Но нужно понимать, что функционал ЦБ Евросоюза в большей степени направлен на управление и регулирование валютной политики. А это закономерно ставит вопрос о создании единой валюты.

Но уже в апреле первый заместитель премьер-министра Бакытжан Сагинтаев заявил, что никакой единой валюты не будет, а ЦБ Евразийского союза не станет прообразом ЦБ Евросоюза, он лишь возьмет некоторые функции у нацбанков стран-участников ЕЭС. Кроме того, он отметил, что Казахстан, как и другие страны ЕЭС, может блокировать решения, которые противоречат его интересам, что создает дополнительную защиту для суверенитета страны.

Но множество экспертов все еще сомневается, что создание ЦБ стоит обсуждать сейчас, и вообще что процесс создания пройдет гладко, без ущемления чьих-либо интересов.

Целесообразность и степень влияния

Политолог Василий Мисник пояснил, что целесообразность этого Центробанка, где страны-участники ТС могли бы согласовывать валютную политику, можно оценить положительно: «Теоретически это должно позволить вывести данную тему из области политических спекуляций в угоду сиюминутной конъюнктуре в область отработки согласования моделей валютного и финансового развития стран ТС».

Степень влиятельности этого регулятора, по словам политолога, должна определяться качеством решений, которые структура предлагает. Но, по факту, она будет зависеть от системы политических и экономических «сдержек и противовесов».

Эксперт ОФ «Центр экономических исследований, оценки и мониторинга» Шолпан Айтенова уверена, что говорить о создании ЦБ ЕЭС нужно не сразу, а по истечении нескольких лет работы объединения.

«Например, старт европейской интеграции был дан в 1950-1960 годы, Центробанк был создан в 1998 году, а единые финансовые регуляторы — европейские комитеты по страхованию, рынкам ценных бумаг и банковские контролеры были созданы в начале 2000-х».

Айтенова отметила, что перед созданием ЦБ и добровольным ограничением своих суверенных прав, которые и были переданы в ведение наднациональных институтов, страны ЕС долго достигали взаимодоверия. По такому же пути должен пойти и ЕЭС.

Функционал

Василий Мисник уверен, что наиболее очевидная задача для Центробанка ЕЭС — создание и поддержание международной расчётной единицы, привязанной к корзине валют стран-членов ТС:

«Таких аналогов создано немало. Причём они достаточно отличаются друг от друга, что дает определённую свободу в выборе модели опираясь на устанавливаемые цели».

Главный аналог — это европейская валютная единица (ECU/ЭКЮ), которую ввели в 1979 году и упразднили в конце 1998, заменив на полноценную валюту — Евро. ЭКЮ во многом имела характеристики настоящей валюты, но, тем не менее, служила обобщённым представителем корзины валют стран, входивших тогда в европейскую валютную систему. Она была введена только в безналичный расчет. Тем не менее, хотя частного сектора в некоторых странах ЭКЮ выпускались в виде монет, облигаций и государственных займов.

«Но, в качестве примеров следует иметь в виду, как желательные, так и нежелательные свойства, азиатской валютной единицы (AMU), специальных прав заимствования (SDR) и даже переводного рубля стран-членов Совета экономической взаимопомощи», — поделился эксперт.

Второстепенными задачами Центробанка ЕЭС, по мнению Мисника, может выступить согласование параметров эмиссионной, кредитной и налоговой политики, причем не только центральных банков стран-участниц, но и соответствующих министерств в их правительствах — и обеспечение доступа бизнеса к трансграничным финансовым ресурсам.

Риски

Шолпан Айтенова ссылается на то, что авторы инициативы хотят достичь единой политики в макроэкономической, промышленной и финансовой сферах: «Но для согласованной политики в этих направлениях не нужно создавать общий наднациональный орган, так как эти вопросы могут регулироваться в рамках совместно принятых документов».

Эксперт считает, что Центробанк ЕЭС может злоупотреблять полномочиями в случае, если решения будут приниматься не на основе консенсуса и обсуждения с каждым участником союза.

«На данный момент положительный момент в вопросе ЦБ — только сроки его создания. Вообще же, его созданию должен предшествовать анализ и обсуждение следующих вопросов: требуется ли унификация внутринациональных систем надзора за финансовым сектором, каковы пределы делегирования полномочий по регулированию финансового сектора стран ЕЭС, каковы процедуры решения конфликта интересов, в каких сферах будет осуществляться единое финансовое регулирование — банковоской, страховой, фондовой и т.д.».

В свою очередь, Мисник утверждает, что нынешняя, свободная монетарная политика стран ТС и будущего ЕЭС зачастую и позволяла сглаживать макроэкономические риски от недостаточно просчитанных последствий этого экономического объединения и промахов в собственной экономической политике.

«Поэтому вряд ли странам ТС стоит спешить отказываться от этой свободы в угоду политическим лозунгам об интеграции. С другой стороны, как это уже не раз случалось на постсоветском пространстве, на практике мы рискуем увидеть создание органа, который будет заниматься наращиванием собственных полномочий ради них самих и организацией экспериментов над населением и бизнесом к собственным юбилеям и праздникам», — предполагает эксперт.

По словам политолога, именно трудность разумного определения целей и полномочий такого ведомства и определили отдалённые сроки его появления — к 2025 году: «То есть потребность в согласовании валютной и финансовой политик отрицать нельзя, но как к этой задаче подступиться, пока никто не знает. В каком-то смысле это хорошо: «Добра не смыслишь, так худа не делай», — заключил Мисник.

В общем и целом, процедура создания и вопрос функционала Центробанка ЕЭС действительно размыты и нуждаются в тщательном анализе и взвешенном решении всех игроков.

Исходя из оценок различных экспертов, некоторые игроки союза действительно рискуют утратить возможность регулировать собственную монетарную политику, что может повлечь за собой и потерю суверенитета. Но отсрочка создания этого ведомства намекает на то, что система сдержек и противовесов в ЕЭС будет определять его динамику или ее отсутствие.

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...