Минсельхоз при Мамытбекове: достоин ли министр остаться?

Дмитрий Мазоренко, Vласть

На прошлой неделе, после вынесения приговора бывшему вице-министру сельского хозяйства Муслиму Умирьяеву, казахстанцы возобновили обсуждение качеств и достоинств нынешнего министра сельского хозяйства Асылжана Мамытбекова. Главное, вокруг чего велись разговоры – выполнит ли он свое прошлогоднее заявление об уходе, если виновность Умирьяева будет доказана.

Официально об отставке министра ничего неизвестно. Пресс-службы Минсельхоза и канцелярии премьер-министра, куда по слухам было подано заявление Мамытбекова об увольнении, не могут ни подтвердить, ни опровергнуть эту информацию. Впрочем, в марте 2013 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев ввел норму, согласно которой руководитель любого ведомства должен уйти в отставку, если нанятые им подчиненные будут уличены в коррупции. Но, согласно этому же документу, конечное решение – одобрить отставку или нет, принимает работодатель.

Очевидно, что работодатель в большей степени принимает решение исходя из результатов работы подчиненного. Vласть попыталась разобраться, какое решение может быть принято в отношение Мамытбекова после ознакомления с основными итогами его работы.

Мамытбеков был назначен на пост министра сельского хозяйства в апреле 2011 года. Если не брать во внимание совокупный период работы на этом посту Ахметжана Есимова (более 5 лет за 2 назначения), Мамытбеков руководит ведомством дольше всех - 3,5 года. К слову, ротация в этом министерстве – очень частое явление. В среднем за почти 23-летнюю историю независимости глава этого ведомства менялся каждые 1,5 года.

Как изменилось агропроизводство?

Если смотреть на совокупный результат деятельности министерства – валовый выпуск сельхоз продукции, который обозначает совокупное производство продукции земледелия и животноводства в денежном выражении, можно сказать, что у Мамытбекова второй лучший результат по этому показателю. Первый у его предшественника Акылбека Куришбаева, который был министром с 2008 по 2011 годы. Согласно данным Комитета по статистике, за 2010 год этот показатель вырос на 843 млрд. тенге. В 2012, уже при Мамытбакове его рост составил 387 млрд. тенге.

Если же смотреть на основные направления агропромышленности, то результаты работы Мамытбекова будут выглядеть неоднозначно. Количество голов крупного рогатого скота с 5 702 тыс. в 2011 году выросло до 5 851 тыс. к 2013 году. Однако следует принять во внимание, что за несколько месяцев до смены министра, на конец 2010 года оно составляло 6 175 тыс.

Валовой сбор овощей с 2011 года увеличился на 363 891 тонн к концу 2013-го и составил 3 241 тыс. тонн. Предыдущий министр за трехлетний период увеличил этот показатель примерно на 300 тыс. тонн.

Валовой сбор зерновых и бобовых культур снизился с 26,96 млн. тонн в 2011 году до 18,23 млн. тонн к концу 2013 года. Но в этом лишь отчасти можно упрекнуть Мамытбекова, поскольку урожайность в значительной степени зависит от погодных условий.

Объем производства мяса всех видов снизился с 939 383 тонн в 2011 году до 871 011 тонн к концу 2013-го. В трехлетний период предшественник Мамытбекова этот объем увеличил на 63,2 тыс. тонн.

Объем производства сырого молока также с 2011 года снизился с 5,23 млн. тонн до 4,93 млн. тонн к концу 2013 года. Предыдущий министр за трехгодичный срок смог увеличить производство молока на 183,3 тыс. тонн

А объем производства яиц, напротив, увеличился. С 3,71 млрд штук в 2011 году до 3,89 млрд штук к концу 2013 года. Прошлому министру за трехгодичный срок удалось увеличить производство яиц на 731,2 млн. штук.

Впрочем, Мамытбеков, комментируя записи пользователей Facebook, отметил неоднозначность этих показателей. Он пояснил, что, как только занял пост министра, сразу же начал приводить статистику в соответствие с реалиями. В результате чего, к примеру, несуществующим оказался почти 1 млн. голов крупного рогатого скота.

Как финансово и количественно изменилась сельскохозяйственная индустрия?

Отчасти министерство сельского хозяйства при Мамытбекове испытывало сложности из-за снижения финансирования сельскохозяйственной отрасли. В 2010 году, к примеру, для этого было выделено 309,6 млрд тенге из республиканского бюджета. Но к 2014 году объем денежных средств снизился до 152 млрд тенге, и все предыдущие три года он находился примерно на таком же уровне.

Однако Минсельхозу при Мамытбекове в значительной степени удалось увеличить приток инвестиций в отрасль. В конце 2010 года их объем составлял 76,9 млрд тенге. К концу 2013 года он увеличился до 139,6 млрд тенге. Около 80% этих инвестиций составляют собственные средства хозяйствующих субъектов.

Кредитование сельхозсектора банками и кредитными организациями также существенно увеличилось. По данным Нацбанка, к декабрю 2010 года было выдано кредитов в размере 262,1 млрд тенге, а к сентябрю 2014 года объем кредитования увеличился до 438,5 млрд тенге.

Если же смотреть на отраслевые показатели вроде численности предприятий и рабочих кадров в сельском, лесном и рыбном хозяйстве, то оно ощутимо уменьшилось.

Динамика данных статкомитета показывает, что число сельхозпредприятий сократилось с 810 на конец 2010 года до 682 к концу 2013 года. Численность работников сократилась со 124 711 до 106 182. Фонд заработной платы с 43,99 млрд тенге вырос до 62,45 млрд тенге. А среднемесячная заработная плата работников отрасли с 36 477 тенге до 58 304.

Если анализировать динамику сельхозсооружений, то мы увидим что количество сооружений животноводства, а также ремонтных мастерских и пунктов техобслуживания снизилось довольно серьезно.

В начале 2011 года, количество сооружений в растениеводстве по республике составило 155 011. К началу 2014 их количество снизилось до 120 738. Количество же ремонтных мастерских и пунктов техобслуживания снизилось более чем вдвое - с 4968 на начало 2011 года до 1790 к началу 2014-го. Выросло только количество сооружений животноводства. На начало 2011 года оно составило 1 864 тыс. построек, к началу 2014 оно выросло до 1 901 тыс.

И последний показатель, который нужно рассмотреть - экспортные доходы. В целом они выросли почти на 1 млрд. долларов США. В конце 2011 года объем экспорта продуктов растительного и животного происхождения составил 1,83 млрд долларов, к концу 2013 он увеличился до 2,73 млрд.

Основные недоработки министерства

В общем и целом у министерства при Мамытбекове их было четыре. Первый – это размеры неосвоенного бюджета. Ежегодно ведомство занимает одно из первых трех мест по количеству неиспользованных денег. К примеру, согласно отчетам министерства финансов, в первой половине 2014 года Минсельхоз не освоил 7,5 млрд тенге, заняв вторую строчку. В первом полугодии 2013 неосвоенная сумма была скромнее -3,5 млрд тенге. Но министерство также входило в число аутсайдеров по освоению бюджета.

Второй слабый момент в биографии министерства при Мамытбекове – выполнение программы «Агробизнес 2020», которая стартовала в 2013 году. В течение всего времени на нее будет выделено порядка 3 122,2 млрд тенге. В правительстве надеются, что после выполнения программы в 1,5 раза увеличатся физические объемы производства сельхозпродукции, в 3 раза повысится производительность труда на одного занятого, на 20% увеличится экспортная выручка и на 80% увеличится продовольственная независимость по основным товарам.

Из 55 показателей, которых необходимо было достичь к концу 2013 года, выполненными оказались лишь 26, частично выполнен – 1. По количеству программных мероприятий результаты оказались лучше – не выполнено только 7. К нынешнему моменту в рамках программы израсходовано уже 152,6 млрд тенге. Расхождение с изначальным планом расходов составило 1,47 млрд тенге. 1,37 млрд тенге из них не освоены из-за отставания от графика строительных работ.

Третья недоработка министерства была выявлена в 2012 году. К этому году в Алматинской, Восточно-Казахстанской, Костанайской и Южно-Казахстанской областях должны были закончить строительство сервисно-заготовительных центров. Во-первых, реализация этих инвестпроектов была неэффективной. Всего в этих областях было создано 38 центров, 4 из них к началу 2013 года были убыточными, 3 – банкротами, а 17 и вовсе не функционировали. В результате их строительства было не освоено 4,6 млрд тенге.

Во-вторых, из-за нарушения условий реализации стабфондов, завышения цен закупа продукции и невыполненных объемов услуг, сумма убытков по этим проектам достигла 12 122,9 млн. тенге.

И четвертая недоработка. В 2012 году Счетный комитет сообщил, что министерство не освоило 310,2 млн тенге при реализации проекта «Повышение конкурентоспособности сельхоз продукции». Это привело к незавершению 391 подпроекта и продлило срок реализации всего проекта на 2,5 года.

В этом же году счетный комитет выявил, что выплаты субсидий некоторым сельхоз товаропроизводителям производились с нарушениями правил. Сумма нарушений составила 542,4 млн тенге. Ко всему прочему, в 2010-2011 годах счетный комитет выявил дебиторскую и кредитную задолженность у комитета лесного хозяйства и его подведомственных госучреждений в размере 4,13 млрд тенге.

К числу проблемных проектов можно отнести еще ветеринарные мероприятия и обеспечение пищевой безопасности, по которой в 2013 году не освоили 4,4 млрд тенге и проект строительства ветеринарных объектов, по которому не освоили 2,1 млрд тенге. В заключении можно вспомнить еще и инициативу министерства по развитию электронного информационного ресурса и системы министерства. По ней было неосвоено 1,4 млрд тенге.

Оставить или уволить?

Все эти цифры говорят об относительных успехах министерства при Мамытбекове. На протяжении долгого времени эксперты в различных рейтингах включали Минсельхоз в тройку самых коррупционных ведомств. Сейчас положение Минсельхоза не улучшилось. Отчасти, оно сохраняет последние позиции, достаточно вспомнить количество коррупционных скандалов в ведомстве в 2013 году. Но некоторые эксперты говорят, что это системная проблема и не всегда ее может решить один человек из руководства.

Тем не менее, период работы Мамытбекова в некоторой степени показывает качественные изменения в агропромышленности Казахстана. Нарекания, безусловно, есть. Но стоит отметить, что ведомство как-то пытается улучшить прозрачность своей работы. В то, что при Мамытбекове были налажены статистические механизмы, поверить в определенной степени можно. Даже визуально статистические выкладки ведомства при Мамытбекове стали отличаться от тех, что были прежде.

Ко всему прочему, министр присутствует в социальной сети и не боится вступать в крайне неприятные для него разговоры и выслушивать оценки его работы дискуссии. В целом, открытость и налаживание ряда производственных процессов может помочь министру остаться на своем посту.

Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...