Телеобзор: Больной вопрос казахстанских судей

Маргарита Бочарова, Vласть

Хабар предпринимает очередную попытку обновления: в новом формате состоялся перезапуск давно известной программы «Бетпе-бет». Усердие ведущего уже оценил председатель Высшего Судебного Совета республики, вынужденный на минувшей неделе уклоняться от настойчивых попыток "скомпрометировать" честь и достоинство отечественных служителей Фемиды.

Не успели кануть в лету «Слуги народа» на КТК, как Хабар спешно вернул в эфир один из своих «хорошо забытых» проектов. «Бетпе-бет» представляет собой «эксклюзивные интервью с теми, кто принимает решения и задает тон в нашей стране». Ведущим нового сезона русской редакции стал небезызвестный директор канала «Білім және мәдениет» Александр Аксютиц. На прошедшей неделе журналист успел побеседовать с председателем правления НПП «Атамекен» Аблаем Мырзахметовым и председателем Высшего Судебного Совета Анатолием Смолиным.

Разговор с главой бизнес-сообщества, откровенно говоря, вышел малозанимательным. Вопросы ведущего отдавали эксклюзивностью еще меньше, чем ответы на них. Лишь однажды Аксютиц предпринял наивную попытку придать беседе остроты, с едва различимой улыбкой поинтересовавшись, не планирует ли Мырзахметов приобрести одну из тех национальных компаний, которые правительство включило в список для приватизации. Глава национальной палаты предпринимателей беззастенчиво молвил, что его общественные обязанности совершенно не оставляют времени для занятия бизнесом. Немного подумав, Мырзахметов также припомнил, что запрет на предпринимательскую деятельность прописан в его обязанностях. «Есть конфликт интересов», - кратко прокомментировал он.

Второе интервью (несмотря на то, что большая часть вопросов была, очевидно, согласована заранее) получилось чуть более живым. В этот раз Аксютиц на протяжении всего разговора старался не отступать от одной генеральной линии – проблемы независимости казахстанских судей. Подступать к председателю Высшего Судебного Совета ведущий начал более чем скромно, спросив: «...Высший Судебный Совет создается в целях обеспечения полномочий президента по формированию судов, гарантии независимости судей и их неприкосновенности. Скажите, вот в этом вопросе какие-то проблемы возникали до этого?». Так и не дождавшись прямого ответа на вопрос, Аксютиц продолжал: «Вы упомянули про независимость судей. Это такой действительно принципиальный вопрос, больной вопрос для нас был?». Смолин же и теперь продемонстрировал себя чиновником до мозга костей и болезненность вопроса никак комментировать не стал.

Ведущий не отступал: ему, казалось, жизненно важно было узнать, хватает ли в стране «квалифицированных, честных, порядочных» судей. Смолин будто зачитывал с бумажки: «В 2015 году у нас было освобождено от должности 177 судей, из них 88 судей было отправлено в отставку, и только 6 судей были освобождены от должности по отрицательным мотивам. А всего у нас в республике 2566 судей. Таким образом, сменяемость составляет лишь 6%». Аксютиц решил не вдаваться в арифметические тонкости отечественной судебной системы и интересоваться, куда делись еще 83 судьи. Вместо этого ведущий отчаянно бросился на амбразуру: «А вот вопрос про отрицательные мотивы... Какие это мотивы? За что увольняли этих судей?».

Гость программы каменным тоном рассказал, что дело, вероятно, в неких дисциплинарных проступках или несоответствии профессиональным требованиям. После этого ведущему уже нечего было терять: «А процент коррупционных нарушений высокий или нет?». «Нет, процент коррупционных правонарушений за последнее время очень низкий. Практически его нет», - отвечал Смолин. «Благодаря чему?», - предпринял последнюю попытку Аксютиц. «Благодаря тому, что действительно четкая система подбора и расстановки кадров», - закрыл тему высокопоставленный спикер.

Спустя некоторое время ведущий как бы между прочим закинул еще одну удочку: «Знаете, я вот в прошлом году смотрел исследование по уровню доверия казахстанцев к различным органам власти. К сожалению, суды занимали одни из последних строчек. Вот с чем это связано, как вы думаете?». Председатель Высшего Судебного Совета был неумолим: «Ну если вам честно ответить, то последние соцопросы показывают, что уровень доверия граждан к судебной системе возрастает...».

Вишенкой на торте стал один из самых любимых вопросов отечественных журналистов: «Если завтра какой-то судья попадется на каком-то правонарушении – допустим, коррупционном, и это будет тот судья, которого отобрал ваш орган, будет ли нести ответственность ваш орган за то, что вы подготовили и рекомендовали не того судью, скажем так?», - спросил Аксютиц. Никакого вразумительного ответа, естественно, не последовало, что окончательно поставило точку в вопросе открытости и прозрачности казахстанской судебной системы.

Волею судьбы коллегой Александра Аксютица формату осталась только Жаннат Ертлесова со своими «откровенными разговорами» на ОҢ-ТВ. Артур Платонов, напомним, отныне развивает теорию заговора в «Портрете недели», отказавшись от своих еженедельных бесед со «слугами народа». В минувшее воскресенье Жаннат Джургалиевна выводила на чистую воду председателя правления «KEGOC» Бахытжана Кажиева. Конечно, местами манеры ведущей оставляют желать лучшего, но живости у интервью не отнять. Приведем из этой беседы лишь небольшой отрывок, касающийся результатов «народного IPO». Думается, на Хабаре Ертлесова смотрелась бы не хуже.

Кажиев: Мы привлекли 43 тысячи физических лиц, граждан Республики Казахстан, и при этом мы уже два раза выплатили дивиденды, вы это знаете.

Ертлесова: Они в каком виде принимают участие в управлении компанией?

Кажиев: Во-первых, мы полностью...

Ертлесова: Они как-то объединены?

Кажиев: Нет. Это отдельные физические лица. Кроме физических лиц, у нас еще участвовали брокеры, участвовал маркет-мейкер в покупке акций наших, и НПФ. Но тем не менее, количество достаточно большое...

Ертлесова: Но они как участвуют? Они же все равно... У меня хоть одна бы акция была, я бы вас замучила. Но что они спрашивают?

Кажиев: Мы провели два общих собрания. Это для нас было ново...

Ертлесова: Все 43 тысячи было?

Кажиев: Нет! Конечно, нет.

Ертлесова: Пришли самые активные бабушки-дедушки?

Кажиев: Активно приходили. И при рассмотрении вопросов, которые стояли на повестке дня общего акционерного собрания, они принимали активное участие, голосовали...

Ертлесова: А так они вам не мешают. Что есть, что нет...

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...