Как археология превращается в нелегальный бизнес?

Пётр Троценко, Vласть

Казахстанские учёные-историки бьют тревогу: участившиеся случаи разрушения сакских курганов так называемыми «чёрными археологами» становятся для отечественной науки настоящей бедой. Корреспондент Vласти выяснял, чем отличается браконьер-археолог от обычного кладоискателя и как не получить 10 лет тюрьмы за любовь к поиску артефактов?

Деятельность «чёрных копателей» доставляет немало хлопот казахстанским историкам. Во время проведения раскопок профессиональные археологи то и дело обнаруживают разграбленные сакские курганы и поселения эпохи бронзы, в которых, как отмечают специалисты, с бытовой точки зрения ценностей может и не быть. Но для археологии это непоправимый урон, поскольку гробницы – практически единственный источник, по которому учёные воссоздают картину быта трёхтысячелетней давности.

«Полевые работы мы проводим с мая по октябрь и уже тогда фиксируем случаи разграбления курганов, - говорит руководитель отдела мониторинга и экспертизы объектов историко-культурного наследия Национального музея Республики Казахстан, Айбар Касеналин. - По качеству раскопок можно сразу определить, кто копал – квалифицированный археолог или так называемый «чёрный копатель». Например, в 2011 году, чтобы добраться до сакского захоронения, «чёрные археологи» не поленились выкопать яму глубиной девять метров. А в Аягозском районе Восточно-Казахстанской области курган сакского времени попросту разрыли трактором. Особенно страдают от деятельности «чёрных археологов» Восточный Казахстан, Жамбылская и Алматинская области».

Курган, разграбленный "чёрными археологами", Восточно-Казахстанская область

Стоит заметить, что определение «чёрный археолог» весьма условно. Для одних это исторический браконьер, специализирующийся на добыче ценных артефактов в местах археологических раскопок, для других – любой человек с металлоискателем (их ещё называют кладоискателями или просто копателями). Но так называемые кладоискатели всячески отмежёвываются от «чёрных археологов» и заявляют, что ведут поисковую деятельность в рамках закона. Внутри своей субкультуры копатели делятся на подгруппы, которые, впрочем, довольно тесно взаимодействуют друг с другом и нередко дополняют одна другую. Например, «пляжники» занимаются поиском ценных вещей на пляжах и других местах, где люди чаще всего теряют монеты и драгоценности. Те, кто работает «по старине» исследуют заброшенные посёлки и некогда оживлённые тракты.

Впрочем, историки-профессионалы не видят особого различия между теми, кто ищет старинные монеты по берегам рек и теми, кто ради наживы готов разрушить древнее захоронение.

«Простые кладоискатели тоже находят археологические предметы, которые не фиксируются в официальных уполномоченных органах, - говорит Айбар Касеналин. - К тому же нет никакой гарантии, что в дальнейшем люди с металлоискателями не переквалифицируются в «чёрных археологов» – а давай-ка раскопаем курганчик, поищем что-нибудь ценное!»

В тюрьму за памятник

Совсем недавно в Астане при НИИ "Халық қазынасы" Национального музея был создан отдел мониторинга и экспертизы объектов историко-культурного наследия, который занимается вопросами исследования ситуации в области сохранения археологических объектов. Сотрудники отдела готовят предложения по дополнению в отдельные законодательные акты, регулирующие отношения в сфере памятников истории и культуры. Эти поправки должны ужесточить наказание за незаконную археологическую деятельность.

«На проведения археологических работ необходима соответствующая лицензия, без неё человек, не имеет никаких полномочий самовольно исследовать памятники, ходить с металлоискателем и брать оттуда, что ему вздумается, - говорит руководитель отдела археологического наследия НИИ Талгат Мамиров. - Не обладая специальной подготовкой, человек может по незнанию, нарушить единый комплекс археологического памятника или даже разобрать его. Поэтому, если он действительно хочет спасти памятник, то должен о факте разрушения известить региональные инспекции по охране и сохранению историко-культурного наследия».

Фото находок, опубликованные в социальных сетях кладоискателем. Историки относят эти предметы к Кимакскому каганату (примерно IX век н.э) и золотоордынскому периоду

По словам историков, казахстанские «чёрные копатели» могут попасть под суд по нескольким статьям. Во-первых, это 295 статья Уголовного кодекса «Незаконное проведение археологических работ» - за раскопки на объекте историко-культурного наследия можно получить срок до двух лет. А если при этом используются технические средства вроде металлоискателей или радаров, то нарушителю грозит штраф в размере пять тысяч МРП (10 млн. 605 тыс. тенге), либо ограничение свободы сроком до пяти лет.

193 статья Уголовного кодекса «Хищение предметов, имеющих особую ценность» может грозить любителю старины сроком от трёх до шести лет лишения свободы. А вот если действия совершены неоднократно, да ещё и в составе преступной группы (в одиночку сакский курган раскопать довольно сложно), то гипотетический срок увеличивается до 10-12 лет с конфискацией имущества. Также «чёрных археологов» можно привлечь по статье 203 УК РК «Умышленное уничтожение и повреждение предметов, имеющих особую ценность» - от трёх до 12 лет лишения свободы. Статья 294 «Вандализм» предусматривает штраф до 300 МРП (636 300 тенге), а также привлечение к общественным работам или арест до 75 суток.

Но «чёрных археологов» весьма сложно поймать с поличным. В первую очередь потому, что большинство курганов находятся вдалеке от населённых пунктов, поэтому копать в таких местах можно почти беспрепятственно, во-вторых, нет элементарного механизма действий по задержанию нелегальных копателей.

«Допустим, я увидел «чёрных копателей», и что мне делать дальше? – задаётся вопросом Айбар Касеналин. - Подойти и сказать: «Вы незаконно работаете и должны понести за это ответственность»? А как мне правильно составить акт, всё сфотографировать? Могу ли я их сам арестовать или должен позвонить в местные исполнительные органы, а прибывший на место участковый должен задержать копателей до приезда полицейских из райцентра? Вот этот механизм у нас не проработан».

Определённую роль в активизации «чёрных копателей» на территории Казахстана стало ужесточение российского законодательства. В борьбе с незаконной археологической деятельностью российские власти фактически запретили использование металлоискателей (например, в статье Федерального закона 243.2. «Незаконные поиск и изъятие археологических предметов из мест залегания»). И российские копатели-гастролёры направились в соседний Казахстан. Айбар Касеналин считает, что особенно от этого могут пострадать приграничные регионы. Например, в 2014 году на казахстанско-российской границе в Западно-Казахстанской области были задержаны четверо россиян, пытавшихся контрабандой перевезти 230 старинных монет и три пакета с кольцами, пуговицами и браслетами. У всех четверых при себе имелись металлоискатели.

Находка кладоискателя - копейка времён Александра II. Фото из социальных сетей

«Не так давно наш отдел обращался с официальным письмом в министерство доходов (комитет государственных доходов Минфина - V), чтобы они предоставили информацию о задержании на границе людей, у которых находят предметы старины. Но этот список нам так и не предоставили, так что мы можем лишь догадываться, что в приграничных районах ведутся незаконные раскопки, поскольку с образованием Таможенного союза людям стало гораздо легче пересекать государственную границу», - говорит Айбар Касеналин.

Пришёл, увидел, раскопал

В социальных сетях существует множество сообществ, посвящённых кладоискательству. Вот только «чёрных археологов» там не найти (или не вычислить). Кладоискатели утверждают, что действуют в рамках закона и не копают там, где запрещено. К тому же, многие предпочитают старинным находкам поиск вполне современных драгоценностей на пляжах. Кладоискатель Егор Акулов утверждает, что прогулки с металлоискателем - это просто хобби, изучение истории родного края на практике, разумеется, овеянное ореолом романтики — кому не хочется обнаружить клад? Но сравнение кладоискателей с «чёрными археологами» считает некорректным.

«Это то же самое, что обвинять в браконьерстве человека с динамитом и дедушку с удочкой - будет несправедливо по отношению к деду, - убеждён Егор Акулов. - Для большей части кладоискателей «коп» является хобби. Естественно хочется найти нечто ценное, но это как повезет. Некоторые кладоискатели (не путайте с «чёрными копателями») превратили своё хобби в работу и занимаются этим профессионально. У таких людей хорошее оборудование, они ищут именно клады и прочие ценные изделия, но придерживаются главного правила - не копают на архитектурных памятниках».

Места для поисковых работ кладоискатели определяют заранее, а самые обстоятельные копатели тратят на подготовку всю зиму.

«В первую очередь это изучение фотокарт – на спутниковом изображении можно найти заброшенные посёлки, места, где раньше стояли дома, - рассказывает Егор Акулов. - Параллельно изучаю старые карты, которые можно найти в интернете или архивах города. Нередко опираюсь на рассказы старожилов. А иногда действую методом тыка – сажусь в машину и начинаю ездить по полям, только стоит помнить, что люди в основном жили около воды, а на месте селища будет множество керамики, кирпича, битого стекла и прочего мусора».

Уральский краевед Владимир Кутищев считает, что работа, которую выполняют кладоискатели, не приносит официальной археологии никакого вреда. Более того, по его мнению, копатели выполняют важную функцию – спасают от уничтожения временем множество предметов, не особо интересующих историков-специалистов, но очень важных для краеведов.

«Например, в южной части Западно-Казахстанской области преобладает солёная почва, поэтому многие артефакты портятся от соли — очень часто можно встретить монеты, изображения на которых уже не разобрать. Поэтому, нет ничего плохого, если люди спасают старинные предметы от исчезновения. Иногда находки кладоискателей вызывают спорные вопросы. Например, форпосты и крепости в Яицком казачьем войске стали возводиться по указу императрицы Елизаветы Петровны 1742-43 годах. Кладоискатели находят в этих местах предметы более ранней эпохи. Получается, что люди здесь проживали задолго до указа императрицы».

Находки кладоискателя Владислава Семёнова на месте заброшенного посёлка

Кладоискатель Владислав Семёнов показывает свои находки, обнаруженные на месте бывшего посёлка, жители которого, спасаясь от раскулачивания, ушли в Китай – бляшки от кожаного казахского ремня, кольца, монеты и другие исторические изделия. Охраняемые государством места он и его друзья стараются обходить стороной.

«Информацию, где можно копать, а где нет, мы обычно узнаём в интернете, - рассказывает Владислав. - К тому же за историческими объектами нередко следят местные чабаны – если они видят, что на охраняемую зону приехали люди, обычно сообщают участковым. Моей самой ценной находкой была современная мужская печатка из золота 583 пробы. Самая старая находка – две китайских монеты 1700-1800 годов».

Атрибутика копателей вполне доступна. Средний металлоискатель можно купить от 70 тысяч тенге – цена зависит от глубины обнаружения находки и способности аппарата распознавать различные типы металла. Средняя рабочая глубина металлоискателя – от 20-30 сантиметров, некоторые аппараты могут распознавать предметы, расположенные на глубине до двух метров.

Журналист

Еще по теме:
Еще по теме:
Свежее из этой рубрики
Loading...