«Дом Мамы»: Тысяча и семь детей, которых не бросили

Тамара Вааль, Астана, Vласть

Фото автора и фонда «Дом мамы»

Фонд «Дом Мамы» в Казахстане работает всего два года, но с очень важной миссией – убедить женщин не бросать своих детей. За это время психологи и сотрудники фонда смогли убедить более тысячи женщин не отказываться от собственного ребенка...

Проект, созданный бизнесменами-меценатами, которые задались идеей максимально искоренить дома малютки в Казахстане, сегодня представлен в 17 городах Казахстана. Всего за два года из 3 «Домов мамы» «выросли» еще 24 кризисных центра во всех регионах страны. Исполняющая обязанности директора фонда Надия Борамбаева рассказывает, на сегодняшний день в домах живет 241 женщина, каждой из них оказывается психологическая помощь, и результаты превосходят все ожидания.

«Государственные дома малюток рассчитаны примерно 80-90 детей, сейчас сокращается приток отказных детей. Все меньше мам отказывается от детей. Наши психологи выезжают на каждый случай потенциального отказа и проводят беседу с каждой мамой. Мы имеем возможность подарить следующую реальность: либо ты отказываешься от своего ребенка, и это боль, которая будет нарастать с годами, либо ты переходишь жить в наш приют и осознаешь всю радость материнства», - рассказывает Борамбаева.

За два года работы с «отказными мамами» здесь смогли преодолеть психологическую отметку в 1007 детей. Именно столько женщин, попавшие в «Дома мамы» хотели отказаться от своих детей.

«Два года назад, когда мы начинали, мы даже не предполагали, что мы достигнем этой цифры так быстро», - признается меценат фонда – глава «BI Group» Айдын Рахимбаев. - За короткий срок нам удалось сформировать пул друзей-меценатов – тех, кому не безразлична судьба сирот в Казахстане. Разные люди, разная география, разные бизнесы. Но каждый откликнулся, и в течение двух лет открыли столько домов, которые позволяют принимать больше людей. Если весной наши дома не успевали за темпом, то сейчас удалось увеличить вместимость до более 400 (женщин единовременно – V), и мы сейчас готовы к «сезону». Мы удивились, но это сезонная вещь. Осенью и зимой будет достаточно места, чтобы принять максимальное количество мам, и никто не останется за порогом».

Рахимбаев приводит статистику: если в 2013 году, когда «Дом мамы» только создавался, 1600 детей попали в дома малютки, год спустя – 1200, еще 500 забрали под крыло фонда, по результатам восьми месяцев текущего года в домах малютки оказались 437 детей, почти столько же – 424 в «Домах мамы».

«Мы переломили статистику отказных детей в Казахстане, - уверен Рахимбаев. – Мы считаем, что до конца года только 550 попадут в дом малютки, а 630 заберем мы в «Дома мамы» в Казахстане. Вот он наступил переломный момент. Теперь количество отказных и брошенных детей меньше, чем детей, которые к нам попали с мамами».

Главные «клиенты» «Дома мамы» - женщины, с плохими социальными условиями, брошенные семьями, с низким уровнем жизни. И если первоначальной задумкой было убедить женщину не отказываться от своего дитя, помочь психологически, то сегодня нужно двигаться дальше. Для этого меняется и стратеги фонда.

«Мы хотим всецело сломать общественный штамп, что мать-одиночка – это человек, который не имеет будущего. Тем самым, мы вводим формат обучения, когда женщине после оказания поддержки, мы даем ряд специальностей, благодаря которым она не только сможет изменить свою жизнь, но и встать на ступеньку выше. Здесь основы компьютерной грамотности, бухгалтерские курсы, гостиничный бизнес, повар-кондитер, парикмахер-визажист, швея-закройщик, а также тренинги по индивидуальному предпринимательству. То есть ряд специальностей, где она может наращивать свой потенциал. По окончании курсов мы будем выдавать сертификаты», - рассказывает Боранбаева.

Рахимбаев тут же уточняет, важно не только наличие сертификата, но и опыт работы. И тут бизнесмены могут оказать вполне посильную помощь: «Мы стараемся давать навыки в работе, чтобы после выхода наши подопечные имели образование, навыки, документы. Потому что без опыта работы мало куда принимают. Потому мы хотим решать проблемы в комплексе. Если раньше мы всего лишь предоставляли кров и питание, то сейчас мы делаем упор на работу психологов и обучение. Стратегия обновляется, улучшается, и «Дома мамы» становятся не просто приютами, а полноценными образовательными центрами».

Руководители фонда тут же уточняют, никакого иждивенчества они не порождают. Да, они помогают женщинам, но в фонде не предусмотрено обслуживающего персонала и женщины сами ухаживают за собой, за детьми и, естественно, за зданиями, в которых проживают. И статистика показывает, что больше 90% женщин уже через год уходят с детьми в самостоятельную жизнь. Стоит отметить, что по правилам кризисных центров, женщина может остаться здесь жить на 365 дней, в редких случаях – до полутора лет. Как правило, это женщины, у детей которых диагностируют серьезные заболевания.

«Радует то, что сейчас женщины стараются взять на себя максимальную ответственность, не отказываются от ребенка, который имеет определенный диагноз. Мы в свою очередь, стараемся максимально поставить на портал, дать квоту. Есть определенные наши победы в лечении таких детей. Это детки с инсультом, с ДЦП….», - говорит и.о. директор фонда.

Ежегодно на 27 «Домов мамы» меценаты тратят более 500 миллионов тенге. Как они сами признаются, это деньги не от бизнеса, а от сердца. И подчеркивают, делают это не ради какой-то наживы, ведь деятельность фонда абсолютно прозрачна. Например, меценаты рассказывают, если на содержание одного ребенка в детском доме из бюджета выделяется 1,5 миллиона ежегодно, то в «Домах мамы» на содержание женщины и ребенка уходит всего 216 тысяч тенге.

«Если исходить из государственных цифр – 1000 детей, которые не попали в детские дома, сэкономили для государства 27 млрд тенге. Содержание ребенка в доме мамы обходится в 216 тысяч тенге в год. То есть мы говорим об эффективности средств, об эффективности управления средствами в частном и государственном порядке. Мы не хотим претендовать на государственную роль, но, хотим призвать к тому, что если бизнес может заниматься эффективнее, значит мы это делаем. Мы считаем и стараемся максимально эффективно использовать каждую копейку и стараемся тратить деньги более эффективно, чем государство», - приводит расчеты Рахимбаев.

Не станет помехой для развития «Домов мамы» и нынешняя экономическая ситуация, заверяет он. Потому что бизнесмены, приходя в проект просчитывают и рассчитывают свои силы на 2-3 года вперед, чтобы ни одна женщина с ребенком вдруг завтра оказалась на улице.

«Это не фантастика – это наша цель. Мы хотим максимально уменьшить количество домов малютки в Казахстане. И перехватывать (мам отказниц), чтобы дети в детские дома не поступали. (В будущем – V.) останутся, может быть, специализированные, медицинские учреждения, где будут находиться дети с врожденными хроническими заболеваниями. Мы никуда от этого не денемся. Но это будет уже следующий этап развития нашего движения. К этому мы тоже придем», - говорит о планах меценат.

«Когда домов станет меньше, (можно будет – V.) оставить дома только в Астане и Алматы, - продолжает тему председатель правления АО «Цеснабанк» Даурен Жаксыбек. - Меньше домов – больше контроля и эффективности со стороны государства. В европейских странах нет домов малюток, почему бы (и у нас не искоренить их – V.)? Два года показали, что это не фантастика, раз мы видим такие результаты. Мы обращаемся ко всем, кто хочет: все могут участвовать в этом проекте. Это не личный проект, где мы сидим и никого не подпускаем. Наша задача – привлечь как можно больше людей к такому благому делу».

Репортер Vласти в Астане

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...